Требования рабочих АвтоВАЗа

10 января 2017 года завершился очередной суд по иску активиста профсоюза «Молот» к ПАО «АВТОВАЗ». Суд признал правоту истца. Событие нерядовое. Совсем недавно активисты и юристы профсоюза на подобные судебные заседания ходили без надежды на восстановление справедливости, а больше из чувства принципиальности и интереса «посмотреть на беззаконие». А теперь – победа… И какая! Что-то поменялось в настроении Фемиды.

Итак, в течение вот уже нескольких месяцев суды демонстрируют объективность при ведении гражданских дел по искам рабочих АВТОВАЗа к администрации, что, безуслоно, воодушевляет вазовцев и членов независимого профсоюза «Молот». Они убеждены, что на флагмане российского автопрома частенько нарушается Трудовой кодекс, попираются права рабочих, а прослойка холуйствующих менеджеров среднего звена творит беззаконие в угоду своим хозяевам.

Коммерческий туман над нами проплывает

– На протяжении многих лет мы пытались доказать в судах, что работодатель в лице АВТОВАЗа находится в более выгодном положении, чем работник. Возьмём, к примеру, пресловутые «Положение о защите персональных данных работников» и «Положение по сведениям, составляющим коммерческую тайну и иную конфиденциальную информацию».

Персональными данными работников руководство пользуется, как ему заблагорассудится. Даже простой мастер имеет доступ к этим сведениям и получает их, когда готовит, допустим, провокацию в отношении активиста нашего профсоюза.

Когда же дело доходит до того, чтобы получить справку, подтверждающую работу во вредных условиях, – начинается самый натуральный цирк. В соответствии со статьёй 62 ТК РФ работодатель обязан в течение трех рабочих дней предоставить работнику любой касающийся его трудовой деятельности документ. Однако на деле работника могут неделями посылать из кабинета в кабинет, отказывая ему в выдаче справки или приказа, касающегося его непосредственно. И всё это – под надуманными предлогами и с откровенным глумлением над честным человеком, который просто хочет, чтобы всё было по закону.

На председателя профкома «Молот-АВТОВАЗ» Виктора Альчикова, например, устроили настоящую облаву, когда он положил в карман копию распоряжения о взыскании, которое вынесли непосредственно ему. Виктору пришлось передать документ одному из своих заместителей, а самому выходить с завода через другую проходную. По мнению менеджмента производства, это конфиденциальная информация! На самом деле, конечно, они всего лишь боятся, что их плохо состряпанные документы окажутся в суде или прокуратуре.

Вазовские начальнички понимают, что без документов работник не сможет подать ни исковое заявление, ни жалобу в трудовую инспекцию, вот и пытаются не допустить выноса документов за проходную. Чем, конечно же, нарушают закон.

Нам, кстати, пришлось сделать официальный запрос на имя президента тогда ещё ОАО «АВТОВАЗ» Николя Мора на предоставление перечня документов, которые находятся под «грифом секретности». Перечень получили. В приложенной к перечню справке говорится, что под понятие «коммерческая тайна» попадают документы, связанные с финансами, коммерческой деятельностью общества, и протоколы заседаний (совещаний) дирекции акционерного общества. Так мы развеяли вазовский миф о том, что даже вынос своего расчётного листа является чуть ли не преступлением и разглашением коммерческой тайны.

Итожим: документы, касающиеся работника, ему обязаны предоставить в течение трех рабочих дней. Это первое. Список реально защищенных понятием коммерческой тайны документов – в разы короче, чем вам и нам пытаются доказать вазовские перестраховщики, которые свое место потерять боятся больше потери совести и уважения своих коллег.

Лгуны-подписанты

– Однако в судах к рассмотрению порой предоставляются не только документы, регламентирующие отношения работника с работодателем, отражающие реальные особенности этих отношений, но и сфабрикованные протоколы, приказы и уведомления. По принятой на АВТОВАЗе практике юридический отдел легко приготовит любую бумажку по указке начальства. Например, приказы или распоряжения, с которыми вас якобы своевременно ознакомили. Понятно, что вашей подписи на них нет, но есть «акт об отказе от ознакомления», подписанный сразу тремя «свидетелями».

