Народный артист РФ Мстислав Запашный уверен, что гены цирка в крови у всех представителей легендарной династии дрессировщиков.

Послезавтра, 8 июля 2017 года, во Дворце спорта «Волгарь» состоится премьера программы «Великий русский цирк», которую привез в Тольятти знаменитый укротитель хищников, потомственный дрессировщик, народный артист РФ Мстислав Запашный. Событие для нашего города долгожданное — цирковых шоу столь высокого уровня тольяттинцы не видели много лет.

По случаю начала гастролей в Тольятти руководитель программы Мстислав Запашный приготовил для жителей нашего города сюрприз: 500 бесплатных билетов для детей, которые придут на спектакли в сопровождении взрослых. Накануне начала большого циркового праздника «Площадь Свободы» встретилась с народным артистом России. Дрессировщика мы застали за работой — он ловко управлял автопогрузчиком, выгружая из многотонных грузовиков клетки с тиграми. С этого, конечно, и начали разговор, который проходил прямо среди клеток и сопровождался неповторимым тигриным рыком, от которого порой становилось даже не по себе.

Однажды 40 лет спустя

— Мстислав Мстиславович, вы сами управляете погрузчиком, разгружаете клетки с животными, работаете наравне с остальным коллективом. Почему? Не доверяете никому другому разгружать клетки с тиграми?

— Дело не в том, доверяю я или нет. Конечно, своим людям я доверяю. У меня есть профессиональная команда. Но, во-первых, не у всех есть допуск на управление автопогрузчиком, который, как вы понимаете, необходим. У меня, например, такой допуск есть и еще у двух-трех водителей. Однако животных я обычно всегда разгружаю сам. Не из-за того, что я кому-то не доверяю. Просто мне это нравится. И потом, хочешь сделать хорошо — сделай сам!

— Как доехали до Тольятти? Как перенесли дорогу животные? Путешествия для них — дело привычное?

— Спасибо, доехали хорошо. Мы недалеко работали — в Саратовской области. Здесь всего-то 400 км. Дорога прошла нормально, успешно. Все в порядке. У нас для транспортировки животных есть специальные фуры — еврорефрижераторы. Поэтому я имею возможность создавать там необходимый микроклимат в любое время года и при любых погодных условиях. Допустим, тиграм мы делаем 17-18 градусов тепла, для лошадей выставляем температуру 11-12 градусов со знаком «плюс», потому что у лошадей больше масса и, соответственно, больше теплоотдача.

Тут уже все высчитано годами. В фурах есть дополнительный свет, на зиму дополнительные обогреватели стоят специально. Чтобы зимой животные, не дай бог, не замерзли, а летом не перегревались. Также с нами обязательно едут люди, которые ухаживают за четвероногими артистами. При любом переезде мы делаем минимум три остановки в день плюс ночную остановку. На каждой из них в фурах проводится уборка, животных поят и кормят, учитываются все нюансы, после чего мы снова продолжаем движение.

— Сколько животных сейчас путешествует вместе с вами? Сколько тигров, лошадей, медведей, собак вы привезли в Тольятти?

— На сегодняшний день у нас есть 13 тигров, 4 медведя, 3 лошади и порядка 22 собак. С собаками, кстати, у нас работает мой племянник.

— Запашные — одна из самых известных цирковых фамилий и в России, и по всему миру. Как сегодня обстоят в нашей стране дела с цирком? Тем более с такими большими программами и аттракционами, которыми славится ваша династия?

— У Запашных, к счастью, все нормально, все хорошо. Вы знаете, все мы, не только я, но и мои братья Эдгард и Аскольд Запашные, и наши отцы Мстислав Михайлович и Вальтер Михайлович Запашные всегда создавали настоящие произведения — номера, аттракционы, целые спектакли даже грандиозные. И люди всегда приходили, смотрели и, слава богу, продолжают с удовольствием делать это сейчас.

Дело в том, что, в принципе, все, что Запашные делают, редко кто повторяет, а точнее сказать, не повторяет никто. Так же и сейчас. Ребята делают новые спектакли, я сделал новый спектакль. Разница лишь в том, что Эдгард и Аскольд работают в основном в Москве и Санкт-Петербурге, а я проехал всю Россию и все зарубежье. Мне интересно работать в городах, где нет стационарных цирков.

Я назвал это большим туром по городам России. Иногда работаю в шатре, иногда во дворцах спорта. Вот как сейчас, например. У вас в Тольятти прекрасный Дворец спорта «Волгарь». И знаете, как интересно получилось? Перед началом гастролей я поднял архивные документы и выяснил, что 40 лет назад, когда этот дворец только открывался, мой отец как раз работал здесь со своей программой, и я маленьким 10-летним мальчиком тоже здесь был. Так что смело можно сказать, что в ваш город Тольятти я приехал второй раз — всего лишь 40 лет спустя.

