Метательница молота Злата Тарасова отучает девушек от боязни стать сильными и мускулистыми.

В начале июля на чемпионате и первенстве ПФО в Чебоксарах тольяттинская метательница молота Злата Тарасова одержала победу в чемпионском разряде. Наш корреспондент встретился с 28-летней укротительницей молота и поговорил о ее спортивной жизни, мотивах к занятию спортом, работе со своими подопечными девушками и житейской ретроспективе.

- В видеозаписях с метанием молота непонятно, на какие мышцы идет основная нагрузка при метании молота.

- Спина и ноги. Мы именно ногами раскручиваем молот, а не руками, как некоторым кажется. Еще у метательниц хорошо развиты боковые косые мышцы живота. Некоторые предполагают, что я жим лежа делаю килограммов сто пятьдесят, но нет. Шестьдесят килограммов максимум и то с криком «банзай!». Вот присед - это мое, да. В приседе я могу соревноваться с любым мужиком. А жим лежа у толкателей ядра основное упражнение.

- Я читал, что помимо физической существует еще и психологическая нагрузка в метании молота, в чем она выражается?

- Когда ты сидишь на сборах по двенадцать месяцев в году, выезжая домой только на Новый год и в лето, когда заканчивается сезон, - это только кажется, что легко и беззаботно. Говорят, что на сборах спортсмены ничего не делают - едят, спят и тренируются. Это так и есть, но на сборах у нас идет тренировка намного тяжелее. Здесь ты все равно не выкладываешься, поскольку домашний быт очень много забирает. На сборах вся концентрация на спорте. Психологически очень устаешь от такого напора.

Плюс постоянное давление, когда ты готовишься к сезону. Очень часто перед соревнованиями спортсмены получают отравления. От стресса желудок не выдерживает. Зимой - главный старт, чемпионат России и между ними еще есть большие соревнования. И ты знаешь, что другие девочки в других городах тоже готовятся. От этого волнения еще больше. Я уже пятнадцатый год метаю молот и знаю, к чему готовиться, как психологически подойти. Какие упражнения делать за десять дней, что, наоборот, не делать. И без тренера могу это понять. Но юниорам проблемно с этим.

- Интересно, когда впервые тебе вообще пришла мысль взять в руки молот и было ли что-то до него?

- Шесть лет с восьмилетнего возраста я занималась большим теннисом. Но мне никогда не нравился этот спорт. Я всегда была крупная такая, здоровая и никак не вписывалась в стереотип о девочках-теннисистках. Даже соревнования по Самарской области выигрывала. И это тогда считалось крутым достижением. Но я все-таки папе и маме сказала, что не могу, уже в печенке сидит этот теннис. Тем более это же очень дорогой вид спорта, требует больших вложений. А у меня на тот момент брат метал копье, и у Сергеича (так Злата называет своего тренера Сергеева Сергея Сергеевича. - Прим. ред.) была очень сильная группа, у него было очень много «международников» (спортсмены международного уровня. - Прим. ред.). В сентябре 2000 года папа привел меня сюда, и я думала, что буду метать копье. Хлест и мощь после тенниса уже были, и мы думали, что копье пойдет, но нет, не мое. Мне нравилось толкание ядра, а тут тренер дал мне молот. Он даже не объяснял, как крутить, просто дал в руки и спросил, как я думаю, что с этим можно делать. Я начала его крутить, почувствовала это напряжение и все поняла. И вот я вспоминаю, что за шесть лет в теннисе максимум, чего я добилась, - выиграла соревнование по Самарской области, а тут в сентябре пришла - и летом уже поехала на чемпионат России по юниоркам.

Я в теннис играла - мучилась. А тут кайфуешь от того, что делаешь. Помню, как Сергеич меня впервые вывозил на сборы в Адлер, и это было бесплатно. Для меня было так удивительно, настолько я привыкла, что в теннисе все за деньги и дорого: ракетки, кроссовки, струны, мячики…

- Дальше, насколько знаю, у тебя была история с обучением в Америке. Как ты туда попала?

- Это было в 2009-м, я училась в училище олимпийского резерва в Самаре. Уже была в тройке по чемпионату России и серьезно готовилась к следующему соревнованию. Потом должен был быть чемпионат мира. Но мне позвонил тренер из штата Канзас и пригласил в связи со спортивными достижениями на обучение в США. Нужно было выступать за их университет. Полностью оплачивалось питание, образование, проживание, поездки на соревнование и платилась стипендия. И вот я пять лет за них выступала. Отучилась вообще не на спортивную профессию - на «связи с общественностью». Тем не менее сейчас поступаю на физкультуру в магистратуру в местный университет.

- А с какой целью продолжаешь образование?

-Хотелось бы стать тренером, но не по метанию молота. Я 14 лет метаю молот, уже «наелась». И не хочется тренировать на уровне первых и вторых разрядов. Всегда хочется, чтобы была какая-то начальная и конечная цель, а когда это всегда что-то между - не интересно.

- Сейчас ты уже тренируешь именно девушек, да?

