«Тольяттиазот»: работа в условиях экономического кризиса

Как работает в условиях экономического кризиса одно из градообразующих предприятий? Об этом интервью с заместителем генерального директора – директором экономики и финансов корпорации «Тольяттиазот» Николаем Неплюевым.

– Николай Владимирович, рынок минеральных удобрений переживает период резкого снижения цен. Учитывая ориентированность ТоАЗа на два ключевых продукта – аммиак и карбамид, для завода этот период стал серьезным вызовом, что подтверждают результаты 9 месяцев. Как вы оцениваете состояние рынка?

– Ситуация, которая сложилась на рынке начиная с конца прошлого года, – это действительно вызов, который демонстрирует, насколько эффективно функционируют предприятие и все его службы. Цены на аммиак и карбамид упали более чем в два раза начиная с 2015 года. Еще из показательной статистики: в октябре этого года средняя цена на такой продукт, как аммиачная селитра, снизилась на 20,5% по сравнению с показателями 2015-го.

Сокращается экспорт калийных удобрений, падает стоимость НПК. При этом российские производители объемы не снижают, многие планируют вводить новые мощности. Это к тому, что сложности есть у всех, и тут стоит вопрос, как грамотно их преодолеть.

– «Тольяттиазот» к такой ситуации был готов?

– Конечно, мы были готовы к такому развитию событий, понимая, что рынок цикличен и цены на продукцию ТоАЗа не будут расти вечно. Поэтому последние несколько лет вели активную работу по повышению производительности труда и оборудования, модернизации производства, создавали ту самую «подушку безопасности», которая позволит успешно пройти сложный период.

– Могли бы вы подробнее рассказать, какие меры были приняты финансовым блоком?

– Важным шагом по повышению эффективности стало введение жесткого финансового планирования: в текущих условиях это позволяет снижать риски. Такие меры также предполагают изменение мышления и подхода сотрудников. Все подразделения учатся мыслить цифрами, оценивать каждый шаг с точки зрения критерия «цена – результат». Для большинства вопросов этот критерий вполне применим, за исключением, разумеется, промышленной безопасности и охраны труда.

– То есть вы сфокусировались на снижении расходов?

– Да, это один из шагов, необходимых для сохранения высокой финансовой устойчивости предприятия. И тут важным моментом стала именно совместная работа финансовой службы и отдела анализа цен с другими подразделениями по оптимизации затрат и совершенствованию тендерных процедур. Как я уже сказал, это потребовало изменений в подходе к работе, налаживания кросс-функциональных связей между подразделениями. Естественно, ужесточение закупочных процедур и усиление контроля за расходованием средств – не самые популярные меры. В то же время все понимают, что мы делаем общее дело, и нет никаких обид по поводу пересмотра бюджета. Мы понимаем, что должны работать максимально сплоченно и эффективно. Реализованные изменения уже позволили предприятию сохранить миллионы рублей.

– Вы говорите о новой системе работы финансов с подразделениями, а саму финансовую службу изменения коснулись?

– Безусловно. Более того, мы начали с себя и первыми провели оптимизацию работы подразделений финансового блока, что помогло понять, насколько эффективны те или иные сотрудники, в чем их сильные стороны.

Это, скажем так, финансовые меры. Но параллельно также велась работа в части производства и других блоков.

– Хорошо, а что касается сокращения инвестиций: эти расходы будете оптимизировать?

– Очень многое зависит от рынка, который очевидно испытывает трудности. Цена реализации на аммиак и карбамид начиная с третьего квартала 2016 года балансирует на уровне себестоимости. Конечно, в этой ситуации финансовые модели многих проектов не показывают желаемого экономического эффекта и той самой эффективности, которой мы добиваемся. Действительно, по результатам анализа часть проектов временно заморожена, но это не значит, что ТоАЗ отказался от их реализации. Мы будем смотреть на динамику рынка. Сейчас цены на продукцию завода минимальны. По прогнозам, такая ситуация может продлиться до 2018-2019 года. Задача всей команды руководителей и особенно финансового блока в трудный период – обеспечить стабильность и устойчивость бизнеса.

– ТоАЗ давно реализует программу модернизации завода – по ней вы готовы урезать расходы?

– Эту программу мы ведем уже много лет, и ее оптимизация не коснется. У нас большие мощности, 7 агрегатов аммиака и 2 – карбамида, это 3-4 стандартных завода. На программу модернизации и капитальных ремонтов в период с 2012 по 2015 годы мы уже потратили более 25 млрд рублей. И отказываться от нее мы не будем: это залог стабильной и безопасной работы, развития, которое должно продолжаться вне зависимости от колебаний рынка.

В первую очередь мы отказываемся от инвестирования в непрофильные и непроизводственные объекты. Например, строительство общественного досугового комплекса в Комсомольском районе в 2017 году возобновлять не будем. У нас уже есть Дворец культуры – пока им ограничимся. Но стратегические проекты в инвестиционной программе остаются, в том числе строительство третьего агрегата карбамида.

– Какие решения принимаете в отношении других непрофильных активов?

– Вопрос об их эффективности находится на повестке уже давно. Однако руководство предприятия не спешило с принятием решения – в течение последних двух лет предпринимались попытки обеспечить развитие этих направлений бизнеса. Хочу подчеркнуть, что эти производства – не социальные объекты, а полноценные бизнес-активы, основной целью которых является извлечение прибыли. К сожалению, последние пять лет эти направления работали «в минус» и на склад.

Сегодня, в условиях ограниченных ресурсов, мы должны направлять инвестиции в основное производство, концентрироваться на нем. Мы провели всесторонний анализ работы непрофильных подразделений (производства кирпича, плитки, мебели, окон и дверей), после которого в августе 2016 года было принято решение об остановке керамического и мебельного производств. Работникам этих цехов предложены вакансии на заводе, программы переобучения. Насколько я знаю, несколько операторов кирпичного цеха уже направлены на переобучение на операторов химического производства. Естественно, за счет предприятия. Руководство ставит перед собой задачу сохранить максимальное количество квалифицированных кадров. В принципе, если ситуация на рынке изменится, мы сможем возобновить эти производства.

Но хочу подчеркнуть сразу: социальные объекты, такие, как детский сад «Тюльпан», собственная медицинская часть, служба общественного питания, Дворец культуры и другие, «Тольяттиазот» закрывать не планирует, несмотря на сложную рыночную ситуацию. Хотя, безусловно, вопросы о повышении эффективности их работы стоят на повестке дня, как и у всех других подразделений.

– Вы говорите об оптимизации и оценке эффективности, это понятные меры для бизнеса, но что касается работников производства: как они оценивают изменения, происходящие в компании?

– Изменения по финансовому блоку были восприняты спокойно, если и были те, кто сомневался в новой схеме работы, то цифры всех убедили. Мы сократили расходы и сэкономили средства – это главный показатель. Как я уже сказал, есть вопросы, которые не обсуждаются с позиции «цена – результат», к ним стоит добавить социальный пакет. Здесь все намеченные проекты реализуются: это и развитие собственной образовательной системы, профориентация в школах и вузах, и расширение портфеля доступных медицинских услуг.

У нас работники прекрасно знают ситуацию на рынке, никто не оторван от мира, все понимают важность программы модернизации. Завод не может оставаться на месте и быть таким, каким он был 10 лет назад.

Беседу вел
Александр Казаков, «Вольный город», № 49 (1126) 16.12.16

тоаз тольяттиазот

фото: www.wellnews.ru

фото: из открытых источников