Тольятти: интервью с беженцами с Украины

В тольяттинской туристической базе «Зеленый берег» с конца июля живет 81 беженец (из них 21 ребенок) с Украины, 15 человек и 7 детей из украинского городка Шахтерска. Этот, когда-то русский город, был основан в 1764 году как слобода Алексеево-Орловка графа Алексея Орлова и входил в состав Области Всевеликого Войска Донского. В начале 20-х годов прошлого столетия по инициативе Сталина он вместе с другими поселениями Донецкой губернии был передан Украине. Но сейчас киевские власти посчитали 60 с лишним тысяч местных жителей, свой же народ, большинство из которых мирные шахтеры, террористами и начали действовать по своему привычному сценарию: обстреляли, к примеру, из тяжелых орудий крупнейшую в республике шахту «Комсомолец Донбасса», на которой трудилось около пяти тысяч человек. Ну а дальше снаряды полетели уже на Шахтерск, уничтожая дома, школы и детские сады. При этом украинские СМИ продолжали зомбировать жителей Украины сказками о том, как ополченцы ворвались в администрацию шахты, захватив автопарк, банкоматы и заблокировали дорогу, из-за чего на работу не смогли попасть около 800 шахтеров из второй смены. А когда люди попытались прорваться через группу вооруженных ополченцев, те, якобы, открыли по ним стрельбу. Об этом на полном серьезе писали на сайте day.kiev.ua. Вот цитата из этого опуса: «Нападение на мирных шахтеров, которые работают, чтобы обеспечивать свет и тепло в наших домах, в период перемирия – это верх неадекватности и цинизма представителей ДНР, которые называют себя защитниками трудового народа».
Шахтеры, понятно, были обеспокоены за свою безопасность и тут им на выручку пошли украинские войска, которые почему-то начали разрушать город и уничтожать самих же мирных шахтеров. Теперь этим шахтерам трудиться вовсе негде!

семьи на лавке

«Зеленый берег» – островок надежды

Евгений Антонов со своей супругой Светланой и двумя маленькими детьми, младшей из которых всего два с половиной годика, как раз из числа тех жителей Шахтерска, которые спешно покинули свой родной город, и нашли убежище в Тольятти. С ними мы встретились в «Зеленом береге». К нашей беседе подключился и сосед Антоновых по Шахтерску Сергей Шевченко, который также бежал от «освободителей» Украины вместе со своей семьей. Рядом в песочнице возились их дети, жарило яркое солнце, чуть колыхались зеленые вершины деревьев, а неподалеку катила неспеша свои воды Волга. Тишь, да благодать. Война же осталась далеко, и трудно было поверить, что она вообще где-то сейчас идет. Версию «освободителей» Шахтерска наши собеседники даже не стали комментировать, ведь столь наглый цинизм давно стал нормой для киевских «спасителей» незалежной Украины.

– Шахту, где мы работали, затопили, а нас самих отправили в неоплачиваемый отпуск. Ни одна шахта не работает, – рассказывал с характерным украинским говором Евгений Антонов.- Киев запретил переводить пенсии на Донбасс, не выплачивает социальных пособий, про зарплату вообще не говорим. Мало того, киевские власти блокируют поставку продуктов и лекарств. А ведь многие пожилые люди страдают диабетом, сердечными болезнями и лекарства им нужны каждый день. И как можно нести такую чушь, что ополченцы стреляют в мирных шахтеров? Как можно нас всех называть террористами? Кстати, представители ДНР не только ни в кого не стреляли, но и ходили по домам, раздавали продукты, лекарства – все, что еще осталось в городе. Даже кур с птицефабрики отдавали. Ощипывайте, мол, сами и кормите свои семьи.

– Когда вы решили покинуть Шахтерск?

– Проснулись 27 июля и увидели в воздухе самолеты, которые начали бомбить город, сбрасывать парашютистов. Вообще мы планировали уезжать, но не думали, что получится так внезапно. Быстренько собрались, взяли, что могли в руках нести и поехали в чем были. Не было у нас ни трудовых книжек, ни медицинских карт, да и денег тоже. Какие-то сбережения на карточке оставались, но все банкоматы оказались заблокированными. За тысячу рублей с человека нас везли на машинах окольными тропами, минуя блокпосты, до российской границы. Сутки жили в лагере для беженцев в поселке Матвеев Курган Ростовской области. Было нас 15 человек с одной улицы, из них семеро детей. Здесь нам предложили ехать в Самару. Добирались на поезде, встретили нас очень хорошо, накормили, разместили в гостинице, а на следующий день отправили на автобусах в Тольятти. Получили статус временного убежища и обосновались в «Зеленом береге». Здесь тоже все хорошо, есть, где жить, кормят три раза в день, но через 60 дней придется искать другое жилье.