- Да. Вообще, это все случайно получилось. Я начала тренировать свою подругу, когда мы решили подготовить ее к конкурсу по фитнес-бикини. Подготовили, она успешно выступила. Дело в том, что у нее большая клиентская база, она работает парикмахером. Она сказала одной своей клиентке, второй - и начали ко мне девочки ходить заниматься. Пришло очень много девочек с других клубов. Они там занимались совсем другими упражнениями. Я даю упражнения, чтобы развить руки, ноги, пресс. У меня очень мускулистые ноги, большая икроножная мышца. Для девочки это не стандарт, потому что я очень часто вижу, как на меня люди смотрят. Но я привыкла, я кайфую от этого. Но когда девочки приходят, сначала говорят: «Злат, а у меня не будут икры как у тебя? Я не хочу». Боже мой, у меня совсем другое! У меня генетика такая, и я с 14 лет приседания делала. Но потом проходит время, они смотрят на мои мышцы и говорят, что неплохо бы больше делать приседания, вешать побольше веса на штангу. Сейчас у меня девочка занимается, которая пришла сбросить вес и обрести «модельную внешность», а теперь задумалась, может быть ей и мышцы нужны.
Нужно и можно менять людей на своем примере!

- Получается, у девушек, которые к тебе идут, есть доля предубеждения, и приходится работать еще и на психологическом уровне.

- Да, конечно. В обычном зале тренировка длится час, у меня же иногда два с половиной. Потому что девочки всегда хотят поговорить. Я как тренер-психолог. И вот я спустя время смотрю на девчонок, и уже никто не боится мышечную массу набрать. Люди расширяют взгляды, перестают думать, что девушка с крепкими мышцами - это некрасиво.

- У людей наверняка существует какая-то специфическая реакция на твое занятие и внушительную внешность

- Еще когда училась в школе, мне учительница на уроке по трудам говорила: «Злата, ну, ты же девочка, зачем тебе поднимать эти тяжести, тебе же еще рожать. Ты же будешь похожа на мужчину». Хотя мне все нравилось и вреда никакого это не приносило. Было и такое, когда мне говорили, что умру рано. Лучше заниматься тем, что тебе нравится и получать удовольствие, нежели подстраиваться под угодные кому-то стандарты: выйти замуж после школы и жить как придется. Меня очень много обзывали в школе, поскольку я была здоровая. Говорили: «О, смотри, мужичка идет». Тогда меня это обижало, мне хотелось быть худенькой, потому что это было стандартом. Слава богу, у меня хватило мозгов, я поняла, что я такая и это здорово! Могу пойти в зал и порвать в тяге любого мужика. Я кайфую от этого. На улице показывают пальцами со словами: «Смотри, какие у нее ноги здоровые». Особенно мальчики. Из-за этого меня Тольятти убивает. Насколько у нас люди завистливы. Любят обсудить и осудить кого-то. Это отличает его от больших городов. Даже в Самаре люди подходят с спрашивают: «А как накачать такие икроножки?» или «А можно с тобой сфоткаться»?

- То есть метание молота тебе во многом помогло в избавлении от разного рода комплексов, стать более независимой?

- Да, такой «мужской» вид спорта помогает. Почему мы такие независимые, почему не стесняемся показать свои мышцы? Потому что мы через многое проходили, когда в нас пальцами тыкают и когда говорят, что похожи на мужиков. Тут важно не быть слабым, не пытаться что-то изменить из-за того, что тебе кто-то сказал, что у тебя слишком накачанная спина. И спорт помогает развить свое мнение. Когда в детстве говорят, что ты слишком большая, слишком качаешься много, это закаляет. Хочется, наоборот, пойти и делать еще больше, чтобы потом спросить: а кто вы такие, чтобы говорить мне это?

Когда ко мне парень подходит и спрашивает, сколько я приседаю, я ему говорю цифру - он говорит: «Да ты как мужик». Я отвечаю: «А кто ты тогда?» Когда мне в упрек ставят, что я слишком сильная, я всегда вспоминаю очень популярную в Интернете картинку. К накачанной женщине подходит дяденька и спрашивает: «Вам никогда не говорили, что вы выглядите как мужчина?» Она отвечает: «Мне нет, а вам?» Поэтому я всегда поддерживаю девчонок, которые идут качать железо.

Интересно:

Отец Златы - мастер спорта по стрельбе из лука. Мама занималась спортивной греблей на байдарках. Злата уверена, что родители должны не просто поучать детей здоровому образу жизни, но подавать пример. Спортом, по ее мнению, нужно заниматься для того, чтобы быть здоровым, а не всенепременно профессиональным спортсменом. Что касается специфической генетики детей, Злата занимает позицию, что в сочетании с высокими волевыми качествами человек может не стать чемпионом в 17 лет, но добиться успехов, будучи взрослым спортсменом. Некоторым же здоровякам, по ее словам, нередко не хватает силы воли: «Я знаю очень много спортсменов, которые физически просто талантливые люди, но с головой не удалось. Как выиграли соревнование, могут пропить всё. Или, например, могут по глупости сломать ногу».

Читайте:

Нужно ли прислушиваться к заслуженным людям

Злата Тарасова на стадионе

фото: Площадь Свободы

Владимир Сахмеев, "Площадь Свободы"

фото: из открытых источников