Жена и муж умели к себе расположить

Мы писали об этих супругах ранее. Теперь настало время рассказать некоторые подробности, проливающие свет на масштабные преступления.

Сложно сказать, с какого именно момента супругов Гулаевых стали звать черными риэлторами. За несколько лет они обманули много людей: в основном это тольяттинцы, но есть и самарцы, жигулевцы, жители сельских районов, которые даже после вынесения мошенникам приговора шлют им свои проклятия.

Отличник милиции

Почему-то сложилось мнение, что Гулаевы действовали вдвоем. Это не так: помощники у них были, только под суд пошел один из них – Виктор Тугарин. Итак, краткая биографическая справка о подсудимых.

Игорь Гулаев – 47 лет, уроженец Грозного, в Тольятти (удивительное дело!) жил без регистрации, прописан в селе Смочеленка Оренбургской области. Образование незаконченное высшее, до ареста значился директором ООО «Литопс».

Марина Гулаева – 43 года, уроженка Тольятти, образование высшее, место регистрации – Луговой проезд. До ареста работала индивидуальным предпринимателем. Есть горожане, которые ее знают под фамилией Березина. Гулаевой она стала по третьему мужу. Их брак был зарегистрирован осенью 2007 года, тогда она работала менеджером страховой компании, Игорь еще служил в милиции. И неплохо, кстати, служил, если ему в свое время вручили знак «Отличник милиции».

Агентство недвижимости у них появилось после продовольственного магазина, Гулаев был его единственным учредителем.

– Мы сначала работали честно, покупая или продавая недвижимость, снимали офис на проспекте Степана Разина. Потом появились люди, которые предложили находить клиентов, готовых вкладывать деньги в агентство недвижимости, и крутить этими средствами, – призналась Марина.

Третий подсудимый – Виктор Тугарин. Ему всего 22 года, при неполном среднем образовании  числился… юристом в ИП «Сударкин».  С Гулаевыми познакомился потому, что жил по соседству – в одном подъезде. Они предложили ему работать в офисе, занимаясь поиском клиентов. По словам самого Виктора, первый раз они ему не заплатили, поэтому «уволился». Потом опять к ним пришел…

В третий раз Марина Гулаева предложила ему сделку: он на время переоформляет свою долю в квартире, где живет, на определенного человека, берет за это 100 тысяч рублей, а через неделю получает собственность обратно. Не без колебаний Тугарин согласился на аферу и… проиграл: ему не дали денег и не вернули долю.
Несмотря на это, Тугарин и позже участвовал в махинациях черных риэлторов: подписывал нотариальные доверенности на продажу каких-то квартир, говорил клиентам, что он собственник жилья. Кстати, Сергея Биряльцева нашел тоже он.

Скотник Биряльцев

Почему Сергей Биряльцев по уголовному делу прошел свидетелем, а не обвиняемым, для меня большой вопрос. Он участвовал в мошеннических операциях, и не раз, о чем, кстати, сам рассказал.

– С Виктором я познакомился около семи лет назад. Он жил в Тольятти, но с матерью приезжал на отдых в Усолье. В марте 2015 года Тугарин зашел ко мне домой и предложил подзаработать. Я тогда вкалывал скотником у местного фермера. Помню, спросил у Виктора, что надо будет делать. Он ответил, что требуется ездить в регистрирующий орган и подписывать различные бумаги. За каждую подпись Тугарин обещал по 100 тысяч рублей, плюс питание и оплата съемной квартиры. Я согласился, деньги для меня большие, хотел матери купить новый дом, – разоткровенничался Биряльцев.

Вскоре тольяттинский друг привез скотника на съемную квартиру на улице Ворошилова. За нее Тугарин утверждал, что будет платить… по 1 000 рублей в день.

– В течение месяца меня много раз возили к нотариусу, где оформлялись доверенности от моего имени на имя Тугарина о продаже различных квартир. Собственником этого жилья я не был. Адреса квартир не помню, но доверенностей было больше десяти. Я спрашивал у Виктора, законно ли это, он отвечал, что не о чем беспокоиться. Денег мне не давали, только изредка по 500-1 000 рублей, зато привозили еду и сигареты.

Через полтора месяца скотник попросил Тугарина отвезти его домой, а в ответ услышал:

– Не могу, нет денег и бензина.

– А когда я получу свои деньги?

– Вопрос решается.

Когда Биряльцев понял, что обещанных миллионов он никогда не получит, то ушел из Тольятти в Усолье… пешком. Причем было это в конце апреля, то есть лед на Волге уже растаял, и напрямую бедолага попасть к родным не мог. Значит, шел окружным путем, используя попутки.

