Показательно-образцовый брак князя Петра и простой девушки Февронии строился не только на любви: она своего будущего супруга вылечила от безнадежной хвори, заботилась о нем изо всех сил. Да и не сразу сложилась их семья в идеальном виде: влияние извечного «а что люди скажут?» И, говорят, сильно влияло. В общем, общественное мнение всегда, похоже, свою нехорошую роль играло. Никуда не деться! Зато теперь на него внимание несильно обращают: жизнь пошла, как говорится, по принципу «во все тяжкие».

Вот уже и Госдума подумывает принять закон, по которому гражданский брак (а по смыслу – простое сожительство) будет юридически признаваться на равных с браком зарегистрированным. Коль вместе жили, общее хозяйство вели, а то еще и детей умудрились родить – чего уж там, отвечайте за всё как положено: имущество делить при разбежке, алименты платить, ну и прочие обязательства. Я приверженец порядка понятного в отношениях между двумя любящими людьми (с учетом нынешних взглядов уточняю: мужчины и женщины) – мой консерватизм держится на вере христианской, и тут уж никуда не денешься.

В первую очередь это относится к абортам. В религиозной России XIX века в Уголовном кодексе аборт приравнивался к убийству. За него полагалось 4-5 лет каторжных работ с лишением всех прав состояния. К XX веку нравы подурнели и женщина наказывалась тюремным сроком только до 3-х лет, а вот врач все равно получал по полной – до 6 лет.
Как всегда, все портила «прогрессивная» интеллигенция, ратовавшая за аборты. И большевикам тоже нужно было обязательное равенство полов. Во всем. Как писала Александра Коллонтай (та еще феминистка), «совсем не важно, продается ли женщина одному мужчине или многим сразу…» Главным признаком женщины легкого поведения для Коллонтай было неучастие ее в трудовой повинности. То-то она (Коллонтай) взвыла, когда ее муженек-матросик (на много лет ее моложе) стал водить домой бабенок, а то и вовсе пропадать в загулах по неделям. Женское свое берет, и никакая революция не смогла с этим справиться.

Но по части абортов – в советской России постановлением народных комиссариатов здравоохранения и юстиции «Об охране здоровья женщин» (?) их легализовали в 1920 году. Потом пришлось спохватиться: рождаемость упала. И с 1936 по 1955 год в СССР аборт был под запретом. Тем более после войны, когда сказались ее демографические последствия.
Почему так много внимания уделил абортам? Редакция попросила меня написать про День семьи… По-другому не получается: уверен, в семье обязательно что-то подламывается, потихоньку рушится, незаметно, но верно, когда супруги решают избавиться от дитя. Всё, что не по-божески, нормальным быть не может. Оглушенные современными правами люди не способны думать о вечных истинах, а значит, у них нет оснований для нравственной жизни, без которой – и семья не семья.

В Писании сказано: «Помни о кончине своей, и тогда не согрешишь». Жестоко? Не думаю, в этом посыле и кроется, пожалуй, и форма семейного счастья, которое слишком хрупко, слишком ранимо. В крепких семьях живут дольше. Не случайно.

Сергей Дьячков, почетный гражданин Тольятти
«Вольный город», № 26 (1103) 08.07.16

мероприятие «Семья».

фото: "Площадь Свободы"

фото: из открытых источников