Юрий Целиков: Рецепт для ВАЗа есть, но лекарство больно дорогое

Нашу очередную встречу с ветераном ВАЗа Юрием Целиковым мы приурочили ко Дню машиностроителя (его страна отметит в ближайшее воскресенье), однако общение началось не с этого. Выяснилось, что его очень взволновала серия публикаций, касающихся бывшего начальника ГАИ Тольятти и Мордовии Александра Шелудякова, приговоренного летом к 10 годам строгого режима.

– Странное дело, чем-то напоминающее «уткинское», – разводя руками, сказал Юрий Кузьмич. – Руководству страны нужны громкие дела по борьбе с коррупцией, однако вместо того, чтобы по справедливости разобраться с четой Сердюковых-Васильевых, мы видим, как наказали Шелудякова. В принципе, логично, поскольку сегодня имидж ГАИ в стране подпорчен капитально, и дело, можно сказать, беспроигрышное. Я не сомневаюсь, что он не святой. Водители правила нарушают, а значит, всегда готовы «отблагодарить» сотрудников Госавтоинспекции за то, чтобы их простили. В свое время знаменитые артисты дарили гаишникам билеты на свои спектакли, причем они сейчас пишут об этом открыто. Думаю, что также было и с Шелудяковым. Несли ему бизнесмены подарки ко дню рождения и на другие праздники, а теперь вот все припомнили. И самое интересное, что даже люди, хорошо к нему относившиеся, сейчас молчат. Попал он под раздачу…

– Лично у вас какие воспоминания о Шелудякове?

– Позитивно деловые. Он всегда поддерживал любые мероприятия, проводимые Волжским автозаводом. Помню, что даже экипаж выделил, когда мы организовали автопробег по республикам Поволжья. И никогда он у нас ничего не просил. Думаю, нужно ему терпения сейчас набраться и бороться за пересмотр решения.

– Что ж, ваша позиция по Шелудякову понятна, но давайте все-таки перейдем к основной теме – грядущему Дню машиностроителя. С какими чувствами встречаете праздник?

– С тревожными! Полнейшая неопределенность, причем не только на ВАЗе и в Тольятти, но и во всей стране. Но надежда есть. Руководство завода потихонечку пытается увеличить долю продаж на падающем автомобильном рынке, правда, не за счет роста собственных продаж, а потому, что конкуренты теряют позиции, а некоторые («Шевроле», «Опель») вообще уходят из России. На мой взгляд, Бу Андерссон немного переоценивает свои способности, хотя он сильнейший менеджер, трудоголик, приверженец жесткой дисциплины… Я назвал его реаниматором автопрома, способным с помощью жестких мер вернуть завод к жизни.

– Не пугают ли слухи об очередном возможном сокращении 15-20 тысяч вазовцев?

Читайте: Что будет с АВТОВАЗОМ?

– Слухи были всегда, однако, я думаю, дальше сокращать уже некуда. Если не ошибаюсь, сейчас на ВАЗе работает около 45 тысяч человек, и если продолжать уменьшать численность, то потом, когда потребуется наращивать объемы производства, могут возникнуть серьезные проблемы. Вернуть разочарованных людей будет сложно. Это как в семье: если разошлись, то очень редко потом опять сходятся. Поэтому нужно искать другие варианты сокращения затрат и стараться сохранить имеющиеся кадры. Какие? Можно, например, расшевелить рынок, разрешив продажу автомобилей родственникам и знакомым работников ВАЗа, а также заводов, производящих автокомпоненты. Много лет я уже об этом твержу, но пока в высотке предпочитают не реагировать. Что ж – подождем! А вообще в нашем случае спасение утопающих – дело рук самих утопающих…

– А если сделать акцент на экспорт? Ведь при нынешнем курсе рубля вазовские автомобили в долларах и евро стоят не так уж и дорого…

– Экспорт делится на несколько блоков. Первый – страны бывшего СССР, однако там у людей не так много денег, а на Украину наши машины вообще уже почти не пускают из-за политической ситуации. То есть эффективность не столь высока. Второй блок – дружественные России страны дальнего зарубежья, но не забывайте, что ВАЗ распродал там всю свою дилерскую сеть, а чтобы создавать ее заново, сейчас просто нет денег. Хотя не сомневаюсь, что при желании можно было бы увеличить продажи модели 4х4 (бывшая «Нива»), если бы нашлись толковые специалисты по продвижению этого продукта. Ведь наш внедорожник мог бы быть востребован как в России (есть модели специально для рыбаков и охотников), так и в большинстве развивающихся стран, особенно там, где идут военные конфликты. У нас ведь броневики делали на базе «Нивы», а на пикап вполне можно установить крупнокалиберный пулемет. Но это вопрос уже внешнеполитический…

– Можно ли говорить о спасении ВАЗа некими внешними силами, например, правительством России, как это уже было в 2009-м?

