16 августа – Антон-вихровей: Если ветер с вихрями – ожидай снежную зиму

    16 августа – Антон-вихровей

    «Ежели ветер с вихрями – ожидай снежную зиму». Дай-то Бог снежную зиму-то. А посему пусть «вихри враждебные веют над нами» на Антона-вихровея!

    17 августа – Авдотья-малиновка

    Поспевает малина. Лесная! То-то отрада собирать ее: это тебе не лесная земляника или полевая клубника, собирая которую, в три погибели сгибаться приходится, да плюс к тому жарища и мошкара. А это – стоя, да в холодке!

    Одна незадача – до малинки уж больно охоч «хозяин», ну то бишь медведь-батюшка. Я уж рассказывал как-то, как покойница-матушка незабвенная Анна Никифоровна, что называется, нос к носу столкнулась с этим сластеной и своим истошным визгом насмерть испугала его. Да так, что он, в страхе улепетывая из малинника, «наследил» за собой…

    Случилось это лет шестьдесят тому назад. А ныне лесники говорят, якобы повывелись у нас (это в Самарской Луке-то!) медведи. Что, очередь за лосями? А вот поголовье кабанов, на радость высокопоставленным браконьерам, возрастает. Они уже селянам около их домов докучать стали.

    На этот же день приходится, по Далю, Евдокия-огуречница (поспевают огурцы). Бабы начинали солить огурцы в дубовых кадках. Нынче все в металлической, стеклянной, а то и в полиэтиленовой посуде их солят. Советец от прадедушки Толи: у кого есть возможность, приобретите дубовый бочоночек, да засолите в нем огурчики-то. Как ядрено они зимушкой-зимой за щекой хрустеть будут!

    А ещё Авдотья сеногнойкой прозывалась. Это главным образом про эту пору говорится: «Дождь слепой. Ему говорят: иди туда, где тебя просят, а он пошел, где сено косят. Ему говорят: иди туда, где тебя ждут, а он пошел, где жнут».

    Вот и вторая половина августа покатила. Не пошла, а именно покатила, как машина без тормозов – под откос. И в саду, и в огороде, и в лесу, и в поле всего полно, на дворе тепло и солнечно, а на душе тоскливо, словно это мне скоро опять в школу…

    19 августа – Второй спас

    «Пришел Спас – всему час: плоды зреют и в животе преют». По Далю, на второй Спас освящают плоды. Яблоками разговляются. Увы, мы ими баловаться начинали раньше. Ох, животами-то как мучились, уплетая неспелые яблоки! А оскомина какая была! Как вспомнишь, и сейчас рот сводит…

    «На второй Спас и нищий яблочко съест». У кого сады были, те всех, не только соседей, а и пришлых (странников), яблочками угощали. Вот теперешним кому сказать, что садовое яблочко на селе в диковину и в большую-пребольшую радость было, пожалуй, и не поверят…

    И при царе-батюшке, и при Сталине в Аскулах, например, всего два сада было: бывший Чукинский, которого раскулачили, да у дедушки Яши Галкина, куда мы (прости нас, Господи!) набеги совершали. А при Хрущеве и их повырубили. Ну-ка, каждую яблоньку налогом обложили, чуть ли не как за корову! Теперешним дико слышать, а селяне пережили это…

    Дальновидные люди советовали: «Пришел Спас – бери рукавицы про запас». Встреча осени. Осенины. Даль сообщает: «Провожают закат солнца с песнями». С радостно-благодарственными и вместе с тем грустными. Одно слово – осенины…

    21 августа – Мирон-ветрогон

    «Мироны-ветрогоны пыль по дороге гонят, по красному лету стонут». Лучше не скажешь…

    22 августа – Матвей

    На апостола Матвея
    Дуют ветры-суховеи.

    Об эту пору принимаются за яровые. А посему советец из месяцеслова селяночкам (труженицам серпа зубреного):

    На апостола Матвея
    Жни пшеничку поживее.

    Анатолий Солонецкий, газета «Ставрополь-на-Волге»

    пшеничное поле летом