В асалато превращается матрешка

Тольяттинец Павел Шереметьев изучает экзотические традиции, а также придумывает свои.

Все началось четыре года назад, когда он заплел дреды (афрокосички, спутанные локоны, как эту прическу называют) и получил на почте желтый костюм покемона Пикачу. Не то чтобы Павел был фанатом этого героя, просто он полюбил радостный желтый цвет. Серые вещи, конечно, практичны, но для самого Павла совсем не комфортны. А еще Шереметьеву нравится ездить по фестивалям. Грушинский, Захаровский, «Барабаны Мира», «Метафест» — приезжая туда, он надевает костюм Пикачу, здоровается с людьми и желает им добра и счастья — традиция у него такая. Реагируют на нее, конечно, все по-разному, но Павел ни на кого не обижается. «Пусть некоторые люди поступают так, как тебе не нравится, но это не значит, что они плохие», — утверждает собеседник.

Проблема родила решение

Вообще-то Павел системный администратор, но в детстве с интересом учился в музыкальной школе. Когда впервые увидел в видеороликах, как человек играл на ханге, а ритм отбивал на асалато, влюбился в необычные перкуссионные инструменты. Ханг поразил Павла космическими звуками, африканский асалато — завораживающим шоу, которым сопровождалась игра. Асалато, заметим, состоит из двух небольших «орехов», заполненных семенами, по существу — это два небольших маракаса, соединенных веревкой. Один «орех» держится в руке, а другой раскачивается из стороны в сторону вокруг руки, создавая «щелчок» при ударе. Человек из видеоролика выписывал какие-то невероятные кульбиты «орехами», при этом звучали сложные, неправильные ритмы. В общем, Павел загорелся освоить удивительный инструмент.

Первый асалато собеседник привез из Таиланда. Инструмент, однако, прожил всего пару месяцев. Видно, дальний перелет на прочности сказался. Павел решил, что заказывать асалато из экзотической африканской Родины будет дорого, стал думать, как сделать инструмент самому. И пошло-поехало, любая проблема рождает решение. Павел стал делать асалато из липы, закупая заготовки у мастеров, производящих… матрешек! Первые блины были комом, липовые «орехи» разбивались, падая на асфальт. Потом Павел начал снаружи покрывать асалато лаком, внутри — эпоксидкой. Также внутрь инструмента была вложена оружейная дробь, смешанная с песком. Покупатели (в основном это музыканты, играющие этнику) остались довольными. Еще бы — в России африканский асалато практически никто не делает.

По словам Павла, японцы придумали изготавливать инструмент из пластика, но… из-за удаленности Страны восходящего солнца японские асалато получаются не самыми дешевыми. Жители Украины и Белоруссии также предпочитают обращаться к Павлу за инструментом.

У многих асалато ассоциируются с четками. То есть этот медитативный инструмент может создать состояние транса, способствовать релаксации и понижению уровня стресса, что очень важно в ритме современной жизни!

— У меня получается играть, когда перестаю думать, — поясняет Павел. — Если думаешь, сбиваешься.

Сначала — глюкофоны, потом — ханги

Освоив изготовление асалато, Павел начал экспериментировать с глюкофонами. Это тоже перкуссионный инструмент, тональный лепестковый барабан, изготовляемый из газовых баллонов. Глюкофон имеет множество вариантов настройки — мажорные, минорные, интегральные, пентатонические лады. Свой интерес собеседник объясняет просто:

— Если что-то получается, зацикливаться на этом не надо, лучше сосредоточиться на том, что не получается. Тогда происходит развитие.

В планах Павла Шереметьева — построить мастерскую, в которой можно было бы делать экзотические инструменты: глюкофоны, асалато, ханги, калимбы. В мастерской он хочет поставить 3D принтер, чтобы делать пластиковые асалато. На деревянных «орехах» из липы, по его мнению, удобно учиться играть, а на пластиковых — тренировать скорость. Настоящие же африканские асалато можно использовать только на концертных выступлениях, поскольку они дорогие и хрупкие.

Павел Шереметьев стремиться получать деньги за то, что нравится. По мнению собеседника, это гораздо приятней, чем просто работать ради денег. Со временем он надеется создать в Тольятти особое музыкальное пространство, что-то вроде кафе, куда люди могли бы прийти и поиграть на разных необычных инструментах. Есть же в Екатеринбурге Барабанный дом и Укулелишная в Москве (укулеле, как известно, — четырехструнная гавайская гитара).

Мате на досуге

Традиция попить чайку на досуге для Павла тоже не пустой звук. Он встречается с друзьями-чаеманами в клубе «Нефритовый Будда». И полностью доверяет знатокам приготовление китайского или японского чая. Дома же для себя заваривает мате — парагвайский чай из растения падуба. У него есть калебас — специальная емкость, где заваривают мате. Из калебаса также и пьют напиток через специальную трубочку «бомбилью» с мундштуком на одном конце и ситечком на другом. В этот момент, думаю, собеседник чувствует, себя как настоящий «севадор» — именно так называется человек, заваривающий мате.

По словам Павла, среди его знакомых много интересных людей. На меня лично произвел впечатление педагог-афроамериканец, который преподает малышне в детском саду английский язык. Дреды у учителя — практически до колен! Тут же Павел рассказал историю про то, что его знакомую попросили дреды состричь, когда она пришла устраиваться на работу учителем младших классов в российскую школу. Такие вот разные нормы и традиции…

Калимба — древнейший и самый распространенный музыкальный инструмент в Центральной и Южной Африке, на некоторых из Антильских островов. Ее называют «африканское ручное фортепиано»; применяется для аккомпанемента.

Ханг — перкуссионный инструмент, состоящий из двух соединенных металлических полусфер. Инструмент был разработан в 2000 году Феликсом Ронером Сабиной Шерер в швейцарском Берне в результате многолетнего изучения карибского стального барабана и многих других резонирующих перкуссионных инструментов со всего света: гонга, барабанов, колокольчиков и т.д.

Асалато — перкуссионный музыкальный инструмент родом из западной Африки. Асалато делают из плодов Oncoba Spinosa (дерево со злыми колючками).

Целительный инструмент

Павел Шереметьев мечтает делать ханги. Считается, что Ханг, помимо необычных возможностей для творчества, обладает еще рядом уникальных свойств — как медитативных, так и лечебных. Он считается новейшим идиофоном (в переводе с греческого -«самозвучащий» инструмент). Традиционными идиофонами — поющими чашами, гонгами — врачи на Тибете лечили людей. В Тибете широко распространен звуковой массаж, когда несколько чаш разных размеров выстраивают в зависимости от расположения энергетических центров либо около тела, либо на самом теле человека. Такая практика популярна и в наше время и существует по всему миру.

Ханг, унаследовавший звук и традиции древних инструментов, также оказывает довольно сильное воздействие на организм человека. Только звук тут извлекается более мягко, мелодично, из всего корпуса. В результате вибрации передаются и распространяются по всему телу.

Олеся Ангелина, «Площадь Свободы»
oleangelina@yandex.ru

асалато как будто четки

фото: Площадь Свободы

фото: из открытых источников