Юрий Борисенко: “Я вот сейчас поеду у своих собак прощения просить”

Юрий Борисенко выиграл иск к НП «Защита животных от жестокого обращения» в суде первой инстанции.

— Я вот сейчас поеду у своих собак прощения просить, — сказал мне Юрий Борисенко, когда завез судебное решение Ставропольского районного суда. — Пусть простят за то, что оставил их, бедолаг, понадеявшись на людей, которые меня обманули.

Юрию Ивановичу за 70, а начал он собирать бродячих собак под свою опеку еще в начале 90-х по всему Ягодному. Тогда о приютах никто еще и не слышал, а всех «бродяжек» по разнарядке просто отстреливали. Содержал Борисенко их в своем частном доме исключительно за свой счет, без привлечения каких-либо спонсоров и собирания средств через Интернет (ибо слова такого даже не знали). А сколько денег он заплатил соседям за погрызенных кур и прочие «хулиганства» своих подопечных, и не сосчитаешь.

Все его питомцы были сыты и ухожены. Мало того, Юрий Иванович еще и подкармливал всех бродячих собак в округе. В Ягодном всякая животинка узнавала его машину за километр и бежала за ней, потому что знала: ее обязательно накормят. Он тратил на обездоленных собак все свои заработанные деньги.

Но вот Ягодное стало постепенно застраиваться современными коттеджами, по соседству с Юрием Ивановичем появились престижная гостиница и ресторан. Соседство с лающим «хозяйством» вовсе не каждому по душе. Поэтому Борисенко был вынужден заняться обустройством собачьего приюта за пределами села, благо ему там достался кусок земли. Продал все свои акции, набрал кредитов, нанял двух помощников. Ну не мог же он бросить своих подопечных на произвол судьбы, да и участок выбрал за околицей, где жилья нет.

— Я уже много поработал для людей, теперь хочу поработать на животных, — говорит на камеру Юрий Иванович Борисенко зимой 2013 года. — Все свои сбережения, которые были у меня, я вложил в обустройство пяти с половиной гектаров земли: для строительства приюта для бродячих собак. Сейчас приют полностью содержится на мои средства, конечно, односельчане помогают чем могут, но еще нужно много строительных материалов, чтобы сделать все капитально: и лечебницу, и вольеры, и кухню, и бытовки. Если основательной помощи не получу, то продам то, что еще у меня осталось, и продолжу строить приют. Как говорится, когда переплываешь реку, назад не оглядывайся. Хватило бы здоровья и терпения.

Этот монолог был снят зимой 2013 года. По словам друга Юрия Ивановича, одному ему было сложно и физически, и финансово в таком почтенном возрасте заниматься этим, хотя многое сделал сам и своими руками. Он искал помощников, тут и нашлись люди, которые предложили организовать некоммерческое партнерство и построить современный приют для животных на его участке. Надеясь, что его дело будет кем-то продолжено, Юрий Иванович согласился. Было создано некоммерческое партнерство «Защита животных от жестокого обращения» (директор Ольга Масленникова). Борисенко сделали партнером, а через некоторое время его «соратники» попросили переоформить земельный участок на НП: мол, это необходимо для нормальной деятельности приюта. Юрий Иванович согласился, и 7 марта 2014 года между сторонами состоялось подписание договора о передаче земли, в нем оговаривалось, что участок будет использован под строительство приюта, и НП станет заботиться о собаках Юрия Ивановича. Партнеры также пообещали выплатить деньги за земельный участок.

Ну а потом — началось в колхозе утро. Партнеры стали настаивать на том, чтобы Борисенко подписал договор дарения на эти 5,5 гектара. Ссылались все на то же — так лучше будет для приюта. Вот наивный человек Юрий Иванович: он взял и подписал этот договор 20 марта 2014 года. А 31 июля Борисенко вывели из состава членов некоммерческого партнерства и запретили даже появляться у участка: мол, не справляется со своими обязанностями. А если проще, то не нравилось новым хозяевам то, что Борисенко очень тщательно следил за тем, как содержат собак. Уволили нанятых Борисенко людей, всякую помощь от Юрия Ивановича отвергали.

А осенью появилась в сети видеозапись о настоящем положении дел в так называемом приюте НП «Защита животных от жесткого обращения». Тревогу, конечно, поднял Юрий Иванович, который душой и сердцем привязан не только к животным, но и к приюту.
… Худющая собака рвется с замотанной железной цепи, лает, воет. Ее конура занесена снегом, холодно, голодно и никак не убежишь, хотя бы погреться. Рядом ее соплеменники — под открытым небом, бросаются к первому встречному с надеждой на еду. Щенки, которые в другой бы раз вызвали умиление своей игривостью, сейчас — плачущие от холода и голода дети. Они в железных клетках на железном промозглом полу. Рядом с так называемыми вольерами валяются холодильники, какая-то рвань… Сетка-рабица не дает вырваться наружу, только и остается, что на нее кидаться. Что это? Под этим роликом подпись: Ягодинский собачий питомник. Неужели? Скорее уж концлагерь для собак, которых кормят, по словам очевидцев, раз в три дня, содержат в отвратительных, хотя это не то слово, сразу и не подберешь, — жестоких условиях на выживание.
Мужчина, который проводит экскурсию по этому жуткому месту, — Юрий Иванович Борисенко. Он рассказывает, что вот в этом вольере было 38 собак, осталось 18, в другом из 24 — меньше половины, будка для содержания алабаев разрушена, доски пошли на костер, рядом с якобы питомником — свалка из подстилок для собак, здесь же и сжигают умерших животных.

Ну и что прикажите делать в этой ситуации? Оставалось только одно: обратиться в суд, чтобы аннулировать договор дарения, что Юрий Иванович и сделал. Сначала ответчики — бывшие партнеры просто игнорировали заседания суда, потом прислали адвоката, который, по его же словам, даже не был в приюте и знает о его существовании только из уст директора Масленниковой.

Не вдаваясь в юридические тонкости, мы скажем только одно: исковые требования Юрия Ивановича Ставропольский районный суд решил удовлетворить, договор дарения признать недействительным и аннулировать запись о регистрации права собственности НП на землю.

Вроде хороший конец у печальной истории? Не совсем так — решение может быть обжаловано бывшими партнерами, а пока суд да дело, собаки в приюте остаются в том же бедственном положении. Конечно, многих зоозащитников эта ситуация не оставила равнодушными: помогают чем могут. Но все равно нужны рабочие руки, стройматериалы, волонтеры, поскольку один Юрий Иванович такой груз не потянет. Зима-то — вот она, для собак из Ягодинского приюта она может оказаться последней.

собаки за сеткой

фото: “Площадь Свободы”

Галина Плотникова, газета “Площадь Свободы”

фото: из открытых источников