С такими фокусами мы уже научились бороться. Приглашаем «подписантов» в суд в качестве свидетелей и ловим на лжи во время перекрестного опроса. Соглашаясь всего лишь выполнить маленькую просьбу начальника цеха – прийти в суд и солгать, подписанты сфабрикованных актов не понимают до конца, что их ждёт. Поэтому, когда всё оказывается сложнее, когда выясняется, что врать надо под присягой, что во время опроса рядом не будет суфлёра со списком подсказок, – лгуны начинают нервничать. Статью за дачу заведомо ложных показаний никто не отменял. Как правило, в итоге загнанные в угол лжесвидетели признаются, что выполняли указание руководства. Суд сначала недоумевает, а потом и раздражается.

Куда пошёл? И как сходил?

– Но вернемся к суду, недавно выигранному юристами профсоюза «Молот». Менеджеры цеха 24Р10 – директор производства службы вице-президента по производству автокомпонентов и начальник производства «Шасси» давно уже мечтают избавиться от председателя профкома «Молот -АВТОВАЗ» Виктора Альчикова. Даже на маршрутах его передвижения по заводу установили видеокамеры. Отслеживают – куда пошёл, с кем встречался… К Виктору приставлен один мастер, который должен его всюду сопровождать, и в туалет в том числе.

Так вот. На суде оспаривалось распоряжение начальник производства «Шасси» об отсутствии Виктора 18 июля 2016 года на рабочем месте с 9.00 до 9.30. Виктор, собственно, уже и не помнил, что там происходило полтора месяца назад в 9 часов утра. И подозревал, что вроде бы ходил в туалет. Но… не тут-то было.

Свидетели со стороны ответчика решили опровергнуть возможность Виктора Альчикова справлять нужду, при этом напридумывали столько, что сами запутались и запутали судью. Один рассказал суду, что видел Альчикова в бригаде в 9.30. Другой «вспомнил», что «видел» Виктора на главном конвейере в 9.20 возле кабинета начальника цеха 2495, когда шёл туда подписывать распоряжение. Начальник цеха 2495 говорит, что этот мастер пришёл к нему за подписью вообще в 9.40. В общем, герой фильма «Телепорт» и постоянно трансгрессирующие персонажи вселенной Гарри Поттера выглядят на фоне Виктора Альчикова, появляющегося одновременно в разных местах завода, жалкими неудачниками.

Переплюнул всех мастер. Так, он пояснил суду, что каждый работник, собираясь посетить туалет, должен отпроситься у мастера и, вернувшись, также доложить ему. Но в бригаде порядка 30 человек и каждый за время смены сходит в туалет хотя бы два раза. Умножаем минимальные 10 минут на 2 ходки до писсуара, затем умножаем на 30 человек и получаем 600 минут, то есть – 10 часов. Больше, чем весь рабочий день мастера! А значит, по логике мастера получается, что единственная работа мастеров на АВТОВАЗе – это провожать работников в туалет и встречать их оттуда!

Бред бредовый

– Впрочем, сказанное мастером подтверждает мои слова о том, что на заводе прекрасно чувствуют себя сотни дармоедов, а сокращают с производств настоящих специалистов. И подтверждают это вазовские же юристы под протоколы судебных заседаний. Копии которых мы, разумеется, получаем.

Для работников ВАЗа поясню суть одного предоставленного БОТиЗом в суд документа. Он касается опять же посещения туалета. Если в бригаде нет регламентированного перерыва, как на конвейере, по 10 минут через каждые два часа, то работник может находиться в туалете (с учётом пути туда и обратно) от 4% рабочего времени. Что составляет от 20 минут. От, а не до! Сколько раз можно ходить в туалет в течение смены, ни одним нормативным документом не оговаривается. Это касается только работающих. На тех же, кто находится по какой-то причине в простое, этот регламент не распространяется, и «туалетных» ограничений для них нет.

P.S. Цель капиталистов всех мастей – победить «Молот» и подобные ему профсоюзы раз и навсегда. Потому что «Молот», сочувствующие профсоюзу рабочие и поддерживающие профсоюз политики мешают им извлекать прибыль любой ценой. Потому что мы, профсоюзники, привлекаем капиталистов к ответственности за травмы и брак, за нарушения трудовых прав и мер безопасности. На одном из предприятий города рабочим заявили: «Мы этот «Молот» продадим с молотка». В чём заключается это глубокомысленное заявление, кроме не совсем удачного каламбура, я не знаю. Блажен, кто верует. А мы не веруем. Мы делаем свою работу.

Автор: председатель профсоюза «Молот» Вячеслав Шепелев
Источник: интернет газета «Тольяттинский навигатор»

Вячеслав Шепелев

фото: kprftlt.ru

фото: из открытых источников