14 августа: Первый Спас – Медовый

    12 августа – Сила

    «Рожь, посеянная на Силу и Силуяна, родится сильно» (Даль).

    13 августа – Евдокимово заговенье

    Заговенье на Успенский пост. Пост этот строгий, но не голодный. Потому как об эту пору всего много – и хлеба нового, и слетья (то бишь овощей), и плодов, и ягод.

    Успенский пост, можно сказать, даже приятный, так как и в саду, и в огороде уже много чего произросло. Уж как хороша молодая картошечка с малосольным огурчиком! А кабачки на сковородке, приправленные всяческими огородными культурами, да на постном маслице. Я уж не говорю о сладостном огуречно-помидорном салате.

    Ну а чем плохи, скажите на милость, супы с зеленым горошком? Конечно, без мясца туговато придется. Зато как хороши в августе вполне годные в качестве замены мясу грибочки.

    14 августа – Первый спас – Медовый

    В этот день детворе хоть из дому не выходи. Вообще-то пчела довольно миролюбивое и безобидное насекомое: сгони с цветка – улетит безропотно. (Не то что осы или шершни – те в этом разе тут же на тебя кинутся). Но в день, когда проводится «экспроприация» пчелиных ульев, они шалеют от обиды и кидаются на кого попало. И то сказать, кому понравится такое «раскулачивание». Собирали-собирали себе медок на зиму – и на тебе, изымают. Поневоле озлишься и мстить начнешь.

    А посему матушка моя покойная Анна Никифоровна по окончании качки посылала нас с братом разносить по соседям стаканы с молодым медком – как бы компенсацию за укусы пчелиные.
    Очень хорошее прозвище наши смекалистые предки дали августу-то – припасиха!

    Чеснок убрали – на подволоке (чердаке) на жердочке в пучках досыхает. Есть торопыги: ботву с него сразу срезают. А в ней ведь немало полезных веществ, которые по высыхании в головку предусмотрительно устремляются. На подходе лук. По примеру бабани я у него ботву тоже не обрезаю. Оставляю на потом. Хорошо, ежели, как бабаня делала, в плеть его заплести. И в сухом месте повесить. Чуть ли не до нового урожая хранится.

    Соцветия любистока забронзовели. Чего ждать – срезал вместе со стеблями под самый корень и на холстинку в сушку-дозревание. Недели через две после обильной поливки подрост пойдет – молодые сочные побеги до глубокой осени. И в супы, и в салаты, в любое кушанье годится.

    Пчелы перестают носить взяток. А самая печальная новость этих дней: отлетают ласточки. Деток вырастили, летать обучили – пора за бугор подаваться. «Ласточки весну начинают, осень накликают».

    15 августа – Стефан

    «На Стефана поят лошадей через серебро» (Даль). Я так понимаю: через серебро попоить лошадку (да и другой скот!) полезно и в любой день, потому что и наука о том говорит – о пользе «сребропоения», но ведь забывчив русич, а тут тебе как на носу зарубка: на Стефана хоть Лазаря пой, а коня на серебре напои.

    Выйдешь в августовскую рань на крылечко, оглядишь умиротворенным взором утопающие в зелени садов и огородов деревенские избушки, сладко-сладко потянешься, а иной раз так энергично и ядрено, что ненароком спугнешь находившуюся позади тебя стайку вороватых воробьишек, и руки сами собой берутся за лейку или тяпку, чтобы нагулять аппетит перед завтраком.

    Мало ли радостей у селянина? Вот выхожу однажды поутру на крыльцо, а на последней ступеньке меня презент ожидает – большущая-пребольшущая полевка. То великодушный дар вчера вечером прибывшего вместе с хозяйкой ко мне на побывку котяры Тиберия. И дар этот не мне, который, ну, изредка приласкает его, погладит, за ухом почешет – и все, а хозяйке – начпроду его. Этот хитрюга в субординации ого-го как разбирается!

    А красавец-то какой наш Тиберий! Кипенно-белый и пушистый-препушистый. И то сказать: порода! Конечно, «дамский» ажиотаж вокруг Тиберия шибко-шибко не понравился местным котам. Но после двух-трех душераздирающих и в прямом, и в переносном смысле этого слова «дуэлей» аборигены стали благоразумно обходить мою усадьбу чуть ли не сажен за двести.

    Такие вот у нас радости и горести пенсионерско-сельчанские: кота в дом пустить с ночных гульбищ, кур накормить и т. п. Если, конечно, не считать того, что с утра до вечера в огороде приходится горбатиться глаголью, ну то бишь в форме буквы «Г» пребывая.

    А о кошках вот еще что. На лето дачники привозят их на свои усадьбы, нежат и холят себе на отраду. А осенью оставляют. И вот эти бедные животные, привыкшие к домашней жизни, совершенно не приспособленные к самостоятельности, прибиваются к домам местных жителей и жалобно-жалобно мяучат, взывая к милосердию. Сердце разрывается, глядя на них…

    Помните эти пронзительно-взволнованные слова Экзюпери из «Маленького принца»: «Мы в ответе за тех, кого приручили»? Они же братья наши меньшие…

    Анатолий Солонецкий, газета «Ставрополь-на-Волге»

    Продавцы меда на муниципалной ярмарке

    фото: «Площадь Свободы»