Ровно год назад известный тольяттинский музыкант Михаил Желтиков стал батюшкой, пройдя таинство Рукоположения.

Поклонники его творчества недоумевали, ведь фолк-дуэт «Shannon», в составе которого Михаил Желтиков пел, играл на волынке и аккордеоне, гастролировал во многих городах России и за рубежом. Его слушателями были президенты Германии, России, Казахстана, «Shannon» называли своеобразной визитной карточкой Тольятти. Кроме того, Михаил Николаевич совместно с женой Юлией создал ансамбль древнерусской песни «Серафим». За возрождение традиций классического и духовного пения в 2011 году министр культуры Самарской области Ольга Рыбакова отметила ансамбль «Серафим» специальным дипломом.

И вдруг жизнь Михаила Желтикова, отца четверых детей, изменилась самым кардинальным образом, фолк-дуэт «Shannon», кельтская арфа и ирландская волынка остались в дне вчерашнем. Впрочем, как рассказал Михаил Николаевич, жизнь его изменилась отнюдь не вдруг. Поэтому главным событием года для него стало ощущение себя на своем месте. Матушка Юлия, жена священника, во всем его поддерживает. Она поет в храме, по воскресеньям всегда на службе.

Обратного пути нет

Михаил Николаевич, кстати, больше 20 лет пропел на клиросе, но сказать, что всю жизнь шел к священничеству, не может. По его словам, мало кто к нему стремится, если знает, о чем идет речь. Стремиться – это большой риск самоуверенности. Служение – не шутка, и если ты пошел по этой стезе, обратного пути нет.

Знакомый священник предложил Михаилу Желтикову задуматься над вопросом, хочет ли он стать священником. Михаил Николаевич задумался и какое-то время нес послушание в алтаре храма в честь Казанской иконы Божьей матери. Потом с благочинным Центрального благочиния Тольятти Николаем Манихиным поехал к Самарскому митрополиту Сергию – как он решит. Кроме того, надо было учиться. И сейчас Михаил Николаевич учится в семинарии на заочном отделении. Говорит о большой ответственности за сделанный им шаг, ведь служба у нас, кроме священнической, бывает еще и армейская. Солдат сам себе не принадлежит, главное для него – приказ начальства. В церкви священник тоже сам себе не принадлежит, он служит по благословлению правящего архиерея. Когда отдаешься на волю Божью, требуется определенное мужество. Где решит Владыка тебе служить, там ты и будешь служить. Михаил Желтиков сейчас служит в храме в честь иконы Казанской Божьей матери.

– За вами же четверо детей, не страшно было кардинально менять свою жизнь?

– Нет, на себе проверил, когда отдаешься на волю Божью, то эта воля начинает работать. Есть такая поговорка: «На бога надейся, но сам не плошай». А у нас сейчас многие почему-то живут по принципу: «На себя надейся. Изредка приходи в церковь и ставь Богу свечку». Может, люди и надрываются, потому что надеются только на свои силы?

Останьтесь с детьми друзьями

– Когда впервые почувствовали себя отцом семейства?

– Когда первый ребенок родился, мы с женой были тогда студентами второго курса. Вторая дочь родилась на пятом курсе. Было трудно, прямо скажем. Надо пеленки стирать, ночью вставать, хочешь – не хочешь, быстро почувствуешь себя отцом. Женская работа – грудью кормить, а в остальном папа может вполне помогать. И я помогал. Бабушек и дедушек рядом не оказалось. Мы были очниками, ходили по очереди на занятия, старались учиться хорошо и ничего не прогуливать. Дали много обещаний, выполняли их по мере возможностей. А в субботу и в воскресенье пели в церковном хоре. Детей брали с собой в коляске, по-моему, все молодые родители испытывают трудности. Не скажу, что мы были героями. Это наши бабушки, которые в Великую Отечественную войну малышей выкармливали, были героями. Мы с женой жили на стипендию и на зарплату певчих. По образованию мы хоровики – благодатная профессия, большинство хоровиков поют на клиросе. В студенчестве это приработок, а потом люди привыкают ходить в храм, это становится нормой жизни.

– Что для вас главное в воспитании своих детей?

– Надо попытаться остаться с ними друзьями. Я вижу, что многие дети не могут найти контакт с родителями. И в этом есть большая вина родителей, потому что родители старше и умней. Наша мама с детьми находит лучший язык, она более мягкая, терпеливая по сравнению со мной. Я учусь у жены. Дети с ней остаются друзьями, значит, ее метод работает. Старшей дочке Даше в этом году 20 лет исполняется, второй дочери Елизавете – 16 лет, сыну Серафиму – 10, младшему Коле – 8.

