Такое не забывается

Тольяттинка Виктория Панкратовна Михальчук провела 2 года в оккупации и 2 года в концлагере.

11 апреля мир отмечает скорбную дату — День памяти узников фашистских концлагерей. Через лагеря смерти прошли 5 млн граждан Советского Союза. Около 200 из них сегодня проживают в Тольятти. К сожалению, год от года их становится все меньше, и у последующих поколений, тех, кто не видел своими глазами преступлений нацистов в годы Второй мировой войны, все меньше возможностей узнать правду из первых уст.

Тольяттинка Виктория Панкратовна Михальчук прошла через фашистские застенки 70 лет назад, но она и сегодня не может сдержать слез, повествуя о том, что пришлось пережить ей, обыкновенной девочке из маленького украинского села. «Хотя я была совсем ребенком, я очень хорошо все запомнила», — рассказывает Виктория Панкратовна.

Немцы вели себя как хозяева

Наша героиня родилась в 1937 году в селе Саверцы Шепетовского района Хмельницкой области. В семье обычных крестьян, занимавшихся полевыми работами, было четверо детей (сын и три сестры). «Село было всего из 50 домов. Мы жили в маленьком доме — кухня и комната — с соломенной крышей, — рассказывает Виктория Панкратовна. — Такие простенькие хаты были тогда у большинства семей».

Село было в немецкой оккупации в 42-43 годах, линия фронта пролегала прямо через село. Как вспоминает женщина, когда пришли немцы, они разместились в домах местных жителей. «В нашем доме стали жить шестеро немцев, они обложили дом ящиками со снарядами, которых было до крыши. Было очень страшно. По-русски никто из них не говорил, но вели они себя как хозяева, перерезали у нас живность: свинью, гусей, уток», — вспоминает Виктория Панкратовна.

Немцам было жарко в комнате, поэтому они практически постоянно держали дверь дома нараспашку. Дети же мерзли, и однажды маленькая Вика подошла к двери и закрыла ее. Один из немцев рассердился и швырнул ее так, что девочка полетела через всю комнату.

Бомба на столе

Был случай, когда немцы принесли в дом авиационную бомбу около полуметра высотой, поставили ее на стол и начали в ней копаться. Мать сильно перепугалась за детей. Со слезами на глазах женщине удалось уговорить немцев вынести бомбу прочь. В другой раз домочадцы с риском для жизни прятали в доме девочку-еврейку. Ребенок пришел неизвестно откуда, попросил спрятаться, а через некоторое время отправился неизвестно куда — искать своих. О дальнейшей судьбе этой девочки Вика так никогда и не узнала…

Один из немцев, занявших дом, был добрее других, вспоминает Виктория. Позже этот немец объяснил жестами, что у него в Германии остались двое детей и что немцев-мужчин заставили воевать. Женщина спросила у гитлеровца, кто же выиграет войну, и тот ответил, что русские. Это было в 1943 году, когда до окончания войны оставались два долгих года. Слова немца очень обрадовали и воодушевили женщину.

Побег не удался

По словам Виктории Панкратовны, в лесах были партизаны, которых подкармливали и прятали сельчане. Поэтому немцы сожги все деревни рядом с лесом. Непосредственно казней людей девочка не видела, но дети были наслышаны об этом.

Ни радио, ни газет в маленьком оккупированном селе не было, поэтому местные жители ничего не знали о том, что творится вокруг, что происходит в стране, на фронте. Однажды, вспоминает Виктория Панкратовна, мать тайно пошла в соседнее село разведать обстановку и увидела, что в селе никого нет. Деревня была полностью пустая: жители бросили дома, имущество, скот, зерно и, по всей видимости, бежали. Женщина перепугалась и поняла, что надо тоже бежать, пришла домой и собрала детей в дорогу. К сожалению, побег не удался. Немцы поймали беглецов, посадили в телегу и привезли на вокзал. Отсюда ночью в товарном вагоне их отправили в Германию.

Кожа да кости

Через несколько дней жители украинской деревушки, дети взрослые, оказались в концентрационном лагере, располагавшемся близ города Мюнхен. Заключенных от 14 лет здесь использовали как рабсилу, заставляя выполнять тяжелую, «черную» работу, например, строительство дорог, разбор завалов, погрузку трупов в машины. С заключенными обходились буквально как с биоматериалом, заставляя всех без исключения, включая детей, сдавать кровь. Тех, кто становился слишком слабым и уже непригодным ни на что, истребляли в газовых камерах (т.н. душегубках) и сжигали в крематории. Как вспоминает Виктория Панкратовна, кормили их сырой брюквой, кидая ее людям как скоту. Брюква была гнилой, с червями. Многие заключенные, в том числе дети, страдали и умирали от болезней. По словам бывшей узницы, они были очень истощенными — кожа да кости — в точности как на кадрах кинохроники.

