Тольяттинцы даже не знают, что у нас в городе изготавливают

Рынка хэндмейда в Тольятти в традиционном западном понимании не существует. Участники процесса в один голос утверждают, что на ручном труде много не заработаешь, и сетуют на то, что платежеспособные клиенты не верят в отечественные авторские работы. Тем же, кто способен оценить работы местных творцов, попросту недостает финансов. На прошлой неделе разбирались, почему эксклюзивные аксессуары стоят недешево, а тольяттинцы хотят, чтобы было дешево и сердито.

Дешево и сердито

«Девять лет назад один крупный банк объявил конкурс на изготовление 500 корпоративных сувениров. Наши идеи оказались лучшими. Для того чтобы в срок выполнить такой объем работы, мы одолжили у друзей 6 тыс. рублей, приобрели бормашины и напильники, а производственный цех пришлось организовать на собственной кухне», – вспоминает менеджер «Творческой мастерской Афанасьева» Наталья Афанасьева.

Сегодня эта мастерская предлагает ценителям ручной работы большой ассортимент изделий  высокохудожественной ювелирной пластики, корпоративных сувениров и этнических украшений по цене от 2 до 600 тыс. рублей. Основная доля заказчиков – корпоративные клиенты, а также художественные салоны и частные лица из Москвы и Санкт-Петербурга. «На наш город мы не ориентировались с самого начала, потому что здесь все хотят, чтобы было дешево и сердито», – рассказывает госпожа Афанасьева.
Одна из самых дорогостоящих работ мастерской – серия сувенирных рюмок «Армия 1812 года». На ее изготовление ушло пять лет. «Эта уникальная серия состоит из 12 серебряных предметов. Она награждена дипломом правнучки Фаберже, искусствоведом и консультантом крупнейших аукционных домов Татьяной Фаберже. Мы выпускаем ее ограниченным тиражом. Стоимость коллекции – 600 тыс. рублей. В Тольятти она спросом не пользуется», – делится Наталья Афанасьева.

riumki-1812-goda-soldatiki

Эксклюзив и штамповка

Художник по металлу Юлия Никонова уверена, что причина вялого покупательского спроса на авторские ювелирные изделия в том, что Тольятти в первую очередь промышленный город, местные люди просто не способны оценить стремления творцов к созданию неординарных, «не как у всех» изделий. Кроме того, цены на драгметаллы медленно, но верно растут.

«Я создаю украшения, в которых есть смысл и идея, а не просто штампую кольца и украшаю их в хаотичном порядке камнями. Мне интересно самой придумывать проекты, рисовать эскизы и потом воплощать их в металле. В зависимости от сложности на изготовление одного изделия уходит от одной до трех недель», – делится Юлия Никонова.
Если заказывать украшение лично у мастера, то стоимость самого простого серебряного колечка без камней начинается с 1 тыс. рублей, брошки стоят от 3,5 до 6 тыс. рублей. «В городе есть немало мастеров, которые открывают собственные отделы. С учетом стоимости аренды торговых площадей покупатель переплачивает за изделие из магазина в 2-4 раза», – сообщает госпожа Никонова.

«В рознице сейчас спад объема продаж. При этом главный мировой тренд – стоимость эксклюзивного изделия превышает цену штамповки минимум на 100%, потому как эксклюзив будет востребован во все времена. Стоимость наших колец средней сложности варьируется в пределах от 15 до 20 тыс. рублей», – рассказывает руководитель торгового отдела студии ювелирного дизайна Shulga Ирина Емельянова.

«Спрос на авторскую работу напрямую зависит от экономической ситуации, а сейчас в городе нет денег. К тому же Тольяттинский государственный университет, ежегодно выпускающий ювелиров, сильно поспособствовал развитию сумасшедшей конкуренции в этой сфере. Теперь на каждом углу есть ювелирные мастерские, но катастрофически не хватает тех, кто в них нуждается. Пик покупательской активности приходится на конец декабря и 8 Марта», – делится владелец ювелирной мастерской Антон Заржецкий.

koltca-serdtce-parizha

Семга, скат и питон

Другой популярный у хэндмейдщиков материал – кожа. В Тольятти функционируют пять мастерских, готовых предложить эксклюзивные кошельки, сумки, портмоне, ремни, папки и многое другое. Бесспорный лидер – мастерская «Белый ясень».

«Мы открылись девять лет назад. Тогда собралась группа талантливых художников, скульпторов, ювелиров, и мы решили начать зарабатывать деньги на авторских аксессуарах. Сначала в качестве основного материала выбрали дерево. Из него изготавливали рамы для картин, какие-то интерьерные вещи, но потом методом проб и ошибок поняли, что кожа намного интереснее, а изделия из нее пользуются гораздо большим спросом», – вспоминает менеджер по продажам Анна Кузьмичева.

Сотрудники кожевенной мастерской утверждают, что местный рынок слишком мал, чтобы вывести этот бизнес на рентабельность. Помимо производственного цеха, у «Белого ясеня» есть две розничные точки, но основной рынок сбыта – оптовые покупатели из Москвы и Санкт-Петербурга. «В Тольятти самый ходой товар – обложки на документы и кошельки. Покупатель не готов платить за них больше 4 тыс. рублей», – вздыхает Анна Кузьмичева.

«Один из самых интересных заказов, который к нам поступал, – большое кожаное панно с теснением, нанесением аэрографии, заключенное в деревянную раму ручной работы. Стоимость таких предметов стартует с отметки в 30 тыс. рублей. До недавнего времени мы работали только с кожей крупного рогатого скота. Теперь решили двигаться дальше и уже разрабатываем изделия из кожи семги, ската и питона», – сообщает госпожа Кузьмичева.

rabota-masterskoi-belyi-iasen
газета “Понедельник”

фото: из открытых источников