После этого в Тольятти больше не приезжал, только звонил и напоминал Тугарину о долге. А у этого была одна отговорка:

– Вопрос решается.

В суде скотник наивно заявил: он совсем не догадывался о том, что его использовали для совершения преступлений.

Обманул родную мать

В качестве свидетелей были допрошены все близкие родственники Гулаевых: родители, дочь Игоря, дочери Марины. Они тоже оказались втянуты в водоворот разборок с квартирами и деньгами. Из всех взрослых родственников мне почему-то стало жаль мать мошенника. Может, потому, что она – тоже потерпевшая, хотя на родного сына заявление не подавала.
В суде Нина Николаевна (у нее другая фамилия) отказалась давать показания против Гулаевых, поэтому огласили сказанное пенсионеркой в ходе предварительного следствия. Тогда она рассказала, как 1 января ей позвонила Марина и заявила, что не будет больше жить с Игорем, потому что он пьет.

– Я не знаю, что именно у них произошло. Раньше они жили хорошо. До знакомства с Мариной Игорь был более открытым, но через два-три года изменился, стал каким-то чужим. Это все из-за Марины, скользкий она человек: говорит одно, делает другое. Сначала они держали тонар по торговле продуктами, потом стали риэлторами. Из-за них я с мужем осталась без жилья…

Нина Николаевна пояснила, что жила в селе Тимашево. Гулаевы ее уговорили продать дом и перебраться поближе к ним – в Тольятти. Поскольку дом был оформлен на Игоря, то он и занимался оформлением бумаг.

Сначала Нина Николаевна с мужем переехала в частный дом в Пискалах, затем – на  квартиру в Шлюзовом, через три месяца – в Старый город, а там уже дважды меняли жилье. И все эти «путешествия» – в течение года.

– В конце концов мы попали на Молодежный бульвар, в квартиру к бывшей жене Игоря, – грустно подытожила пенсионерка.

Следователь на допросе спросил, откуда на ее пенсионерском счете появились 700 тысяч рублей. Дело в том, что один из потерпевших перечислил эту сумму, а потом написал заявление с просьбой привлечь к уголовной ответственности хозяйку счета. Нина Николаевна ответила, что у нее в Сбербанке открыт пенсионный счет, а средствами по доверенности распоряжался сын. Однажды Игорь сообщил, что потерял ее сберкнижку, и попросил получить взамен новую. Что мать и сделала.

Когда Марину арестовали, Игорь был в шоке, метался, говорил, что не знает, как теперь быть. А еще заявил:

– Лучше уехать на Украину, чем сесть в тюрьму.

Тут мать вспомнила, как сын ей однажды признался:

– Если бы ты знала, какие деньги проходят через твою пенсионерскую книжку, то ужаснулась бы.

Как-то к ней пришел мужчина, назвал себя Арсланом и сказал, что на ее счете должно находиться пять миллионов рублей. На следующий день изумленная Нина Николаевна пошла в Сбербанк и проверила два счета: старый и новый. На одном лежали 36, на другом – 56 рублей. Пенсионерка сняла эти крохи и закрыла счета, а потом попросила сына вернуть ей якобы потерянную сберкнижку.

– Она у Марины в машине, – ответил Игорь, пряча глаза.

Мать спросила, сколько они задолжали людям. Игорь назвал примерную сумму – 40 миллионов.

– Где эти деньги?

– Ушли на оплату процентов.

Еще мать рассказала, что у сына больное сердце и он не раз лежал в баныкинской больнице и в санатории имени Чкалова.

Другие близкие родственники Гулаевых были менее разговорчивыми и откровенными. Например, мать подсудимой так отозвалась о дочери:

– Марина очень отзывчивый человек, открытый, готовый отдать последнее.

Характеризуя зятя, пенсионерка заявила, что Игорь очень часто просил у нее и ее мужа деньги. В пределах 5-12 тысяч рублей. Но что интересно: если занимал у тестя, то отдавал, если у нее – практически никогда не возвращал долг.

– Я про Игоря ничего не могу сказать: ни хорошего, ни плохого, – резюмировала теща.

Будьте вы прокляты!

Почему у Гулаевых были клиенты, а значит, жертвы мошеннических схем? Во-первых, риэлторы умели к себе расположить, войти в доверие.

– Они всегда говорили очень убедительно, вдвоем просто сбивали людей с толку, сообщая им большой объем информации, – поделился своими наблюдениями один из свидетелей.
Во-вторых, они умело предлагали людям халяву: пока мы ищем для вас подходящий вариант, ваши деньги «покрутятся» у нас и вернутся с процентами. Горожане, обманутые, и не раз, финансовыми пирамидами, вновь с готовностью наступали на те же грабли. Из множества примеров приведу лишь один.