Из-под палки хорошо не получится

— Будучи в Тольятти 10-летним мальчиком, вы уже тогда знали, что станете дрессировщиком?

— Скажу больше: я тогда уже работал, выходил с отцом на манеж, так же, как и мои дети сейчас вместе со мной выходят. Что касается дрессуры — дрессура в цирке считается наивысшей ступенью. Если кто-то к чему-то стремится в нашем искусстве, хочет чего-то добиться, то начинает с какого-то другого жанра и только потом выходит на новый уровень. Я, например, начинал с нуля, с рабочего, ухаживал за животными. Потом был униформистом, который ухаживает за сценой и т.д. Дальше была акробатика, гимнастика, вольтижная акробатика, конные номера, клоунада, чуть-чуть совсем воздушных номеров. И в итоге я пришел к тому, что стал дрессировщиком. А на протяжении всего этого времени я еще помогал своему отцу. Пока они работали в клетке, я стоял сзади, осваивал навыки, перенимал опыт, смотрел со стороны, как сейчас стоят позади меня мои помощники. Это жизнь, моя жизнь. Я этим живу и этим болею.

— Запашные — это бренд, легенда. У того, кто родился в этой семье, есть выбор, чем заниматься по жизни? Или принадлежность к легендарной цирковой династии заранее, с самого рождения предопределяет судьбу?

— Выбор у человека есть всегда. Я, во всяком случае, придерживаюсь такого правила. Детям своим говорю: хотите работать в цирке — работайте, не хотите — не работайте, я никого не заставляю делать это и не буду никогда заставлять. Потому что из-под палки хорошего ничего не получается. Не нравится цирк — идите на рынок торговать, учитесь, идите куда угодно, становитесь инженерами и т.д. Пожалуйста!

— Но случаев, чтобы кто-то из Запашных не связал свою жизнь с цирком, нет? Или история все же знает примеры?

— Допустим, моя 14-летняя дочка сейчас занимается художественной гимнастикой. Пока. Потом, думаю, тоже придет в цирк. Потому что профессиональный век спортсменов чуть поменьше, чем век артистов цирка. Она ездит на соревнования, завоевывает медали, причем золотые. Это классно! Да, она пошла сейчас по этому пути. Но уже просится в цирк. Поэтому не вопрос — пусть занимается. Гимнастика — это хорошо для цирка. Старшая моя дочка — она сначала вообще не хотела нигде работать, была домохозяйкой. Потом отучилась в институте, но по профессии не пошла работать, опять какое-то время дома сидела. И наконец, спустя каких-то десять лет, позвонила со словами: «Папа, возьми меня к себе поработать». До этого она, кстати, тоже приходила, три месяца поработала и решила, что это слишком тяжело. И все-таки сейчас она вернулась. Пока работает артисткой балета. Но у нее неплохо получается, так что дальше будем смотреть.

— Цирк у Запашных, наверное, в крови. Может быть, какой-то особый ген уже выработался?

— Я думаю, что можно и так сказать. Вы правы.

Настоящий русский цирк!

— Как вы знаете, несколько лет назад в Тольятти была неприятная история, когда в город приехал фальшивый Мстислав Запашный...

— Да, я помню этот случай. Тогда мы работали в Хабаровске.

— Часто ли бывает, что кто-то ради наживы прикрывается вашей громкой фамилией?

— К сожалению, я знаю два таких случая. Первый — как раз в Тольятти. Люди взяли фамилию, хотели быстренько «срубить» денег и, в принципе, сделали это, насколько я помню, после чего просто сбежали с этими деньгами. Второй случай — мне присылали фотографии, где написано «Мстислав Запашный в Бресте». Хотя я никогда там не работал. Поэтому всем всегда говорю: сейчас, в век Интернета, можно легко отследить гастрольный график нашего коллектива. И потом, когда в город приезжает Запашный, вместе с ним приезжают 8-10 огромных машин с фирменной символикой и портретами. Тут уже не обманешь и не обманешься.

— Огромные машины мы видим, действительно. А какая программа ожидает тольяттинцев?

— Программа называется «Великий русский цирк». Название выбрано неслучайно: я собрал воедино практически все основные жанры циркового искусства. Высшая школа верховой езды, дрессура медведей и собак, клоуны, акробаты, гимнасты, иллюзия и, конечно же, дрессура тигров. Это все то, из чего зарождался русский цирк. Программа длится 2 часа 20 минут. Первое отделение — 1 час 15 минут, потом перерыв. В антракте, если будет возможность, мы людям будем показывать, как содержим животных. Все желающие смогут посмотреть, как должны содержаться животные. Скорее всего, будет так.

— Особенность русского цирка — животные, дрессура. Не ощущаете давление со стороны зоозащитников?

