Утром прийти в котельную меня подтолкнули журналистское любопытство и желание разобраться, насколько безопасен для людей уранин.

Судя по распространенному пресс-релизу, с помощью органического красителя специалисты территориального управления по теплоснабжению Тольятти собирались проверить плотность сетей Комсомольского района.

Запускать в воду уранин планировали в котельной № 8. Базируется она на окраине Шлюзового, по соседству с гаражным кооперативом и школой № 85. Рассветает в январе поздно, поэтому к проходной я вынырнул почти из темноты. Работники котельной не удивились, но на всякий случай выдали маску и проводили в диспетчерскую.

Пока ждали других журналистов (их оказалось удивительно мало), я стал расспрашивать специалистов про окрашивание воды. И услышал много ненужной, на мой взгляд, и парадной информации.

– Стоп! Я не собираюсь писать рекламный материал. Вы мне лучше объясните, зачем жителям трое суток ждать желто-зеленую воду? Насколько такая вода вредна для здоровья?

Судя по короткой заминке, от меня ждали других вопросов, тем не менее всё объяснили. Котельная № 8 обслуживает в основном микрорайон Шлюзовой, где фиксируются незапланированные потери горячей воды.

– Куда может уходить кипяток? В подвалы, через гнилые трубы? – уточнил я.

– Могут быть и несанкционированные подключения.

– Куда?

– Автомойки, частные бассейны...

Я немного удивился, потому что в Шлюзовом нет коттеджей, а значит, нет и частных бассейнов, но спорить со специалистами не стал. Тем более они принялись утверждать, что уранин для организма человека вреда не представляет и попасть внутрь не может.

– А в ванной, где купают в том числе детей? А на кухне, где моют посуду?

– Мы в систему горячей воды запустили всего пять килограммов красителя. Если из крана пойдет желто-зеленая вода, значит, в доме утечка. Через трое суток красителя не будет.

– Почему пять кило? Не меньше или больше?

– Этого достаточно, если ориентироваться на наши нормативы. И потом… дорогой он, этот уранин.

Вот тот случай, подумал я, когда дороговизна товара не огорчает, а, наоборот, радует.

Емкость, куда собирались запустить краситель, находится на втором этаже. Кто был когда-нибудь в любой котельной, знает, что чем выше поднимаешься в здании, тем жарче становится. А грохот такой, что приходится кричать. Но это мелочи. На наших глазах работница деловито размешала деревянной палкой в обыкновенном ведре какую-то оранжевую жидкость и вылила в емкость. Потом то же самое – еще раз.

Ничего сверхъестественного, загадочного и… Хотя почему оранжевая масса, попадая в горячую воду, делает ее желто-зеленой? Наверное, происходит какая-то реакция. Нужно ли всё это простым потребителям жилищно-коммунальных услуг? Вряд ли. А вот тепловики заинтересованы в проверке сетей. И поскольку котельная принадлежит им, все остальные, то есть жильцы, должны терпеть определенные неудобства.

Кстати, специалисты территориального управления хотели такую же ураниновую проверку провести в Старом городе, но перед новогодними праздниками вроде бы выявили утечки воды в системе.

Вернувшись из шумного цеха в диспетчерскую, я поймал себя на мысли, что очень громко разговариваю.

– А что это я тут кричу? – как бы извиняясь, спросил у работников котельной.

– Нормально. Мы вечером возвращаемся домой – знаете, как кричим…

В котельной был
Сергей Ростовцев, «Вольный город», № 3 (1131) 27.01.17

вода с красителем

фото: pavon.kz

фото: из открытых источников