Тольятти обделили в 2015 году

В этом году в Самарской области планируют открыть четыре новых медвытрезвителя: по одному в Сызрани и Новокуйбышевске, два – в Самаре. Об этом на прошлой неделе объявил начальник ГУ МВД России по Самарской области генерал-лейтенант Сергей Солодовников.

Напомним, в 2012 году от вытрезвителей в губернии отказались совсем: с января закрылись все 14 учреждений. Но осенью прошлого года снова открыли два. Принцип работы новых заведений, правда, сильно отличается от их предшественников.

Мы узнали у экспертов, насколько эффективна работа недавно открывшихся пунктов помощи выпившим лишнего, и выяснили в чем разница между новыми и старыми медвытрезвителями.

Раньше было лучше

– Когда мы в прошлом году вкладывали столько сил в организацию медицинского вытрезвителя на базе нашей больницы, то ожидали чуть большего эффекта, – говорит Николай Ренц, главный врач тольяттинской ГБ №5, где с прошлого года работает центр помощи гражданам в состоянии алкогольного опьянения.

Главная проблема в том, что пьяного гражданина за его поведение сегодня никто не наказывает, а за сохранность его жизни из своего кармана отдают деньги налогоплательщики.

– Новые медвытрезвители работают совсем не так, как советские. Хотя тогда, я считаю, все было организовано правильно: увидел милиционер человека пьяненьким на улице, чувствуют, что он может общественный порядок нарушить, до дома не дойти, покалечиться – отвозили его в вытрезвитель. Там его, так же, как и сегодня, мыли, спать укладывали, а на утро выписывали счет за все услуги, что ему предоставили. Сегодня же за все осмотры, за ночевку и работу медиков платят добропорядочные жители. Все потому, что медвытрезвители перешли в подчинение Минздрава, тогда как раньше за вытрезвители в ответе было МВД, – объяснил Николай Ренц.

В полиции сообщили: четыре новых учреждения, скорее всего, останутся под управлением Минздрава, и будут работать по той же схеме.

Несмотря на все минусы сегодняшней системы работы вытрезвителей, Ренц считает, что от них есть и польза:

– Плюс у вытрезвителей есть: в обычных палатах без таких «веселых» пациентов стало гораздо спокойнее. Вдобавок центры выполняют еще одну важную функцию – освидетельствование людей на алкогольное опьянение. С помощью специального оборудования они помогают службам определить и зафиксировать степень алкогольного опьянения.

Своими глазами

«Лучше закодироваться»

Мы узнали, как попасть в медвытрезвитель больницы им. Семашко.

Самарский медицинский вытрезвитель открылся в прошлом году при больнице им. Семашко. Новое одноэтажное здание находится прямо за хирургическим корпусом. Внутри светло и чисто. Навстречу мне выходит сонная женщина в белом халате. Она смотрит на меня с удивлением.

– Здравствуйте, скажите, к вам пьяного соседа можно привезти? – спрашиваю я у медсестры.

– Нет, зачем он нам здесь? Мы не наркологический диспансер, медицинской помощи никакой не оказываем. К нам сюда вообще обычно бомжей на 2-3 часа выспаться привозят и все. А соседа вашего лучше закодироваться отправьте, – советует медсестра.

От пьяных, по ее словам, в центре нет отбоя:

– Каждый вечер патруль привозит к нам по несколько человек. Кто-то просто отлеживается несколько часов и уходит, кто-то наотрез отказывается оставаться, а кто-то, наоборот, уходить не хочет. Говорят, жить здесь хотим.

– А утром просто так их отпускаете? – интересуюсь я.

– Да, а что мы можем? Это раньше, когда полиция вытрезвителями занималась, им штрафы выписывали, а теперь мы не имеем права.

– Фактически ночлежка получается?

– Вроде того, только у нас здесь не кормят.

Назад в СССР

Стыдно и дорого

Время от времени меня просят рассказать или написать, «как это было» при советской власти. Понятно, почему: мне «довелось» жить в те годы (к счастью, не во все), а моим молодым коллегам – нет. Но им иногда по долгу службы приходится сравнивать и (к несчастью) все чаще и чаще – как было раньше и как теперь. Вот и вчера позвонила мне наша журналистка и попросила вспомнить, как функционировали во времена развитого социализма … медицинские вытрезвители. Вопрос застал меня врасплох, поскольку (к счастью) я в этих заведениях не бывал – не довелось как-то. «Но вы же рассказывали о таких случаях», – настаивала коллега.
Ну да, рассказывал, но с чужих слов, с моими тогдашними коллегами и просто знакомыми такое иногда, действительно, случалось. Могу привести три-четыре эпизода, о которых узнал от тех, кому можно верить.

Для начала скажу, что медицинские вытрезвители (так они официально назывались), к врачеванию имели отношение весьма отдаленное. По моим сведениям, единственным представителем отечественного здравоохранения в вытрезвителе был фельдшер. Какова была его роль, сказать затрудняюсь, никаких сведений на этот счет не имел. Но один сотрудник нашей «вечерки», после ночевки в таком заведении жаловался, что человек в белом халате отдавил ему ногу сапогом, когда он спьяну вздумал не очень удачно пошутить.

Другому журналисту той же газеты выбили два передних зуба. Но не помню точно где – в вытрезвителе или в отделении милиции, которое, как правило, находилось по соседству.

Должен сказать, что бомжей или плохо одетых людей в вытрезвитель не забирали – что с них взять. Зато случайно подгулявший интеллигент в приличном костюме был весьма желанной добычей. Проснувшись поутру, такой несчастный обнаруживал, что его карманы пусты, а куда девались деньги, он вспомнить не мог. Этим и пользовались нечистые на руку «фельдшеры».

Особенно жалко было в подобных случаях людей практически не пьющих. Мне известно одно такое «приключение» с уже немолодым тогда инженером НИИ, который, возвращаясь с поминок, присел отдохнуть на лавочку в сквере и… уснул. Его разбудили стражи порядка, кинули в «черный воронок» и доставили к месту назначения, где он и провел ночь. Семья в это время сходила с ума. В довершение всего ему пришлось заплатить штраф и за «обслуживание», а позже подвергнуться позорному разбирательству на собрании. О деньгах в кармане и говорить не приходится, они исчезли вместе с бумажником.

В заключение еще об одном, совсем уже анекдотичном случае. Оператор кинокорпункта, где я тогда работал, переходил дорогу не очень твердой походкой, был задержан бдительными правоохранителями и отвезен в вытрезвитель, откуда после составления протокола он ушел своими ногами. Через несколько дней мне как руководителю корпункта пришла бумага, в которой говорилось, что гражданин такой-то был доставлен в вытрезвитель «в носилочном состоянии», за что оштрафован и должен быть подвергнут общественному осуждению. Устраивать собрание я не стал, просто посоветовал своему подчиненному больше не ходить по улице в «носилочном состоянии».

Такие были времена, такие нравы.

медицинский вытрезвитель медвытрезвитель

фото: Самарские известия

газета “Самарские известия”

фото: из открытых источников