— Да, были у нас такие инциденты. В Калуге, допустим, мы работали, там к шапито приходили люди, которые стояли с плакатами в защиту животных. К ним подходишь, а они не разговаривают, стоят зашуганные. Думаю, это все проплачивают, чтобы сделать плохо. Русский цирк с животными, например, перестали пускать в Евросоюз. Почему? Я одно могу сказать. В 2006 году я работал в Голландии. Вокруг, в радиусе 15-20 км, работало в общей сложности 24 разных цирка. И прогорали все, кроме нас — зритель весь был на нашей программе. Это говорит о том, что там, в Европе, любят и ценят русский цирк. И вот для того, чтобы мы туда не ездили и не сбивали им планку, они сделали закон и постановили нас не пускать.

— Сейчас в Госдуме прорабатывают проект нового закона об обращении с животными, который напрямую коснется и цирковой среды. Вы участвуете в этом процессе? Быть может, давали предложения, поправки и т.д.?

— В большей степени этим занимается мой двоюродный брат Эдгард Запашный. Мы с ним общаемся, советуемся во всем. Но поскольку он в основном в Москве и ближе ко всему находится — ему и карты в руки: он посещает заседания, обсуждения закона и т.д. Поэтому все будет нормально, я думаю.

На самом деле да, действительно, цирков неизвестно каких развелось множество. Палатки приезжают, пишут про супершоу, люди приходят, а там манеж 6-метровый и несчастные голодные животные. У нас же сейчас нет цирковой монополии, поэтому полный бардак. Значит, надо как-то все узаконить. Наверное, будет введено лицензирование для тех, кто имеет право работать в этой среде, в том числе задействовать в своих программах животных. Это правильно.

Тигрица по имени Лада

— Мстислав Мстиславович, ваши двоюродные братья Эдгард и Аскольд называют своих тигров и львов в честь известных артистов: Майкла Джексона, Рики Мартина, даже Александра Пескова и т.д. А вы как животным имена подбираете?

— Во-первых, смотрим родословную, берем первую букву и уже придумываем кличку. Допустим, у нас есть тигр Гром. Я думал, жена думала, сын думал, как назвать. Потом я уже на коллектив вышел: давайте срочно кличку тигру! Сразу предложение: Гром! Хорошо, пусть будет Гром. Вообще, чтобы с животным было проще общаться, кличка должна быть легкая. Вот мы сейчас работаем в Тольятти, например. У нас есть тигрица, она занесена в Красную книгу, а кличка у нее — Лада. Видите, как интересно получается? Есть Ханум, Граф, Барон, Босс — много их у нас!

— Наряду с привычными для зрителя рыжими тиграми у вас, я обратила внимание, есть группа молодых белых тигров. Они уже работают в программе?

— В том шоу, которое мы покажем в Тольятти, белые тигры не задействованы. Для них мы с сыном Ярославом сейчас готовим новый аттракцион. Думаю, через год-два мы его покажем. Это будет смешанная группа хищников: будут рыжие наши уссурийцы и белые бенгальцы. С бенгальцами, кстати, интересная история получилась.

Я в свое время работал в Сочи с аттракционом «Тигры на зеркальных шарах». И на один из спектаклей приехал директор китайского сафари-парка в Гуанчжоу. Он посмотрел аттракцион, а потом подошел и сказал, что подарит мне двух белых бенгальских тигров. И через три месяца подарил двух тигрят: брата и сестру.

Когда они выросли, с ижевским зоопарком я поменялся тигрицами. И у нас стали рождаться тигрята. Все белые тигры, которых вы видели, они все родились в нашем цирке. То есть мы сами, можно сказать, вырастили себе новую группу артистов.

Бенгальцы — народ тяжелый

— А есть ли разница в работе с уссурийскими и бенгальскими тиграми?

— Белых тигров я называю «иностранцы». Ох и тяжелый это народ... Наши лучше! Наши все понимают с полуслова. Но тем не менее белые тигры на манеже — это красиво и это большая редкость. Хотя в дрессуре с бенгальцами сложнее, они такие, более в себе, что ли. С уссурийцами проще: они быстрее схватывают, быстрее отдают, быстрее делают.

— В каком возрасте животное способно выйти на манеж, начать репетировать, работать?

— Как правило, после трех-четырех лет. В таком возрасте это уже взрослый тигр. Поэтому все зависит от подготовки. Допустим, нашим белым тиграм сейчас как раз по четыре года, поэтому на следующий год я их собираюсь выпустить. Сейчас каждый день мы с сыном репетируем, готовим новый аттракцион без отрыва от производства.

— Среди ваших полосатых артистов только молодежь или есть ветераны?

— Да, ветераны есть. Та группа уссурийских тигров, которых мы будем показывать в Тольятти, они как раз ветераны, всё прошли, поездили со мной достаточно. Уже года через три, наверное, я их буду на пенсию отправлять.

