Смертельное ранение студента: очень странное и длинное дело

Роковое место

Александр Миронов улицу Коммунистическую переходил по пешеходному переходу, напротив дома № 36. Первокурсник ТГУ в тот момент еще не знал, что он больше никого и никогда не увидит. Белая «Нива» на большой скорости сбила 18-летнего парня и помчалась дальше. Саша получил множество повреждений, самое тяжелое из которых – разрыв дуги аорты.
Шансов выжить у него практически не было, но реаниматоры все равно пытались спасти пострадавшего. Через 36 часов Александр умер от острой тампонады сердца.
Галина Витальевна старалась не плакать, хотя ей больно вспоминать тот роковой вечер:
– У меня два сына, я со старшим поехала за продуктами, а младший пошел погулять. Саша позвонил мне за пять минут до случившегося, спросил, есть ли ключи от квартиры. Дело в том, что мы живем рядом с местом ДТП, и когда возвращались с Виталиком, я увидела, что на дороге стоит машина скорой помощи, и поняла: произошло ДТП. Это в десяти метрах от того места, где погибли супруги Розовы, их потом тоазовцы хоронили. Я когда читала, возмущалась, но подумать не могла, что нас ждет еще более странное расследование.
Галина Витальевна рассказала, что белую «Ниву» задержал патруль ГАИ на пересечении улиц Коммунистической и Ярославской. Водитель «Нивы», утверждая, что он сотрудник милиции, стал просить, чтобы их отпустили. Дескать, вы, ребята, нас не видели, не останавливали и не задерживали.
Гаишники отказались и доставили участников ДТП в дежурную часть. Пока ехали, водитель «Нивы» им сказал, что на момент столкновения за рулем сидел не он. Отведя задержанных в разные кабинеты, установили их личности: Андрей Васильев был сотрудником изолятора временного содержания (ИВС-1 УВД), Николай Подлипнов – индивидуальный предприниматель. Поскольку оба находились в нетрезвом виде, то Васильева отправили на медицинское освидетельствование. Подлипнов отказался проверять наличие алкоголя в его крови, не стал и подписывать протокол.

Водка с пивом

С чего все началось? Утром Николай Подлипнов взял у своего друга Александра Климова белую «Ниву». У предпринимателя есть иномарка, но внедорожник нужен был для поездки на охоту. Пострелять на свежем воздухе решили 27-го.
Потом Подлипнов позвонил Андрею Васильеву, тоже своему другу. Тот попросил подъехать к дому на бульваре 50-летия Октября. Они купили три бутылки водки и закуску и помчались в Портпоселок, где выпили литр. Это по одной версии, по другой – они пили водку с пивом, пока спиртное не закончилось.
Затем приехали в Комсомольский район, где завернули в кафе «Бегония», это на улице Коммунистической. Там Подлипнов заказал по 50 граммов водки и шашлык. После «трапезы» решили поехать в Шлюзовой, Васильев вдруг захотел встретиться с какой-то девушкой. За руль сел Васильев, потому что он был на тот момент действующим сотрудником МВД.
Андрею Васильеву сейчас 43 года, образование высшее, разведен, проживал с гражданской женой. Целых 15 лет он служил в ГАИ, потом перешел в изолятор временного содержания УВД города. Был в звании капитана, самое же главное – знал о правилах поведения любого лица после совершения правонарушения. Словом, это не простой обыватель, а осведомленное по долгу службы лицо.
Когда водителя и пассажира «Нивы» задержали, Васильев попросил Подлипнова взять вину на себя. Вот что рассказал потом Подлипнов:
– Я зашел в кабинет, где находились Васильев и еще три сотрудника милиции. На них были форменные бушлаты, у одного – воротник с каракулем. Эти три сотрудника меня постоянно спрашивали:
– Васильев тебе друг? Васильев тебе друг?
Я отвечал утвердительно.
– Тогда ты должен понимать, что Васильев – действующий офицер. Если возьмешь вину на себя, он поможет тебе выкрутиться. Это лучшее решение в сложившейся ситуации.
Васильев в это время тоже подбадривал сомневающегося Подлипнова – мол, будет все нормально. И Николай согласился:
– Ладно, пишите на меня.
– Ты точно не откажешься потом от своих слов? – быстро уточнил кто-то из правоохранителей.
– Нет, не откажусь.
Тогда два сотрудника стали попеременно диктовать текст заявления, которое пьяный Подлипнов не без гордости – друга выручает – подписал. В тот момент пешеход еще был жив.

Странное следствие

После оформления документов Васильева отпустили домой, а Подлипнова задержали на трое суток. Именно там Николай узнал, что пешеход умер. Эту новость ему сообщил сотрудник милиции, подытожив фразой:
– В такой ситуации Васильев тебе не поможет.
– Почему?
– Тебя отвезут в изолятор.
Окончательно протрезвевший Подлипнов понял, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. И сделал официальное заявление о том, что ДТП совершил капитан милиции.
Есть один процессуальный момент. Если за рулем был сотрудник УВД, то дело должно находиться в ведении следственного отдела города, если частный предприниматель – в следственном управлении при УВД. Обе структуры правоохранительные, но относящиеся к разным ведомствам. Возник, естественно, тромб в расследовании, которым кто-то умело воспользовался, и не раз.
«Прошло 19 месяцев со дня гибели моего сына Александра Миронова, но органы следствия до сих пор не могут разобраться, кто в момент совершения наезда на пешехода был за рулем. И это несмотря на то, что в автомобиле находились всего два человека!
Уголовное дело следственным отделением по Центральному району в отношении Васильева возбудили 1 марта 2011 года. 26 августа оно было прекращено. Потом на протяжении 9 месяцев расследование то возобновлялось, то прекращалось. 14 мая 2012 года дело в очередной раз прекращено и направлено в прокуратуру для решения вопроса о направлении его по подследственности в отношении Подлипнова.
Прокуратура города вернула уголовное дело в следственный отдел, предложив выделить из него материалы в отношении Подлипнова. Руководство отдела, не согласовавшись с позицией прокуратуры, направило дело в Самару – в следственное управление области. С тех пор – полная тишина.
За время так называемого следствия мы получили 13 ответов из разных ведомств о том, что дело на контроле или куда-то отправлено для рассмотрения в соответствии с инструкцией. Сроки ответов все соблюдают, дают отписки, а на свободе остается преступник, который, глядя на «последовательные и профессиональные действия», пришел, скорее всего, к выводу о своей безнаказанности.
Есть два варианта: или белая «Нива» ехала сама по себе, без водителя, или правоохранители не хотят привлекать к уголовной ответственности лицо, виновное в гибели человека».
Это строки из письма матери погибшего студента, которое она отправила в Москву. Письмо датировано сентябрем 2012 года.

