Они взрослели по минутам, ведь у войны не детское лицо. Подростки 10-15 лет вместе с женщинами заменили  мужчин, ушедших на фронт. Среди таких детей войны была и Вера Жукова. Когда началась война, ей исполнилось 12 лет. Все лишения трудных военных лет она помнит, будто события произошли вчера. Вера Григорьевна жила в селе Ерыклинск Мелекесского района Ульяновской области. «В конце августа 1941 года всех наших отцов забрали на фронт, — рассказала собеседница. — Мужчин было человек 30. Все как богатыри, настоящие Ильи Муромцы. До последнего их держали в резерве как самых опытных, здоровых, трудоспособных колхозников. Из них не вернулся никто, их имена высечены на обелиске, стоящем в центре села».

Работали бесплатно — за трудодни

По словам Веры Григорьевны, в ее селе война выкосила всех парней 1925 года рождения, никого в живых не оставила. А молодежи в Ерыклинске было много, до войны ребята часто ходили по селу с гармошкой. Ей до сих пор жалко Павлика Пугина. Перед войной он только окончил педучилище, его направили работать в школу в одной из деревень. Совсем молодым Павел ушел на фронт и был тяжело ранен, родители забрали его домой из госпиталя, но прожил он недолго. Приезжая на сельское кладбище, Вера Григорьевна всегда подходит к могиле своего знакомого.

Проводив отцов на фронт, дети вместе с матерями заменили их на полях. Работали с мая до первого снега — сажали, сеяли, пололи, убирали. Вера Григорьевна сказала, что любила работать на молотьбе, мешки зерном  затаривать. Комбайн не мог пройти туда, где росли кусты и деревья. Там женщины с детьми серпами жали рожь и пшеницу, вязали и ставили снопы.  Хотя весили мешки с зерном прилично — килограммов по 80, подросткам приходилось грузить их на машины. Ведь на фронт забрали всех мужчин без исключения, вплоть до инвалидов. После зерна убирали картошку, капусту, свеклу. «Все для фронта, все для победы» — как призывал известный лозунг. Никаких денег ни детям, ни женщинам не платили, колхозники работали за трудодни — взрослым закрывали целый, а детям половину.

Ветеран четырех войн

Даже корова нас жалела

В школе ребята учились одетыми — в валенках и варежках, дров для обогрева классов хватало не всегда. Их заготавливали в лесу, привозили и сушили. Писали ученики только тогда, когда было тепло. Тетрадями пользовались  только для написания контрольных работ. Учебники были только у учителя.

Кроме колхозных полей Вера вместе со своим старшим братом Сашей  работали на личном огороде — 50 соток. Они и сено для коровы заготавливали. Саша  обучил буренку так, что на ней можно было возить дрова. По словам собеседницы, корова у них была умная, как человек, только не разговаривала. Вере Григорьевне кажется, что она жалела детей. Мама у них была больная, с пороком сердца. Врачи рекомендовали ей только легкий труд. А где его взять в колхозе? 80 трудодней надо за лето выработать, иначе огород обрежут. Чем тогда кормиться?

Когда старшего брата Александра взяли в армию, семье стало еще сложнее справляться с хозяйством. Вера Григорьевна училась в школе, потом в техникуме, а после учебы, на летних каникулах, работала за свою маму в колхозе. Налоги с колхозников брали большие. За год семья собеседницы должна была сдать 100 яиц, 100 литров молока, 6 центнеров картошки, которую возили на завод по производству спирта.

С 1947 по 1950-й год Вера Григорьевна училась в зооветеринарном техникуме, в который ходила пешком за 18 километров в село Рязаново. На спине у нее был рюкзак с ведром картошки, в одной руке — фляга с молоком, в другой — лепешки. Поскольку муки не было, лепешки тоже пекли из картошки.

Не могу избавиться от ощущения, что мне наплевали в душу

Фельдшер-десантник стал судьбой

Разруха после войны на селе была жуткая. И Вере Григорьевне как молодому специалисту пришлось с ней бороться. После окончания техникума она приехала работать в зерносовхоз имени Крупской Ульяновской области, точнее — в шестое отделение совхоза, находившееся в степи, в 30 километрах от центральной усадьбы. Зашла в коровник — ворот нет, они валялись рядом с входом. Крыша худая, коровы стояли мокрые, грязные. Многие буренки болели бруцеллезом. Но, как утверждает Вера Григорьевна, ей повезло, что управляющий в совхозе тоже оказался новеньким, приехал сразу после окончания Ульяновской высшей партийной школы. Он сразу прислал в помощь Жуковой двух плотников, они ворота поставили, крышу покрыли. За три-четыре дня в коровнике стало сухо, чисто.

В совхозе Вера Григорьевна познакомилась со своим мужем — участником войны, десантником. Михаил в родную деревню вернулся только в мае 1950 года, так как сразу после окончания войны его вместе с боевыми товарищами отправили на Кавказ — восстанавливать разбитые санатории. В совхозе имени Крупской бывший десантник работал фельдшером в больнице. Молодые люди познакомились в аптеке, когда девушка покупала зеленку. Потом он приехал делать прививки в ее шестое отделение. Бруцеллез, как известно, заболевание опасное…

После сдачи годового отчета оказалось, что шестое отделение перевыполнило план по надою молока.  Директор совхоза поставил молодую специалистку в пример, после чего ее назначили бригадиром дойного гурта второго отделения. Вера Григорьевна говорит, что работа тогда для нее была гораздо важнее личной жизни. Однако после переезда молодая специалистка стала ближе к центральной усадьбе. Михаил постоянно ездил к ней за 8 километров на велосипеде. Фронтовой опыт наложил на него особенный отпечаток. В отличие от большинства деревенских мужиков он не курил, не пил, матом не ругался, был спокойный, интеллигентный. Вера Григорьевна поняла, что сам он никого не обидит и в обиду никогда своих не даст.

07-05-2017: Праздник для ветеранов

Семейная традиция

Вера и Михаил поженились, родили и воспитали двоих сыновей, дожили до золотой свадьбы. Но про войну муж Веры Григорьевны рассказывать не любил, хотя везде пришлось ему воевать: в Австрии, Чехословакии, Албании, только в Германии не был. Ордена и медали украшали грудь фронтовика-десантника в два ряда. Пять лет назад его не стало. Когда Вера Григорьевна хоронила мужа, она все награды приколола на его костюм, но копальщики на кладбище велели снять. У нас, мол, всякое бывает…

В семье Жуковых существует традиция — каждый год на 9 Мая Вера Григорьевна вместе с сыновьями и внуками едет на свою малую Родину, в село Ерыклинск, чтобы в День Победы участвовать в митинге у обелиска, увековечившего имя ее отца и других односельчан.

— Пусть останется память о нашем поколении, — высказала пожелание 87-летняя Вера Григорьевна. — Мои ровесники трудилось на пределе человеческих возможностей. Я желаю всем представителям моего поколения здоровья и спокойной старости. С Днем Победы, дети войны, малолетние труженики тыла!

Цифра

Сейчас в Тольятти проживают 624 участника Великой Отечественной войны. В прошлом году их было больше тысячи.

Тольяттинец — участник штурма Берлина

Ольга Пимантьева, «Площадь Свободы»
oleangelina@yandex.ru

ветеран труда

фото: «Площадь Свободы»

фото: из открытых источников