– Не пытались найти работу?

– Проблема в том, что по специальности мы шахтеры. Наверное, нас нужно было отправлять в места, где есть работа для шахтеров. Но не мне об этом судить, мы очень благодарны России за то внимание и прием, который она оказала нашим семьям. Приходили представители из центра занятости, предлагали работу. Кто-то подыскал себе варианты, но мы пока не определились. Зарплату предлагают небольшую, боимся, что не хватит на съем квартиры, да и с маленькими детьми женам придется сидеть, ведь на место в детском садике можем рассчитывать только на общих основаниях. Это и правильно, ведь у вас туда очереди, а мы никого не хотим притеснять.

Мы поинтересовались: собираются ли наши собеседники вернуться в Шахтерск или есть иные планы?

И тут к разговору подключилась Светлана, которая до этого пыталась вернуть в песочницу расшалившуюся младшую дочку Яну.

– Нам некуда будет возвращаться, наш город попросту хотят сравнять с землей. Мы думаем принять российское гражданство и начать здесь новую жизнь. Практически все, с кем общаемся, тоже не хотят больше жить в нынешней Украине. Разве только пенсионеры еще надеются вернуться со временем.

Сланцевый газ и правда по-Киевски

Дети, наконец, успокоились и занялись дальнейшим освоением песочницы. Солнце перекатило в зенит и палило уже нещадно. Не спасало и раскидистое дерево, лишь слегка затемняющее наше скамейку.
– А ведь у нас столько общего,- неожиданно сказал Евгений.- И природа, и климат, и говорим мы все по-русски. Да и жили всегда в мире. Вон даже наш Серега похож на вашего Михаила Галустяна. Только без бороды.
Сергей Шевченко и впрямь чем-то внешне напоминал известного сочинского шоумена и юмориста. И именно ему пришлось отвечать на вопрос, ни задать который мы не могли.

– Правда ли то, что рассказывают российские СМИ о событиях на Украине, – спросили мы.- Может что-то при этом утаивается? В некоторых странах Европы и в США принята ведь другая правда об Украине, а Россия при этом предстает в роли агрессора.

– Российское телевидение показывает правду, – ответил Сергей.- Мы не видели на Донбасе солдат регулярной российской армии, не видели, что Россия поставляет ополченцам колонны военной техники и оружие. Ополченцы отбивают все у украинской армии, бойцы которой способны воевать лишь с безоружными мирными жителями, да и то на расстоянии артиллерийского выстрела. А стоит получить отпор, бросают все, и в панике сами бегут на территорию России. Конечно, на стороне ополченцев можно встретить россиян, но это не солдаты, а добровольцы, которые есть на любой войне, и за их выбор Россия отвечать не может. За украинскую армию, например, воюют поляки, люди, разговаривающие на английском языке. Но это уже не добровольцы, а наемники. И если ополченцы защищают своих близких, свои города, не убивают мирных граждан, стариков и детей, не разрушают их дома, больницы, детские сады и церкви, то, как их можно называть террористами? А украинская армия и ее наемники, которая всем этим беспределом занимается, выходит, белая и пушистая? И все зверства, которые творятся на Юго-Востоке, просвещенная Европа почему-то считает справедливой борьбой с терроризмом и всячески ее поддерживает.

– И при этом считает, что во всех грехах виновата Россия, придумывая в ее адрес нелепые санкции.

– А причем тут Россия? Вернула она в свой состав Крым, и правильно сделала. Никто из крымчан, которых знаем, об этом не жалеет. Знаете, у нас ведь в Шахтерске тоже почти все русскоязычные. Мы не голосовали за новые украинские власти, не хотели вступления в Евросоюз. Мы не хотели гражданской войны, не хотели Майдана. А новые киевские власти выступают за искоренение русского языка. Степана Бендеру возвели в ранг национального героя. Чему удивляться, если в первом классе наших школ изучают английский язык, который детям, разговаривающим дома по-русски, надо переводить на украинский. А как изучать на украинском физику, математику с их сложными терминами? По телевидению показывали сюжет, когда один из украинских крупных чиновников, кажется, даже министр, пришел в детский садик и спросил: « Девочка как тебя зовут»? «Маша»,- отвечает она. «Нет, говорит взрослый человек.- Тебя зовут Марита, а Маши в другом садике». Это уже вообще полный абсурд.
Мы ведь, благодаря информации, которой пичкают многих украинцев, запрещая там российское телевидение, даже со своими родственниками и знакомыми переругались. У меня родственники в Черкассах, которые нас считают террористами и врагами украинского народа, исключительно по причине той информации, которую им показывают и внушают киевские власти.