– Нужно говорить, стучаться во все двери, искать поддержку… Хотя сложно сравнивать нынешнюю ситуацию с кризисом 2009-го, ведь тогда была очень веская причина для поддержки. Прислали в Тольятти бестолковых менеджеров, приближенных к высшему руководству страны, и чтобы их окончательно не дискредитировать, в Кремле решили оказать поддержку. Мы же помним, что эти самые менеджеры фактически растащили завод, распродали все активы… Мне рассказывали, как один Владимир Владимирович (который пониже ростом и повыше рангом) в свое время очень сильно ругал другого Владимира Владимировича за то, что тот сначала завод ниже плинтуса опустил, а потом и губернию. Самое удивительное, что, несмотря на это, Артяков до сих пор является членом совета директоров завода…

Есть и еще одно отличие от кризиса 2009-го. Правительственные чиновники и депутаты Госдумы сейчас больше озабочены личными проблемами. Им же все зарубежные счета позакрывали, за границу не выпускают многих. Так что сейчас им не до Волжского автозавода. Свои бы активы спасти в такой ситуации. Помню фразу из песни: «Раньше думай о Родине, а потом о себе». Сегодня это звучит как-то фантастически…

– Кредит вашего доверия к Бу Андерссону не исчерпан? Вы же наверняка читаете комментарии горожан в интернете и видите, что в глазах многих он является этаким злодеем, по вине которого гибнет целый город…

– Общественное мнение сейчас зомбируется с многих сторон. Вы же помните, как умело в свое время дискредитировали сам Волжский автозавод вместе с его продукцией…

– Позвольте не согласиться. Все-таки в данном случае общественное мнение формируется исходя из того, что видят сами вазовцы (сокращение персонала, замена моделей под брендом «Лада» иномарками), а также исходя из пустоты их кошельков. Зарплаты мизерные (особенно в пересчете на евро и доллары), да и практика премирования малой части персонала не влияет благотворно на атмосферу в коллективе…

– Если смотреть на ситуацию глазами человека с коммунистическим воспитанием, то Бу Андерссона нужно гнать нехорошей метлой! Но ведь хозяева завода находятся за рубежом, а значит, и взгляд на происходящее должен быть немного иным. Вы спрашиваете про кредит доверия, а я отвечу встречным вопросом: разве есть сейчас кто-то, способный в столь сложный период руководить заводом? Я слежу за событиями в машиностроительной отрасли и явных кандидатов не вижу… Не случайно же Бу Андерссон попер с завода французов, которые оказались недееспособны в нынешних условиях. Конечно, можно было бы привлечь на короткий период вазовских ветеранов (что-то вроде группы поддержки), однако в условиях жесткого капитализма и они вряд ли смогут удержать на плаву такой гигант.

– Что, на ваш взгляд, Бу Андерссон делает неправильно?

– Ему нужно найти толкового нежадного финансиста, который бы думал не о том, как при уходе позолотить свой «парашют» двойной позолотой, а о том, как вывести завод из реанимационного отделения. Именно финансы – самая больная тема сейчас. При смене вице-президентов уходившим выплачивались просто сумасшедшие деньги, а толку от этих людей было мало. Что же это за контракты такие? Нанимают людей, которые не несут никакой ответственности. Это не им нужно платить при уходе, а с них забрать все до последней копейки! Чтобы в одних трусах из Тольятти уезжали из-за того, что управлять не умеют…

– В одном из недавних интервью Бу Андерссон сказал, что ВАЗу нужно уходить из бюджетного класса автомобилей в средний. Получается какой-то замкнутый круг: дешевые машины под брендом «Лада» делать не хотят, а дорогие (от 450 тысяч и выше) вряд ли смогут выдержать конкуренцию с теми же «Хюндаи Солярис» и «Киа Рио»… Так, может быть, ради спасения завода вообще отказаться от выпуска автомобилей «Лада» и делать исключительно «Рено», «Ниссан» и Датсун»?

– Плохой вариант предлагаете! Да, мы видим, что на ВАЗе продолжается процесс увеличения доли иномарок. Однако отказ от выпуска автомобилей марки «Лада» означает полный распад отечественного автопрома и возможный крах завода. Бу Андерссон это понимает, старается сохранить бренд и даже поднимает его имидж. Что касается ценовой политики, то здесь я с вами согласен. Вместо того, чтобы максимально снизить стоимость той же «Приоры», ее напичкали совершенно ненужными опциями, и теперь многие покупатели просто шарахаются от нее, когда ценник видят.

– Сегодня для ВАЗа важный день, так как в Ижевске должен состояться запуск в серийное производство новой модели – «Веста». На ваш взгляд, можно ли назвать этот автомобиль рецептом спасения автозавода?

