Житель Тольятти, работник АВТОВАЗа, Алексей Веркин попал в неприятную историю, последствия которой ему предстоит расхлебывать еще долго. По словам мужчины, он сдал в аренду новую квартиру, после чего ее разгромили, вынесли мебель, технику. Но и это не все. По словам Веркина, в полиции ему заявили, что не видят в случившемся уголовного состава: обращайтесь, дескать, в мировой суд. История вышла поучительной для всех, кто сдает и снимает жилье.

Квартира была в идеальном состоянии

«В 2014 году я приобрел в ипотеку 2-комнатную квартиру, — начинает свой рассказ Алексей корреспонденту «Площадь СВОБОДЫ». — Квартиру взял в Самаре, в 14-й очереди проекта «Кошелев» — это практически на въезде в город, рядом с магазином «Икеа». Квартира по договору долевого строительства, с черновой отделкой, привлекла дешевой ценой — 1,5 млн рублей. После того как жилье было построено, Веркин сделал в нем ремонт, обставил мебелью и техникой. Далее мужчина сдал квартиру в аренду, рассчитывая за счет этого выплачивать ипотеку. Но план не сработал.

«В июле 2015 года я сдал квартиру некой Злате Макаровой. Она говорила, что у нее хорошая работа, хорошая зарплата, что она влиятельный человек. По моим непроверенным данным, Макарова участвовала в конкурсах на замещение вакантных должностей судебного пристава-исполнителя. Квартира была в идеальном состоянии. Из техники в ней были холодильник, стиральная машина. Из мебели два дивана и два кресла, кухонный гарнитур, вытяжка, стол, стулья. Документы на мебель и технику, включая их доставку, у меня есть».

При составлении договора Веркин допустил серьезную ошибку, о которой впоследствии много раз пожалел — к договору не была составлена опись состояния и оснащения сдаваемой внаем квартиры. «Был вечер, жене нездоровилось, и мы торопились вернуться в Тольятти. Из-за этого я не стал делать описание квартиры. Но у меня сохранись фото квартиры до сдачи в аренду и после сдачи, где четко видно ее состояние «до» и «после». На это есть также свидетели, включая тех, кто делал ремонт, завозил мебель».

«Мужа убили»

Договор, по словам Веркина, был составлен на 1 год. Квартирантка оказалась приятной, внушавшей доверие, молодой женщиной с двумя маленькими детьми. В том, что она будет исправно платить аренду плюс коммуналку, у владельца жилья сомнений не возникло. И действительно, все началось «за здравие». Макарова принялась регулярно, день в день, вносить плату за аренду и коммуналку — через электронные платежи.

«Мы даже ее хвалили, — вспоминает хозяин квартиры, — такая аккуратная, молодец». По его словам, они допустили еще одну серьезную ошибку — доверились арендатору и не навещали квартиру. Здесь сыграли роль расстояние до Самары и, опять же, аккуратность и открытость квартиросьемщика, которая всегда была на связи по телефону, через Интернет. Оплата поступает, женщина вроде приличная, чего зря ездить…

Через пять месяцев, по словам Веркина, начались проблемы. Макарова якобы позвонила хозяевам квартиры и сказала, что ее мужа жестоко убили, отрезав голову. Будто бы из-за денег. Забегая вперед, сразу отметим, что так это или нет — до сих пор не ясно. В Интернете женщина публиковала известие о гибели мужа и его фото, получая соболезнования от друзей. Но официальных сообщений о таком преступлении в Самарской области не было.

Ни дивана, ни холодильника

Проблемы пошли и дальше. «В январе она сказала, что у нее задерживают зарплату, но, правда, заплатила, — рассказывает Веркин. — В феврале оплата не поступила. Хотя Макарова сказала, что деньги перечислила. Попросили прислать фото уведомления или чека — пошли отговорки: телефон разбила и тому подобное. Проверять состояние счета мы не стали, потому что раньше было все в порядке. Наступает март — из банка приходит уведомление о том, что на расчетном счете нет денег. А со Златой стало происходить что-то непонятное: удалила всю электронную переписку и поставила в «черный список» наши с женой номера».

