25 июля: «На святого Прокла вся земля утром промокла»

    21 июля – летняя Казанская

    День этот считается открытием жатвенной страды.

    Жатва приспела, и серп изострен,

    Дожил крестьянин до добрых времен.

    Что так радостно-то: «Дожил крестьянин до добрых времен»? Да, да, да, начало жатвы в старину, при царях-батюшках, было, пожалуй, самым радостным событием на селе: дожили до нового хлеба! А до этого последние месяца два «сидели на мякине». Хлебушка до нового урожая только у самых зажиточных хватало. А незажиточные – лодыри? Отнюдь! Зачастую это бездетные старушки (муж скончался, а сынок за царя-батюшку, ну то бишь за родную землю голову сложил), многодетные вдовы, у которых тоже зачастую кормилец с поля боя не вернулся. Тогда ведь рекрутировали не восемнадцатилетних юнцов, а уже зрелых мужиков, зачастую отцов семейств.

    Нередко в разряд бедняков попадал и зело трудолюбивый мужик, но – отец-«бракодел», у которого сразу несколько дочерей уродилось. А земельный надел тогда выделяли только на душу мужского пола, а женщина в те поры душой не числилась. Конечно, была возможность у барина землицы прикупить (взять в аренду!), но на какие шиши?!
    Но зато баре (у нашей, самаролукской, барыни и фамилия вельми красноречивая была – Долгорукая!) и чиновники (высокопоставленные, конечно, и тоже вельми долгорукие!) – те шиковали. Особенно знатно (на фоне «прижимистых» западноевропейцев) на забугорных курортах.

    Перечтите в «Дневнике писателя» Федора Достоевского за сентябрь 1877 года: «Еще до объявления войны (с турками за освобождение Болгарии в 1877 г. – А. С.) я, помню, читал в самых серьезнейших из наших газет, что «нам придется кормить не только нашу армию, но и болгарское население, умирающее с голоду». Что ожидали увидеть русские крестьяне в солдатских шинелях? Нечто родное: покосившиеся избушки, крытые соломой, задрипанных мужичков в лапоточках и в рваных армячках? «…И вдруг мы увидели прелестные болгарские домики, кругом них садики, цветы, плоды, скот, обработанную землю, родящую чуть ли не сторицею…».

    Да, очень удивились русские солдаты, в каких добротных домах, оказывается, живут болгарские крестьяне под османским игом – в таких бы освободителям когда-нибудь пожить! А жили русские крестьяне так же вот зажиточно, но только на Севере страны, куда не дотягивалась жадная рука российского крепостника (об этом хорошо поведано у Дмитрия Балашова да и у других северных писателей-деревенщиков). Так что одна из характерных черт России – это непомерная жадность правящего класса. И в первую голову – помещиков, в том числе и царя-батюшки.

    Летняя Казанская почиталась большим праздником на Руси. Категорически запрещалось в этот страдный день работать в поле, не то…

    В селе Никольском Можайского уезда Московской губернии немецкий бурмистр «согнал крестьян косить на Казанскую». Крестьяне предупредили лютеранина: негоже-де так делать-то. И вот разразилась страшная гроза, молния ударила в скотный двор княжеский – двести голов скота пожаром «как корова языком слизнула».

    Надо ли говорить, как эта устрашающая история быстро, несмотря на отсутствие радио и телевидения, уже этим же летом стала известна повсеместно (от села к селу, от деревни к деревне – беспроволочный телеграф)?!

    Запрет работать в поле на Казанскую – это, я думаю, доброе дело сельских батюшек к ублажению крестьян при крепостном праве: дать хоть маленькую отдышечку им в сенокос и перед жатвой. А после отмены «крепости» это легло запретом и на свободных крестьян-трудоголиков. Знаю таких среди селян (а ныне и дачников!): готовы в гроб вогнать работой своих близких.

    Вот что под заголовком «Работы в июле» в своем «Календаре с пословицами на 1887 год» писал великий старец Лев Толстой:

    «Июль месяц и дни длинные, и работа самая спешная и тяжелая. Всех дел никак не сделаешь. Все работы не ухватишь. И не в том, так в другом что-нибудь да упустишь. Кажется, никогда всего не успеешь. А пройдет время – все приберется. Много в эту пору люди себе вреда делают, что торопятся. Чем больше торопишься, тем меньше сделаешь.

    А еще больше вреда себе люди делают тем, что, на других глядя, зарятся или перед людьми выхваляются, через силу работают. Работа этого не любит. Как пересилил себя, поспешил или покуражился, так и ослабел, после того много меньше сработаешь…

    25 июля – «На святого Прокла вся земля утром промокла (великие росы)»

    «На Прокла красны девицы по росе подолы задирают – добрых молодцев смущают». Ну, тогда эти подолы-то чуть не по щиколотку были, а ныне вон в мини-юбочках-то не только по росе, а и в малой речке подол-то мудрено замочить…

    Анатолий Солонецкий, газета «Ставрополь-на-Волге»

    вид на Церев курган

    фото: Вадим Кондратьев