— В зоопарк?

— Нет, я не отдаю своих животных в государственные зоопарки. Я называю это беспределом. У меня есть хорошие друзья на черноморском побережье, где построили хороший сафари-парк, вольеры поставили и т.д. Когда у меня стареют животные, я отдаю их туда, и уже там, в хороших условиях, они спокойно доживают, дышат морским и горным воздухом, за ними смотрят, ухаживают.

— Тяжело расставаться?

— Конечно. Но еще тяжелее, когда теряешь животное, когда оно гибнет у тебя на руках. Гораздо лучше, когда ты его отдал и знаешь, что он на пенсии и у него все есть.

Не делайте тигру больно

— Многие представляют, что дрессура — это когда животных бьют кнутом. Как на самом деле?

— Метод кнута и пряника никто не отменял. Это было всегда и всегда будет. Вот смотрите: у меня восемь детей и я их всех наказываю, если они провинились, и так же я их всех люблю. У меня 13 тигров, я их тоже очень люблю. Но когда они провинятся, я их тоже наказываю. И вот тут самое важное: разница между издевательством и наказанием очень большая. Наказать животное надо вовремя. Необязательно сделать это больно. Если сделать тигру больно, по-настоящему больно, допустим, палкой его ткнуть — у него неадекватная реакция, он разворачивается и идет в атаку. И остановить массу в 230-250 кг практически невозможно, даже с моим опытом и умением, потому что это машина: он ничего не видит, у него заплывают глаза, становятся зелеными, он просто бросается, потому что ты ему сделал больно. Вот и подумайте: бьем мы своих тигров или нет? Все просто: вовремя наказать и вовремя поощрить. Животное знает, что я хочу от него, и мы оба получаем удовольствие.

— Тем не менее бывали случаи, когда на вас нападали подопечные?

— К сожалению, да. Последний случай у меня был полтора года назад. У нас был тигр один, боялся всего, панически просто. В клетке более или менее, а из клетки выйдет — все. Мог сидеть на тумбе, потом ни с того ни с сего вскочить и побежать куда-то. Порвал руку сыну, когтем зацепил. Через месяц мне порвал руку, когда мы начали с ним бороться. Он соскочил, мне надо было его успокоить. Но он из лежачего положения с места прыгает — это доля секунды. Поэтому я стараюсь быть всегда готовым к нападению. Но все равно предугадать невозможно. Реакция животного в любом случае быстрее, чем у меня. В тот раз, полтора года назад, например, я еще только собираюсь отходить, а тигр уже идет в атаку. Одной лапой меня хватает за плечо, а второй лапой промахивается, то есть я успеваю убрать плечо, и он рвет мне руку. А если бы он второй лапой меня схватил — сразу шея «щёлк» и нет Запашного.

— А что сейчас с этим тигром?

— Мы еще месяц с сыном пробовали его успокаивать. А потом на самолете перевезли его в хороший зоосад на Дальнем Востоке к моим друзьям, и он теперь там балдеет.

— Часто ли расстаются с животными, которые нападают на людей?

— Не знаю. Вот у меня тигр, с которым я поднимаюсь на шаре, в воздух поднимаюсь с ним. Он огромный, весит 250 кг. Тоже нападал на человека, прокусывал ключицу. Он дерется со всеми тиграми в манеже, потому что чувствует себя хозяином, и на меня тоже так поглядывает. Мы с ним деремся иногда, но работаем. Животное не виновато. Хищное животное и создано для того, чтобы убивать. Это его жизнь. А если я как дрессировщик допустил какую-то ситуацию, конечно, я в этом и виноват. И вот еще что: если дрессировщик боится, ему вообще не надо в клетку заходить.

— Спасибо за интересную беседу!

— Увидимся на премьере! Обязательно приходите в цирк!

Отец и сын

Ярослав Запашный — один из сыновей Мстислава Запашного и продолжатель знаменитой династии дрессировщиков. Работать в цирке Ярослав начал с 12 лет. Как и отец, освоил целый ряд жанров и только потом занялся дрессурой. Сейчас 25-летний Запашный вместе с отцом работает с рыжими уссурийскими тиграми в программе «Великий русский цирк», задействован в нескольких других номерах шоу и участвует в подготовке нового аттракциона с белыми бенгальскими тиграми.

Цитаты

На всех, кто рождается в семье Запашных, лежит очень большая ответственность. Ты не имеешь права быть хуже тех, кто был впереди тебя.

Если дрессировщик боится, ему вообще не надо в клетку заходить.

Юлия Романенко, «Площадь Свободы»
roma-jul@yandex.ru

Мстислав Запашный с сыном и тигром

 

 

 

 

фото: из открытых источников