Встревоженные хозяева на следующий день приехали в Самару, зашли в квартиру, предварительно позвав соседа, и ахнули. «Квартира вся убита, вся! И это первый арендатор! — восклицает Веркин. — Все стены, двери — все изрисовано, все обои подраны, плинтуса треснутые, ручки в дверях вырваны, даже плитка на полу в ванной побита, откосы окон сломаны, подоконники исцарапаны. Мы в шоке! Потом смотрим: а холодильника нет! Стульев нет! Заходим в спальню — нет дивана. Под ванной нет экрана. Зачем он кому-то понадобился, не понимаю. Мебели и техники пропало на 50 тысяч, не считая ущерба по ремонту».

Опрос свидетелей? А зачем?

Хозяева тут же позвонили в полицию, те оперативно приехали, провели осмотр, быстро нашли свидетелей. Те рассказали, что в квартире, оказывается, проживала не только Злата, но и ее сестра с детьми. Злата с сестрой якобы и выносили технику и мебель, попросив помощи в этом деле у соседей и объяснив, что это их имущество. Полиция вроде бы серьезно взялась за работу, но буквально через 3 дня, как рассказывает Веркин, ему позвонил участковый уполномоченный, младший лейтенант Максим Зырянов, получивший погоны только месяц назад. «Участковый мне сказал, что, по словам Макаровой, вещи, которые она забрала с собой, принадлежат ей, и он в любом случае будет делать отказной материал. Я опешил, отправил все документы, подтверждающие, что мебель и техника мои. Поинтересовался, опрашивал ли он свидетелей. Он отвечает: а зачем? С двумя свидетелями он якобы говорил и сделал выводы о том, что холодильник и диван не мои, хотя он не видел даже их фото. Потом я узнал, что он не опрашивал этих свидетелей и даже не был в квартире».

По словам Веркина, участковый остановился на том, что произошедшее — гражданско-правовые отношения. Отказного материала он еще не получил, со Златой с тех пор, как она отключила телефон, не общался. Веркин понимает, что допустил ряд ошибок, но считает, что налицо явные признаки уголовного преступления. Хозяин квартиры обратился в прокуратуру Красноглинского района Самарской области с жалобой на работу участкового и теперь ожидает их вердикта. Арендная квартира тем временем простаивает, ремонт в ней Веркин не делает, ожидая проведения необходимых следственных действий, а ипотеку гасит собственной зарплатой, вынужденно переведя свою семью (жена в декрете и ребенок) на голодный паек.

Ольга Белокопытова, директор агентства недвижимости «Первое»:

— При сдаче недвижимости в аренду во избежание порчи или кражи имущества надо обязательно делать его опись. Опись оформляется как приложение к договору, на отдельном листке. Отсутствие описи имущества — это и есть основная ошибка гражданина. Теперь ему придется доказывать, действительно ли у него похитили это имущество? Может, его там вообще не было.

Лариса Масленникова, менеджер агентства недвижимости «Арне»:

— Практика описи имущества при сдаче аренды была всегда. Описать имущество можно прямо в договоре. Это делается в произвольной форме. Здесь же можно указать дефекты или какие-то поломки имущества, во избежание дальнейших споров. Но вообще в практике такие споры случаются очень редко.

Денис Прудинник, адвокат Самарской областной коллегии адвокатов:

— Доказать, что в сдаваемой квартире было конкретное имущество, можно с привлечением свидетелей, которые видели это имущество до заселения арендатора. Сотрудник полиции должен не просто поговорить с такими свидетелями, а письменно зафиксировать их показания. Увы, достаточно часто возникают ситуации, когда сотрудники полиции ленятся делать свою работу и пытаются перевести явно уголовные дела в гражданско-правовую плоскость. В подобных случаях мы советуем обращаться к адвокатам, имеющим такой инструмент работы, как опрос лиц (свидетелей) с их согласия. После этого сотрудники полиции обязаны приобщить к делу такие опросы.

Евгений Халилов, Площадь СВОБОДЫ

мягкий уголок в квартире

фото: Площадь СВОБОДЫ

фото: из открытых источников