Раньше борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями была в числе государственных приоритетов. А как сейчас? На эту актуальную тему я побеседовал с заведующим отделением сердечно-сосудистой хирургии городской больницы № 2, доктором медицинских наук, депутатом городской думы Валерием Рудушем.

– Несмотря на принимаемые меры, «профильная» заболеваемость, как и смертность, в Тольятти растет. Буквально вчера мы провели детальный анализ летальности, которая по сравнению с 2009 годом выросла в полтора раза. Именно от сердечно-сосудистых заболеваний. При этом смертность от инфаркта, к счастью, в городе снизилась.

– На сколько?

– На 1,3 процента. Если учесть, что за каждым процентом люди, их жизни, то показатель важный. А вот в Самаре процесс обратный – смертность увеличилась.

– Снижение летальности от острого инфаркта – заслуга вашего отделения?

– Тут и наша скромная работа, и внедрение современных технологий. В прошлом году мы сделали 550 экстренных операций.

– То есть спасли жизнь 550 горожанам?

– Да. Люди не стали инвалидами, могут активно работать, но должны принимать специальные таблетки, разжижающие кровь, чтобы стенты не закрылись.
К сожалению, финансирование не увеличивается на плановые операции, и люди, уже обследованные, вынуждены ждать своей очереди, чтобы им поставили в коронарную артерию стент. На сегодня в очереди 70 больных.

– Валерий Эдгардович, а сколько квот на стентирование выделяет вам область?

– 18 в год.

– Этого же мало! Кризис влияет?

– И кризис тоже. Проблема в том, что такие операции не входят в систему обязательного медицинского страхования. В очереди, напомню, 70 человек, у кого-то может образоваться тромб и закрыть сосуд. Пока сосуд сужен на 60-70%, человека мучают боли в сердце, одышка. Даже если больной пьет таблетки, в любой момент может появиться тромб. Тогда человека привезут к нам с инфарктом. И мы ему поставим стент.

– И уже по другой программе?

– Да! Это будет система ОМС, поскольку случился инфаркт.

– Мне это напоминает русскую рулетку.

– Похоже. Зачем доводить человека до инфаркта, если можно поставить стент в плановом порядке? Все это понимают, но средств выделяют мало. Эту проблему надо решать на государственном уровне.

– А сколько стоит установка коронарного стента?

– Порядка 250-270 тысяч рублей. По статистике, на одного больного приходится полтора стента.

– Это как?

– Обычно ставят один стент, реже – два, максимум – три. А в среднем получается полтора.
Спасибо главврачу нашей больницы Шпилевому. Виктор Викторович оказывает отделению всемерную поддержку. У нас четыре операционных, и каждая работает по 10-12 часов в сутки, реанимация вообще не закрывается.

– Сколько всего операций ежегодно делает ваше отделение?

– В 2014 году – 1 900, в 2015-м – уже 2 500.

– Значит, в этом году будет еще больше?

– Не знаю. Наше отделение рассчитано на 2,5-3 тысячи операций в год. Нуждающихся, конечно, гораздо больше. Но без поддержки главврача мы бы не смогли проводить столько операций.

– Валерий Эдгардович,  стенты импортные?

– Да.

– А как же модное теперь импортозамещение?

– В прошлом году пришло нам такое распоряжение, насчет импортозамещения. В Пензе есть цех по производству стентов. Мы стали собирать информацию и выяснили, что и там практически все импортное. Только сборка пензенская.

– А стоимость по сравнению с полным импортом?

– Примерно одинаковая, а вот в качестве пензенские стенты заметно уступают, потому что закупается за границей устаревший расходный материал. К нам в отделение поступили 15 таких стентов, часть мы взяли в работу, когда были несложные случаи. Остальные пока лежат.

– Вы называли общее количество операций, сделанных в отделении. А сколько из них – на открытом сердце?

– В 2015-м – 100 операций. В этом году область дала квоты на 100, плюс будут федеральные средства. По кардиостимуляторам проблем нет, отделение полностью обеспечено и однокамерными, и двухкамерными. Потребность – 160-170 аппаратов.

– В чем, на ваш взгляд, причины возникновения сердечно-сосудистых заболеваний? Мало спорта, много вредных привычек?

– Я бы выделил несколько факторов. Это малоподвижность (автомобили и компьютеры тут сыграли свою отрицательную роль), курение, наследственность и стрессы. К нам уже привозят с инфарктами молодых мужчин, которым нет и 35 лет. Конечно, спасаем, делаем все, что от нас зависит, иногда даже больше, но тенденция заставляет глубоко задуматься.
А еще мне хотелось бы отметить героическую работу кардиологов Марины Маклаковой и Анны Пуховой, реаниматологов Любови Алентовой и Михаила Карбузова, хирургов Александра Карповского и Николая Фальбоцкого и других коллег.

Сергей Русов, «Вольный город», №11 (1088) 25.03.2016

девушка в больнице

фото: prаvdаpfо.ru

фото: из открытых источников