В Тольятти побывали участники автопробега «Ниве — 40 лет!».

Как ранее писала «Площадь Свободы», на фестивале #NIVAFEST можно было встретить весьма отчаянных людей, гоняющих по бездорожью. Сегодня мы публикуем обещанное интервью с экипажем, приехавшим на «Ниве» из Владивостока, — пилотом Денисом Гнитецким и штурманом Дмитрием Лаврешиным. Скромный штурман лишь иногда вставлял в диалог пару-тройку замечаний, так что «отдуваться» за двоих пришлось Денису.

— Как вы решились на эту авантюру?

— Мы «ниваводы» уже со стажем, я с 2001 года на «Ниве» катаюсь, у меня их три штуки. Родились мы, «Нива» и я, в один год — в 1977-м. Мы очень любим эту машину и поняли, что нельзя пропускать такой момент, когда 40 лет «Ниве» (это единственный раз в жизни происходит!) и нам по 40 лет. Мы решили поехать по стране, посмотреть. У меня много знакомых и друзей «ниваводов» в России и по миру, они меня все ждут, мы любим общаться. Я стараюсь приехать к людям познакомиться в реальности, я не первый раз езжу по России. На «Ниве», в частности, уже второй раз мы едем. Юбилей «Нивы» — знаковое событие, в честь него мы решили проложить такой маршрут, где машина преодолеет все климатические зоны нашей страны. Мы сейчас едем с востока на запад. Остановка в Тольятти — на родине этой машины — закономерна, тем более участвовать в таком мероприятии давно хотели.

Сорвиголовы

— Куда отправитесь дальше?

— Дальше мы едем в Крым, после поднимаемся до Москвы, доезжаем до Питера. Первый этап на этом у нас заканчивается. Дмитрия мы отправляем домой, потому что ему надо работать.

Вступает Дмитрий:

— А кому работать не надо… (оба смеются — прим. «Площади Свободы»)

И снова Денис:

— Собираем московский экипаж и едем на самую северную точку — полуостров Рыбачий (Кольский полуостров). Там начинается второй этап нашего путешествия, мы спускаемся вниз через все климатические зоны. На Кавказе забираемся на Эльбрус, после этого едем в Казахстан, Алтай, Туву, потом приезжаем к нашим друзьям в Иркутск. Там к нам присоединяются два экипажа на подготовленных автомобилях «Нива», и мы едем на 110-й зимник. Он был когда-то технологической дорогой для подвоза БАМа. Сейчас он зарос, там тяжелое бездорожье. После 110-го зимника мы уходим на БАМ, там дороги нет. Точнее остатки есть — когда строили БАМ, был так называемый автодублер БАМа. Иногда машины там проходят, мы попробуем проехать. Если получится — будет хорошо, если нет, то следующий этап: уходим на Якутск и по старому Колымскому тракту до Магадана. Там второй этап у нас заканчивается, мы уезжаем во Владивосток. А третий этап — это вообще «Сорвиголова»: зимой мы попробуем доехать до самой северной точки Чукотки — это Уэлен — последний населенный пункт, который находится…

— За Полярным кругом?

— Не просто за Полярным кругом, а на Беринговом проливе, то есть через Берингов пролив уже Аляска. Самое сложное, что нам сначала придется по автозимникам доехать до Певека, а после ставим климатические колеса, и уже по целине пытаемся доехать до Уэлена. Если получится, то хорошо, но там есть особенность, что если мы не будем успевать по срокам, то машину там придется бросить навсегда, то есть мы обратно не выедем.

— Решили рискнуть потерей машины?

— А если не рисковать, то ничего и не получится. Вот мы рискнули, когда пошли в автопробег, но коробка, к сожалению, подвела уже после Челябинска — мы 1000 км проехали уже на поломанной коробке. Естественно, раз мы заявились на гонки, то не могли пропустить соревнования. Неважно, что мы там что-то поломали, мы это все отремонтируем, и «Нива» поедет дальше.

— Как вам наша трасса «NIVATROPHY»?

— Трасса неплохая, но мы поехали в более серьезный класс, чем позволяли нам колеса, мы поехали в «туризме», хотя надо было в «стандарте». В «туризме» допускается большой экипаж, а у нас два человека и маленькие колеса. Но мы неплохо взяли болотные точки, где позволяла наша коробка передвигаться — мы рубились! То, что мы увидели, нам понравилось, и половину трассы мы прошли!
Давняя любовь

— Как-то особо пришлось готовить машину к такой поездке?

— Да, она полностью подготовлена. Это классическая «Нива» 2121. У нас одна из последних моделей, которая была выпущена заводом в 1994 году (потом пошла 213-я с большой дверью сзади). Для того чтобы участвовать в таком пробеге, пришлось повозиться в своем гараже (я занимаюсь «Нивами»). Машина была переделана под большие колеса, усилена трансмиссия, передаточное отношение, в коробке, в раздатке переделана, усилен кузов, за сиденьем водителя установлена лебедка, установлены нормальные сиденья (потому что на стандартных тяжело проехать 30 тысяч километров). Единственное, мы оставили пока карбюраторный двигатель, потому что с таким мотором эта машина вышла с конвейера. Можно было, конечно, инжектор поставить (он у меня есть), но мы постарались сердце машины оставить старым. Мы накачали машине мышцы, но сердце и душа у нее прежние.

— Откуда такая любовь к «Ниве», в ваших краях ведь предпочитают японские модели?

— Я не знаю, это сложный вопрос. Я родился в Советском Союзе, и эта машина… В свое время это был прорыв! Когда выехала «Нива», зарубежная промышленность ничего подобного не имела. Все были в шоке, все пытались «Ниву» повторить. Все перенимали эту прорывную на тот момент технологию, которая родилась в моей стране. Я этим горжусь. Я знаю все ее «болезни»… Да, она не такая надежная, как японские автомобили, а в нашем регионе в основном «японки». Меня часто убеждают купить «Прадик» (Toyota Land Cruiser Prado. — Прим. ред.), но для меня это обезличенная груда металлолома, она ничего во мне не вызывает. А «Нива» «болеет», но я умею ее «лечить». Мы ее подготавливаем, и мы выигрываем соревнования: Дмитрий участвует в категории ТР1, первые места занимает, я — в ТР2 (более подготовленная категория). У нас по три «Нивы» у каждого.

— Каковы сейчас российские дороги? Пока ехали сюда, у вас бывали моменты, когда приходилось форсировать бездорожье?

— Мы съездили на Байкал по дороге, которая в принципе не существует, нас вывели туда иркутские «ниваводы». Там есть такое поселение — Большие Коты, туда дорога сложная, на стандартном автомобиле там делать нечего. Даже с нашей подготовкой нам потребовалась лебедка в паре мест, где пришлось преодолевать болото, но мы доехали до берега Байкала! По трассе тоже использовали преимущества «Нивы» при движении по грунтовкам, то есть все едут медленно, а мы на асфальте 100 км едем и на грунтовке 100 км едем. Для нас разницы нет — грунтовая дорога или асфальт.

— Слоган этого фестиваля «Дороги есть везде». Насколько он точен?

— Я бы сказал: «Дорога там, где мы хотим проехать».

Елена Кочева, «Площадь Свободы»
ekocheva@yandex.ru

пилот Денис Гнитецкий и штурман Дмитрий Лаврешин

Пилот Денис Гнитецкий и штурман Дмитрий Лаврешин, фото: «Площадь Свободы»

 

 

 

 

фото: из открытых источников