«Тольятти превращают в город второго сорта»

С конца мая в Тольятти стартовал очередной масштабный ремонт дорог на общую сумму свыше 1,5 млрд руб. События, казалось бы, благоприятные: завершены работы на Южном шоссе, завершается перекладка асфальтового полотна на проспекте Степана Разина. Но радоваться, как показывает практика, на самом деле рано: даже в этом, казалось бы, благом для населения деле заинтересованность чиновников переступает всякий здравый смысл. О том, какими последствиями может обернуться для тольяттинцев дорожный ремонт, «Тольяттинский Навигатор» беседует с депутатом Алексеем Красновым.

– Алексей Геннадьевич, на последнем перед каникулами заседании ТГД вы подняли вопрос о смене бортового камня вдоль автомобильной дороги по проспекту Степана Разина. Что не так с бордюром?

– В ходе ремонта асфальтового покрытия с обочин дорог демонтируется старый, более прочный бортовой камень и устанавливается новый, долговечность которого вызывает у меня серьезные сомнения. Я лично видел, как при выгрузке стройматериалов один блок нового бордюра упал с поддона и сломался пополам! Это наглядно свидетельствует о качестве материала. Увидев произошедшее, я припарковался, вышел из машины и подобрал обломок бордюра. По этому куску видно, что он сделан из шлака – отхода сталелитейного производства, то есть по сути – из мусора. Он не имеет прочности, фактически это пыль, смешанная с цементом и запрессованная. Немного зная технологию подобного производства, могу предположить, что шлак смешивают с небольшим количеством цемента, смачивают водой и прессуют. Получается что-то вроде детского куличика из песка. Кроме того, свойства шлака не обеспечивают ему собственной прочности, поэтому даже после прессовки он продолжает крошиться и разрушаться.

– Выходит, новое асфальтовое покрытие на дорогах сейчас обрамляют пылью и мусором… А какой бортовой камень дорожники демонтируют и отправляют в утиль?   

– Те бордюры, которые вырывают с обочин дорог, – литые, сделаны из бетона и щебня методом литья. Такая технология позволяет добиться очень высокой прочности бордюрного камня. Причем на некоторых участках щебень для изготовления бортового камня использован очень качественный, гранитный. Кое-где на старых бордюрах, конечно, присутствуют сколы. Но когда бульдозер проходит и «выкорчевывает» их из земли, с точки зрения общей массы видно, что они практически не испортились за время своей службы.

Я поговорил с водителем экскаватора, который вырывал бордюры. Он подтвердил, что бортовой камень очень высокого качества. Работник также рассказал, что такие же бордюры, только трёхметровые, ему пришлось демонтировать в 19-м квартале. Тогда из-за этого чуть не упал экскаватор – настолько прочным был бордюр.

Через некоторое время я поехал в Самару и на улице Ново-Садовой увидел, что там тоже меняют бордюры. Решил проверить, как у них обстоят дела, и увидел, что строители режут эти бордюры болгаркой, чтобы подогнать под размеры. Взял обрезок толщиной примерно 7 см. Оказалось, это керамогранит. То есть в Самаре для таких работ используют керамогранитные изделия, а у нас – из шлака. Это просто беспредел! Складывается впечатление, что наш Тольятти превращают в город второго сорта, в провинцию, которой всё «перепадает» по остаточному принципу.

Оба образца бортового камня – тольяттинский и самарский – я взял на заседание городской думы, где рассказал о ситуации остальным депутатам и мэрским чиновниками. В зале присутствовали руководитель департамента дорожного хозяйства и транспорта Баннов и глава департамента городского хозяйства Ерин, которые, собственно, и несут ответственность за выполнение ремонтных работ на магистральных дорогах и внутриквартальных территориях. Я задал им вопрос, почему они демонтируют хорошие бордюры, которые пролежали бы еще лет 30, и ставят те, которые разваливаются буквально на глазах. В доказательство своих слов я взял кусок бордюра, подобранный мною на Степана Разина, и голыми руками его раскрошил. Это видели депутаты, чиновники мэрии, работники прокуратуры.

– И как же, интересно, отреагировали чиновники?

– В ответ на мою демонстрацию Баннов сказал две совершенно непонятные мне вещи, которые показывают, что наши чиновники не просто саботажники, а идейные саботажники. То есть у них есть система ценностей, согласно которой они занимаются этим вот «ремонтом». Первое, что он сказал: «Мы меняем бордюры, потому что 90% этих камней износились до арматуры». Это неправда.

Во-первых, внутри бордюров, которые снимали на Степана Разина, не было арматуры. Бордюры, которые меньше полутора метров в длину, не армируются. Это мне сказал водитель экскаватора, который занимался этими работам. Во-вторых, у меня есть фотографии этих камней, которые они демонтировали. Там нет ни одного бордюра, который нуждался бы в замене, не говоря уж об износе до армированной сетки. На фото видно, что это цельные куски, которые не рассыпались и не стерлись.

Дальше чиновник мэрии заявил, что новые бордюры сделаны по ГОСТу. Интересно узнать, что это за ГОСТ такой? У меня в 5-м квартале тоже бордюры сделаны, я так понял, по этому мэрскому ГОСТу? Так им два года, а они уже рассыпались!