Вера Васильевна жила в Яблоневом овраге, но согласилась продать квартиру и переехать из Жигулевска в Тольятти – поближе к дочери. Кто-то пенсионерке посоветовал обратиться к «опытным» риэлторам. Она пришла к Гулаевым… и началось.

Квартиру пенсионерки те продали за 900 тысяч и уговорили Веру Васильевну отдать им эти деньги. Якобы они хотели положить их в банк под проценты.

– Мама согласилась. Гулаевы ее перевезли в квартиру на бульваре Буденного, обещая оформить жилье. Потом заявили, что сделка не состоялась и собственники квартиры потребовали освободить их метраж от посторонних. Маму тогда перевезли в другое место – на улицу 40-летия Победы. Давали разные расписки. Даже такую – одну взамен всех предыдущих, но в присутствии двух свидетелей.  Мама вещи в этой квартире оставила, но сама жить там отказалась, испугавшись за свою жизнь, – рассказала дочь потерпевшей.

В материалах уголовного дела СМС-переписка Натальи с Гулаевыми занимает не одну страницу. Вот отдельные фрагменты:

– Пришел день возврата денег. Ты как всегда начала скрываться.

– Когда Игорь снимет деньги, наберем твою маму.

– Ну так снимайте! Хватит тянуть время! Забрала у матери деньги, лишила единственного жилья, а теперь даже трубку не берешь… Где ваш офис? Отовсюду съехали… Бессовестная!

Черт дернул с тобой связаться! Если не решишь к среде вопрос, прокляну тебя и всю твою семью…

– Твоя мама получит квартиру. Как договорились!

– Когда??? Хватит пить кровь! Нет денег – возьми кредит, но моей матери отдай!..

– Игорь лежит в больнице. В среду выпишут, в четверг все оформим.

– Как вас земля только носит! Сколько можно обманывать? Отдай деньги, без тебя жилье найдем… Ты, оказывается, не только нас обманула. Еще одних на 500 тысяч кинула. Куда тебе столько чужих денег? Тебя столько людей проклинают, как ты живешь? Сажать тебя надо!

Крокодильи слезы

В суде Гулаевы и Тугарин вину признали по всем эпизодам и усиленно каялись, надеясь на мягкий приговор. И даже не замечали противоречия в своих словах.

– Я от следствия не убегал. Позвонила в слезах Марина и сообщила, что с нее опять требуют деньги. Я предложил сказать, что все деньги она отдала мне. Пока Марина была на свободе, держался баланс, а потом я подался в бега, потому что не мог спокойно выйти на улицу. Мне очень стыдно перед людьми, что воспользовался ими для решения своих проблем. Сейчас не знаю, как возмещать ущерб, в лагере стану работать.

Это слова отличника милиции. Ему ли не знать, что на зонах работы почти нет и она малооплачиваемая.

Лила крокодильи слезы и Марина Гулаева, хотя при этом подчеркивала, что не пыталась скрываться от потерпевших и не меняла номера сотовых телефонов. И вообще предпринимала попытки возместить ущерб. Знаете, как?

– Я старалась покупать квартиры подешевле, а продать подороже.

Еще не раз говорила, что может возместить ущерб потерпевшим, называя почему-то две цифры: 52 и 39 миллионов. В обмен на это хотела, чтобы ей изменили меру пресечения.
Государственный обвинитель из прокуратуры Автозаводского района был категорически против того, чтобы мошенницу выпустили на свободу. Да и суд слова Гулаевой расценил как очередную уловку.

Что в итоге? Марина Гулаева получила 11 лет, Игорь – 8, у обоих режим колоний общий. Виктору Тугарину повезло: 4 года условно с таким же испытательным сроком. Теперь о возмещении причиненного материального ущерба. Подсудимые должны возместить 61,5 миллиона рублей, если я правильно посчитал. Кроме того, есть решения других судов по возмещению ущерба.

Не хочется расстраивать потерпевших, но возмещать подсудимым нечем. Денег у них не нашли (либо все истратили, либо хорошо спрятали), своей недвижимости нет. Два старых вазовских автомобиля, на которые наложен арест, стоят гроши, а на пяти арестованных банковских счетах и того меньше – 5 877 рублей 8 копеек.
Да, Гулаевы обжаловали вынесенный приговор. Слово теперь за коллегией областного суда.

P.S. В Самаре вынесен приговор по похожему делу черных риэлторов, обманувших 29 человек. Гельнура Хайретдинова  получила 13 лет, Александр Мураков – 5,5, Дмитрий Дианов – 2,4 года. Общая сумма ущерба превысила 50 миллионов рублей.

Сергей Русов, «Вольный город», №3 (1131) 27.01.17

комната с окном квартира

фото: из открытых источников