– Рецептом назвать можно, а вот лекарством – большой вопрос. Вы же наверняка знаете, как сильно подорожали лечебные препараты – некоторые из них раньше стоили 200 рублей за шесть таблеток, а сейчас 600. Вот и «Веста» тоже не дешевая. Получается, что рецепт Бу Андерссон нам выписал, и «лекарство» появится в продаже через несколько месяцев. А вот будут ли его покупать – вопрос, на который сегодня нет однозначного ответа. Хотя я не сомневаюсь, что «Веста» найдет своего покупателя, и даже очередь за ней поначалу выстроится, как это было с «Ларгусом». Есть много чудаков, которые гоняются за всякими новинками. Тут еще важно, чтобы маркетологи не перегнули палку, ведь в этой ситуации чрезвычайно опасно перехвалить автомобиль. Наверняка первые несколько месяцев производства выявят недостатки «Весты», тем более что с поставщиками комплектующих у ВАЗа периодически возникают конфликтные ситуации.

– Кстати, о поставщиках. Вы наверняка слышали о критической ситуации на «АвтоВАЗагрегате» (предприятие близко к банкротству), причем многие считают, что руку к этому приложил и Бу Андерссон…

– Он за полтора года приложил руку почти ко всему в Тольятти! И к «АвтоВАЗагрегату» тоже прикладывал, причем не только руку, но и ногу, давая «пинки» из-за низкого качества продукции. Что касается возможного банкротства, то истоки нужно искать, начиная с тех времен, когда многие производители автокомпонентов контактировали с группой «СОК». Потом компанию с ВАЗа выгнали, собственность отняли, однако грамотно ей распорядиться не смогли. Это все последствия бестолковой стратегии развития компонентной базы. Если в свое время сам Виктор Поляков занимался этим вопросом и лично объезжал все заводы (проверял, помогал, отправлял туда лучшие вазовские кадры), то сегодня мы видим печальную картину. Поставщики поменяли собственников и отошли от традиций тесного взаимодействия с Волжским автозаводом. А Бу Андерссон тоже не особо хочет их уговаривать. Он купил военно-транспортный самолет, и теперь комплектующие могут доставляться из любой точки мира, хотя, конечно, это влияет на их себестоимость.

– На днях читал в интернете о том, что в Уфе разразился скандал, связанный с одним из дилеров ВАЗа. Там 92 местных жителя внесли оплату за автомобили, однако так их и не дождались и были вынуждены обратиться в суд. Вроде бы дилер находится на грани банкротства…

– Конкретно по ситуации в Уфе я сейчас ничего сказать не могу (если узнаю, сообщу «Вольному городу» дополнительно), однако ситуация у многих дилеров схожая. Если бы Волжский автозавод давал автомобили на реализацию, то всем бы дышалось легче. Но сейчас действует жесткая система предоплаты, а многие дилеры просто финансово не могут играть по правилам, установленным заводом. И не только дилеры. Вы же знаете, что отношения со многими поставщиками строятся таким образом, что рассчитывается с ними ВАЗ лишь спустя несколько месяцев… То есть завод перекладывает имеющиеся у него проблемы на своих партнеров.

– Из последних новостей, касающихся ВАЗа, еще одна показалась любопытной. Природоохранная прокуратура пригрозила закрыть завод из-за нарушения правил обращения с опасными веществами и отходами. Честно говоря, сложно представить, что подобное могло произойти при СССР, когда решения о возможной остановке производства принимались едва ли не на уровне Кремля…

– Это тревожный сигнал для Бу Андерссона. Волжский автозавод раньше был одним из лидеров по соблюдению законодательства, касающегося охраны окружающей среды, но когда в декабре 2005-го пришли москвичи, то внимание к этому вопросу стало ослабляться. Да о чем там говорить, если топ-менеджеры даже не аттестовались на правила техники безопасности, нарушали законы, касающиеся охраны труда. Одному из них – вице-президенту по продажам Алексею Криворучко, который пытался меня в свое время уволить – я через посредников попросил передать, что он для меня не легитимен. И ведь никто не трогал этих незаконно работавших деятелей автопрома.

– В ближайшее воскресенье запланирован митинг против сокращений на ВАЗе, где, возможно, снова прозвучит требование к российскому правительству – национализировать предприятие. Как вы относитесь к таким лозунгам? Помню, что во время одного из прошлых интервью вы говорили, что если французы не отдадут «Мистрали», можно будет в ответ у них завод забрать…

– Французы за «Мистрали» деньги вернули, а государство наше вряд ли сейчас способно выкупить ВАЗ у концерна «Рено-Ниссан». Даже если бы это случилось, то необходим полный поворот в нашем автопроме на то, чтобы выпускать отечественную продукцию. Вряд ли кто-то стал бы этим заниматься.

P. S. В заключение беседы Юрий Кузьмич поздравил всех работников и ветеранов завода с хоть и потускневшим, но все же праздником – Днем машиностроителя. Он также вспомнил, что 25 сентября – день рождения фирменного вазовского автосервиса, и выразил сожаление, что дата эта в очередной раз останется почти незамеченной.

 

Юрий Целиков

Юрий Целиков, фото: tlt.ru

Андрей Липов, «Вольный город»

фото: из открытых источников