– Многие у нас считают, что война идет из-за сланцевого газа,- подключился к разговору Евгений.- Его залежи находятся как раз на территории, где уничтожают города и их жителей. Говорят, эти земли уже проданы. А разработки сланцевого газа, которые Украину не спасут, не обогреют и экономически не выгодны, уничтожат всю экологию, останется пустыня. Исчезнут все наши такие красивые зеленые леса, голубые озера, курортные зоны. Они, видимо, считают, что сланцевый газ принесет больше выгоды, чем вся промышленность Донбасса. А в заброшенных угольных шахтах можно будет хранить любые отходы, в том числе и ядерные.
Они даже миллионный Донецк не пожалели. Там, когда на Украине проходил чемпионат мира по футболу, построили стадион «Донбасс Арена» на 53 тысячи зрителей, чуть ли не лучший в Европе аэропорт и так далее. Теперь все это разрушат. Разбомбят Донецк, Шахтерск, сравняют города с землей, уничтожат их жителей, а оставшихся вытеснят в Россию. А как эта украинская хунта будет жить без угля и газа, без наших предприятий, которые приносили в бюджет Украины большую часть денег? Киев уже сидит без горячей воды. А что будет зимой?

– После провозглашения ДНР у нас планировалось провести референдум за воссоединение с Россией, – продолжил разговор Сергей,- чтобы в ее состав вернулись многие наши города, которые по инициативе Сталина подарили Украине. Нас должны были поддержать Харьковская, Сумская и другие области Юго-Востока. Если бы все эти области проголосовали «за», то, как мы думали, воссоединение с Россией вполне было бы возможным. Но они почему-то промолчали, может людей запугали, что-то им пообещали, не знаем. В результате получилось то, что получилось. Но мы верим, что ДНР останется. Ополченцы говорят, если потребуется, пойдем на Киев, но свою свободу не отдадим. Никто сейчас не предскажет, как будут развиваться события дальше. Конечно, хочется, чтобы быстрее восстановился мир, и в разрушенные города вернулась жизнь.

Вместо послесловия

Мы еще долго говорили о возможной, российской уже, жизни наших собеседников. Евгений, к примеру, имеет водительские права, а Светлана по образованию медицинская сестра. Евгений и Сергей кроме того владеют строительными специальностями. То есть без работы в любом случае не останутся, подтвердят со временем свои украинские документы и принесут еще пользу России. Не исключают они и варианта переехать в сельскую местность, где их рабочие руки лишними не будут.

Есть такое высказывание: новая жизнь начинается именно в тот момент, когда для старой внутри больше не остается места. Кто-то может гневно сказать, мол, что это за мужики, не пошли вместе с ополченцами воевать за свободу, за ДНР, защищать свой город, стариков и детей, а предпочли убежать в Россию, а еще шахтеры! Лежа на диване с бутылкой пива в руке, все мы обычно мним себя героями и истиной в последней инстанции. Но, у каждого есть право выбора. И не каждый шахтер может быть хорошим воином. Не нам судить, что лучше и правильнее: спасать свои семьи, пока есть такая возможность и начинать жизнь в другой стране с чистого листа, или сложить буйну голову на поле брани и оставить своих близких в одиночестве с большой тележкой сопутствующих проблем в придачу.

А вот о войне и о русских очень интересно и поучительно говорил первый канцлер Германской империи Отто фон Бисмарк, умерший еще в 1898 году. Тот самый, который, как считали нацисты, основал Второй Рейх. Наверное, для киевских властей это вполне солидный авторитет. «Всякий, кто хоть раз заглянул в стекленеющие глаза солдата, умирающего на поле боя, хорошо подумает, прежде чем начать войну», – говорил Бисмарк. И еще: «Когда кончаются доводы, начинают говорить пушки. Сила — последний аргумент тупицы». Бисмарк не считал русских своими друзьями, но его жизненный опыт и мудрость позволили прийти к некоему выводу, даже предостережению для тех, кто считает себя исключительной нацией: «Русских невозможно победить, мы убедились в этом за сотни лет… Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах русских… Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро вновь соединяются друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути». Гитлер не услышал этого предупреждения. Услышит ли Киев? А история, как наука хороша тем, что главное в ней: не на каком языке и как ее правильно преподавать, а какие выводы из нее делать. На этом, собственно, и закончим.

 

chehovrussia.livejournal.com

фото: из открытых источников