Нам внушают, что у нас дороги ремонтируются нормально, просто климат такой, что он их разрушает. Это чушь. Дело именно в некачественно выполненных дорожных работах. Снимают слой асфальта толщиной 7-10 сантиметров. Наверх укладывают щебень крупной фракции, слегка спрыснутый битумом. Для дороги это – ни о чём, и к следующему сезону это всё снова придется менять. Вот хороший пример. На бульваре Туполева в прошлом году ремонтировали дорогу. Уже в апреле этого года, то есть меньше чем через год, ее состояние было такое, будто ее бомбили фашисты. Ямы были такого размера, что туда могло запросто полмашины поместиться. При этом постоянно говорится о каких-то сложных условиях, в которых живут наш город и наша страна: холодные зимы, дожди и т.д. В конце концов, мы живем в XXI веке! Сегодня существует масса технологий, которые позволяют содержать город и дороги в должном состоянии. А так создается впечатление, что только Россия живет в холодах, а остальные страны всегда живут в плюсовом климате. А есть еще и Финляндия, и Канада со схожими климатическими условиями, но там-то дороги нормальные. Для этих современных технологий не нужны никакие ГОСТы, нужен лишь здравый смысл, а еще – качественная работа контролирующих органов – от прокуратуры до ОБЭПа.

– Говорят, первый заместитель мэра Алексей Бузинный в ответ на ваше выступление позволил себе колкость?

– Да, действительно, вице-мэр позволил себе намекнуть, что я принес в думу и сломал на глазах у всех не осколок бордюра со Степана Разина, а подделку. Ухмылялся и шутил. Ему всё весело почему-то. Я не понимаю, что смешного в том, что город разваливается на глазах!

У нас всё время говорится о нехватке денег. Но в такой ситуации, наоборот, нужно делать всё на века, ведь неизвестно, будут завтра деньги на дороги и бордюры или нет! Во многих внутриквартальных территориях лежит бордюр, которому около 50 лет. Да, кое-где он оголился до арматуры, но он и продержался такой большой срок! А в 5-м квартале, например, на выездах из карманов можно встретить бордюры, которые положили два-три года назад. И они уже рассыпались наполовину, а крошиться начали чуть ли не после первого дождя, как сахар или сухарь.

Мэр, кстати, не так давно заявил, что город не может найти ту компанию, которая делала эти бордюры в прошлом году, чтобы предъявить ей претензии. То есть она уже успела обанкротиться и исчезнуть с радаров. Так ничего удивительного – это же и есть коррупционная схема, на которой кормится всё это жульё: нанимается организация, она получает деньги из бюджета, с кем-то делится, видимо, с тем, кто поспособствовал этому подряду, а потом просто банкротится. У нас в стране созданы такие законы, которые предназначены для того, чтобы обворовывать муниципалитеты. По факту это воруют не просто у города, а у нас с вами. Эти бордюры лежали бы еще лет 20, и мы не тратили бы на них деньги, а теперь раз в три года мы вынуждены будем этот бортовой камень менять. Кому доверят эту работу? Таким же непонятным организациям, которые исчезают без следа. Такая схема может устраивать чиновников только в одном случае: если их задача – наживаться на бюджете. Так организовать процесс, чтобы делать ремонт каждые несколько лет, можно только для того, чтобы всегда был повод тянуть деньги из городской казны. Только если у нас раньше делали только дороги по весне, то теперь раз в два-три года у нас будут менять и бордюры, потому что их качество такое, что придется это делать.

– Алексей Геннадьевич, а почему все-таки именно бордюры? С вашей точки зрения, это настолько важный вопрос?  

– Нет, конечно! Ситуация с бордюрами – это простой и очень показательный пример расточительного и безалаберного отношения к городскому бюджету. На самом же деле есть куда более важные для города вопросы. Например, ситуация с медиками. Напомню, сейчас у работников здравоохранения нет практически никакой городской поддержки. Из бюджета им выделяются какие-то копейки, которые сначала и вовсе отменили, а сейчас платят жалкие 900 рублей, которые являются субсидией на аренду жилья. Человеку нужна достойная зарплата, а не субсидия на аренду, к тому же такая мизерная. Что можно арендовать на 900 рублей? Конуру? Место на коврике? Если у них будет нормальная зарплата, то они сами решат свой квартирный вопрос! А зарплата медиков – это уже вопрос губернских властей.

Вообще, должен констатировать, что чиновники наш город превратили в кормушку. Город сам не зарабатывает, живет на федеральные, региональные деньги и в кредит. Эти городские доходы поделены между чиновничьими группировками, каждая из которых на своем участке реализует программу осваивания денег. Чиновник плюс компания-однодневка, которая используется для изъятия средств, – такая нехитрая схема. Те же самые бордюры будут менять каждые три года – значит, каждые три года кто-то будет получать кругленькую сумму. А город так и будет жить с разбитыми дорогами и раскрошенным бортовым камнем. Некоторые чиновники думают, что если что-то принадлежит муниципалитету, то это не принадлежит никому, значит этим имуществом можно бесконтрольно распоряжаться.

интернет газета «Тольяттинский навигатор», 27.08.2016

образец старого бордюра

фото: ТН

фото: из открытых источников