– Кого проще воспитывать: мальчиков или девочек?

– Пока непонятно, мальчишки еще маленькие, у них даже пока пресловутый переходный период не наступил. Детьми занимается мама, потому что я в храме целыми днями. Она преподает в досуговом центре «Русич», занимается с детьми фольклором, учит петь в народной аутентичной традиции с лирой.

Нужна прививка культуры

– Всем свои детям вы даете музыкальное образование?

– Даша с Лизой его получили. Серафим сначала совсем не хотел заниматься музыкой. А сейчас вдруг изъявил желание научиться играть на барабанах. Дедушкины корни все-таки проросли в нем (Сергей Смирнов, отец Юлии Желтиковой и дедушка Серафима, всю жизнь был барабанщиком в джазовом оркестре. – Прим. ред.). А Коля получает музыкальное образование в ансамбле древнерусской песни «Серафим» у своей мамы. Возможно, отдадим его на фортепиано, чтобы база была. Вообще, всех детей надо отдавать в музыкальную школу и учить музыке. Любой контакт с настоящей культурой просто так не пропадает. Человек, который в музыкальной школе семь лет пытался исполнять Баха и Моцарта, будет достаточно критично относиться к шансону – как минимум критично. У него будет прививка культуры.

– А каким, по-вашему, должен быть настоящий мужчина, муж и отец?

– Не надо изобретать колесо. Настоящий муж и настоящий отец должен быть заботливым, тогда жене не придется брать на себя мужские функции. Если это происходит, женщина становится как лошадь ломовая, волокущая на себе непосильный груз. Это неправильно, потому что женщина – существо хрупкое, может сломаться и потерять интерес к жизни, уйти из семьи, стать истеричкой.

– Есть какие-то правила, которые, по-вашему, помогают сохранить крепость семьи?

– Прожив в браке 21 год, думаю, что кроме любви должно быть уважение друг к другу. Я очень уважаю свою жену. А где уважение, там и терпение появиться. Моя жена очень терпеливая, мне с ней сильно повезло. Поэтому мне трудно давать советы, касающиеся семейной жизни. У меня нет отрицательного опыта, когда жить в семье плохо.

Главное – не проклинать судьбу

– К священникам прихожане часто обращаются за советом, просят благословения своих начинаний. А вы сами у кого учитесь?

– Я учусь у других, есть такой батюшка – протоиерей Андрей Ткачев, во-первых, феноменально эрудированный человек, у него очень светлый мозг. Многому также меня учит отец Николай Манихин, он вырастил троих детей, с которых можно брать пример, а это уже результат. Служение священника подразумевает постоянную учебу. Каждый день подходят люди с самыми разными вопросами, открывают свое сердце: «Батюшка, мне разводиться или нет? Нужно ли продавать квартиру?» Я не могу дать ответ. С такими вопросами хорошо обращаться к Амвросию Оптинскому, Сергию Радонежскому, Серафиму Саровскому.

Например, когда хотели мы переехать из маленькой однокомнатной в квартиру побольше, я направился в Троице-Сергиеву лавру к мощам святого Сергия Радонежского и попросил помочь с квартирой. В результате мы переехали из однокомнатной в трехкомнатную квартиру. И денег хватило. За ту сумму, которую планировали потратить на «двушку», купили «трешку», а потом у нас появился третий ребенок. Надо просить у святых помощи, заступничества и вразумления. Почему к Ксении Петербуржской столетие за столетием едут люди? Такая очередь стоит на Смоленском кладбище – едут все, верующие и неверующие.

– И последний вопрос: хотели бы вы, чтобы у ваших детей были многодетные семьи?

– Я очень хотел этого для себя, и очень хорошо, что в моей жизни это получилось. А детям своим я хотел бы такой судьбы, на которую они не роптали. Семья – это очень хорошо, но есть еще и путь одиночества, монашества. Главное – не проклинать свою судьбу, не впадать в отчаяние. А если хочешь семью, об этом надо просить Бога – несомненно. Дети вырастут, и я буду не властен над их судьбой, они обязаны будут пройти свой жизненный путь. Я, конечно, желал бы им хорошей семьи, чтобы дети их радовали, но это идеал. В молитве «Отче наш» есть такие слова: «Да будет воля твоя». И мы должны быть готовы эту волю принять.

Справка

В 2011 году Михаил Желтиков как успешный отец четверых детей от правительства Самарской области получил знак общественного признания «Во славу отцовства».

Ольга Пимантьева, «Площадь Свободы»
oleangelina@yandex.ru

Михаил Желтиков

фото: «Площадь Свободы»

 

 

 

 

фото: из открытых источников