«Вот ты ответь мне: совесть есть у них?»

Любопытно развивается конфликт прокуратуры с региональным фондом капремонта.

Казалось бы, многие уже смирились с тем, что эта организация неприкасаема (тем более что председателем попечительского совета является губернатор), однако надзорный орган всё-таки решил восстановить справедливость в одном весьма деликатном вопросе.

73 миллиона на процентах

Напомним, что областная прокуратура (а вместе с ней сотни тысяч жителей Самары, Тольятти и других городов) возмутилась тем фактом, что в 2015-2016 годах деньги, которые собственники перечисляли в качестве взносов на капремонт, фонд прокручивал в банке, получая с этого проценты и тратя их на собственные административно-хозяйственные нужды. Народ, естественно, в недоумении, ведь чиновники обещали, что деньги будут направлять исключительно на выполнение ремонтных работ, а тут около 73 миллионов рублей ушли непонятно на что. Хотя почему же непонятно? На повышение заработной платы сотрудникам фонда, премии, покупку автомобилей, аренду помещений и прочие жизненные радости.

Тем не менее Ленинский районный суд Самары отклонил претензии прокуратуры относительно необоснованного обогащения, указав на то, что Жилищный кодекс потребовал обязательное включение в общий котел процентов от собранных и размещенных в банке средств только с июля 2016 года. Получается, что до этого времени фонд мог тратить проценты на что угодно? Так почему же жителям об этом не говорили? Прокуратура подала апелляцию на это решение, которую региональный суд удовлетворил. Будет ли фонд капремонта теперь искать правду в Верховном или предпочтет вернуть деньги? Посмотрим.

Вообще, годы идут, но тема капремонта остается одной из основных в городе. По нескольку раз в неделю к нам обращаются читатели с жалобами. Мол, всю жизнь были законопослушными, а теперь получаем бумажки с угрозами судебных разбирательств. Особенно обидно, когда звонит одиноко проживающая 90-летняя бабушка, которую региональный фонд тоже собирается тащить в суд.

– Как такое возможно? – спрашиваю. – Вы же компенсацию получать должны!

– Ноги-то почти не ходят. Вот ты ответь мне: совесть есть у них? Судом мне грозят! Письмо хочу написать уполномоченному по правам человека. Думаешь, дойдет?

– Может, и дойдет, вот только ответ будет предсказуемым: оформляйте компенсацию!

– Да не нужна мне их компенсация, – начала кричать в трубку старушка. – Пусть в покое оставят и в кошелек мой не лезут! Они ничего туда не клали, чтобы лезть!

Выяснилось, что близких в Тольятти у пенсионерки нет, а из родственников в процессе разговора она вспомнила лишь про внучку, которая в Москве живет.
В связи с этим хочется обратиться с просьбой к сотрудникам департамента социальной поддержки. Повернитесь, пожалуйста, лицом к нашим пенсионерам: обойдите их (или хотя бы обзвоните), узнайте, подали ли они документы на компенсацию за капремонт? Неужели так сложно?

Наверняка таких, как она, в городе немало. Борьба с неплательщиками ведется региональным фондом настолько жестко, что не берутся во внимание ни возраст должника, ни его социальный статус, ни даже то, жив ли он вообще. Да-да, некоторые горожане получают квитанции на имя их умерших родственников и грустно иронизируют:

– В суд они тоже отца покойного вызовут? Ну подождем, интересно будет посмотреть!

Вроде мелочь, а всё равно очень неприятно, ведь это подчеркивает несерьезное отношение сотрудников фонда к своей работе. Уж базы-то можно периодически сверять…

Илья Просекин, «Вольный город Тольятти», № 32 (1160) 18.08.17

пенсионерка в квартире

фото: new-variant.ru

фото: из открытых источников