Молитвы из душегубки

Над лагерем часто пролетали советские самолеты, летевшие бомбить неприятеля. «Мы видели красные звезды на фюзеляжах и плакали», — вспоминает Виктория Панкратовна с дрожью в голосе. Дети молились, чтобы самолеты не начали бомбить своих же, и, к счастью, этого не случилось: на территорию лагеря не упало ни одной бомбы. Обратиться к богу с самыми горячими мольбами заключенным пришлось и незадолго до освобождения, когда полицаи согнали их в газовую камеру — на погибель. Был конец войны и все понимали, что нацисты массово ликвидируют заключенных. Девочка вспоминает, что «на убой» людей сгоняли обманом, говоря, что приглашают в бомбоубежище или на помывку. «Нас согнали в большое помещение, плотно закрыли его, так что стало трудно дышать. В стенах были отверстия для поступления газа, и мы поняли, что нам вынесли приговор. В камере были взрослые и дети, люди самых разных профессий — ученые, врачи, все молились. Я тоже молилась, чтобы мы выжили».

Возможно, так сами собой сложились обстоятельства, а может быть, действительно, бог услышал молитвы измученных людей, но заключенным удалось спастись. В страхе перед наступающими войсками союзников полицаи бежали из лагеря, не успев включить душегубку. Люди простояли в камере много часов, пока наконец их не освободили вошедшие в лагерь американцы.

С чувством благодарности

Через концлагерь прошла вся семья Виктории Панкратовны, и, к счастью, всем удалось выжить и вернуться в родной край. Плечом к плечу со взрослыми дети прошли тяжелейшие послевоенные годы, когда из-за отсутствия мужчин (практически все погибли) люди зачастую не могли собрать урожай, когда не было денег и приходилось пасти скот за кусочек хлеба. Несмотря на все перенесенные тяготы, Виктория выросла добрым, отзывчивым человеком, вышла замуж, выучилась, подняла на ноги пятерых детей, которые, в свою очередь, подарили ей семерых внуков. Виктория Панкратовна трудилась 40 лет, из которых 25 работала в тольяттинском кафе «Здоровье» на улице Мира. Сейчас этого кафе уже нет, но многие тольяттинцы помнят, как вкусно там готовили и как по-доброму относились к посетителям.

Виктория Панкратовна угощает корреспондента «Площадь СВОБОДЫ» чаем с пирогами — капустным и яблочным. Пироги очень нежные, аппетитные, будто из сдобного теста. Но, оказывается, они постные. Виктория Панкратовна — глубоко верующий человек, строго соблюдающий все посты. «Господь меня спас от смерти не один раз, поэтому через всю жизнь я пронесла чувство благодарности к нему. Я считаю, что должна служить богу и людям». Возможно, поэтому у Виктории Панкратовны такие вкусные пироги, ведь приготовлены они с любовью.

Украинцы и русские — один народ

Господь, или судьба (кому как угодно), не обделили женщину здоровьем, радостью и житейской мудростью. Благодаря добрым делам, здоровому образу жизни и постам женщина хорошо выглядит и хорошо себя чувствует для своих почтенных лет. «Поститься очень благотворно, ведь организму надо давать возможность отдыхать от пищи, — рассказывает наша героиня. — А если уж кушать, то готовить надо свое. Я искренне сочувствую молодежи, которая привыкает не готовить дома, а покупать разные роллы, пиццу, выбрасывает деньги, а потом у них ничего нет».

Ну и конечно, наша героиня не может остаться равнодушной к политическому напряжению, возникшему между Россией и Украиной. «Украинцы и русские — один народ. У нас общая судьба, мы вместе воевали против фашистов, вместе строили страну. Чего же нам делить? Я хочу, чтобы, несмотря на политические распри, братские отношения между обычными людьми сохранились. Только единство и дружба вновь сделают нас сильными и счастливыми».

Площадь СВОБОДЫ

Тольяттинка Виктория Панкратовна Михальчук в комнате

фото: Площадь СВОБОДЫ

фото: из открытых источников