Невербальное поведение

В ходе очень долгого расследования были проведены различные экспертизы, в том числе психолого-лингвистические. Сначала специалист работал с видеозаписью Васильева и пришел к выводу, что Андрей Викторович пытался сознательно исказить или скрыть «объективные обстоятельства дела в своих интересах». Невербальное поведение не соответствовало словесным высказываниям: взгляд, жесты, мимика, тембр голоса, интонации. Словом, все противоречило сказанному.
Исследовав особенности невербального поведения, специалист с уверенностью заявил, что Васильев пытался исказить некоторые факты. А именно: он не «находился в полудреме» в момент наезда на пешехода и не говорил Подлипнову, «чтобы тот остановился, на что тот ответил отказом». Вывод: показания подэкспертного даны как в ходе естественного припоминания, так и заучены, а значит, не могут рассматриваться в качестве достоверных.
Противоположный вывод сделал специалист, изучив видеозаписи допросов Подлипного: показания не были заучены. Кроме того, невербальное поведение не противоречило сказанному. Необходимо подчеркнуть, что в показаниях Подлипнова, данных после ДТП и через два года, есть определенные расхождения, но они «существенно не влияют на картину исследуемого события».

Неожиданный свидетель

Через два с половиной года после ДТП вдруг со стороны защиты появился свидетель. Некая Наймушина рассказала, как ехала на вазовской малолитражке по улице Матросова и при повороте на Коммунистическую, недалеко от речного порта, увидела белую «Ниву». Там было двое мужчин, она описала одежду Васильева и Подлипнова. Причем один мужчина вышел из автомобиля со стороны переднего пассажирского сиденья и проследовал к водительской двери, а второй сделал наоборот. Таким образом, Наймушина поняла, что мужчины поменялись местами.
Не знаю, Наймушину кто-то нанял дать нужные бывшему стражу порядка показания или ею двигали другие мотивы. Только пробили местонахождения ее телефона, и получилась большая нестыковка. Были два входящих звонка, они показали, что абонент, то есть Наймушина, находилась сначала возле дома № 40 по улице Победы, а через 10 минут – возле дома № 62 по улице Герцена. Обе расположены в Центральном районе и достаточно удалены от речного порта, расположенного в Комсомольске.
Предупрежденная об уголовной ответственности за лжесвидетельство, дамочка решила больше не рисковать и в суде заявила, что свои прежние показания не читала. Дескать, просто подписала протокол. На самом деле она видела «Ниву», у которой была открыта водительская дверь, из машины выходил молодой человек, а рядом стоял другой. Она подумала, что молодые люди меняются местами, но сам момент смены не видела, потому что ее автомобиль ехал не останавливаясь. А самое главное, Наймушина не помнит дату, когда видела белую «Ниву».
– Почему в протоколе указана конкретная дата? – спросили ее.
– Это… со слов следователя.
Суд обратил внимание и на противоречивость показаний Наймушиной, приспособляемость к тем доказательствам, которые представлялись в опровержение ее доводов. Да и показания этого свидетеля появились, повторяю, лишь в декабре 2013 года. В итоге суд не принял их во внимание как доказательство в пользу обвиняемого Васильева.

Два приговора

В этом году суд Комсомольского района вынес Андрею Васильеву два приговора: оправдательный и обвинительный. Первый – 16 июня. Прокуратура района внесла апелляционное представление, которое удовлетворил областной суд. Дело было направлено на новое рассмотрение.
Андрей Васильев вину снова не признал, придерживаясь прежней версии: за рулем был Подлипнов, который ехал со скоростью 80-90 км/ч. После удара разбилось в «Ниве» стекло, но Подлипнов все равно продолжал ехать.
– Я сказал ему, чтобы остановился. Николай отказался, – заявил Васильев.
Потом рассказывал, как якобы поменялись местами, поэтому в момент задержания за рулем и находился он, Васильев.
Доводы о непричастности к ДТП суд расценил как надуманные – чтобы избежать уголовной ответственности. И признал Васильева виновным в нарушении правил дорожного движения, совершенном в состоянии опьянения и повлекшим по неосторожности смерть человека. Приговор – четыре года колонии-поселения и два года лишения водительских прав. В пользу матери погибшего студента с бывшего стража правопорядка будут взысканы процессуальные издержки и компенсация морального вреда, в общей сложности 765 тысяч рублей. Кроме того, за Галиной Витальевной признано право на удовлетворение иска о возмещении материального вреда.
Васильев вынесенный приговор уже обжаловал. Выводы делайте сами…

Сергей Русов, газета «Вольный город»

название фильма

фото: из открытых источников