Питерский мужской театр танца в четвертый раз посетил Тольятти, но в этот раз исключительно для дам.

Поздний вечер вторника, около ДКИТ только женщины, и лишь изредка попадаются мужчины, прибывшие встречать своих спутниц с шоу театра танца «Искушение». Это театр, в котором мужчины атлетического телосложения рассказывают посредством пластики тела жизненные истории. Уже не в первый раз экстравагантный проект в город привозит фирма «Мемфис». Как и в предыдущие три раза, санкт-петербургский коллектив собирает полный зал - их аудитория не поубавилась даже при условии, что в этот раз поддаться «Искушению» было позволено только женщинам. Мужчинам вход в зрительный зал был строго воспрещен. После окончания концерта нам посчастливилось поговорить с руководителем, режиссером, хореографом-постановщиком и артистом театра «Искушение» в одном лице Рустамом Надыршиным.

- В Тольятти вы выступаете уже в четвертый раз. С другими городами у вас такие же крепкие отношения?

- В Москве мы были более двадцати раз, в Брянске более десяти, в Витебске тоже более десяти. В общем, это тенденция, что мы не приезжаем только один раз в город. Специфики особой у Тольятти нет. Как обычно, мы выходим на сцену, и люди восторженно встречают нас, на позитиве. Чувствуется отдача. Чувствуется, что люди такие же, как и мы, - не пошлые и думающие о жизни. То, что мы делаем, я вижу, слышу и читаю, всем нравится - и слава богу. Значит, мы на верном пути.

- Почему мужчинам отказано в удовольствии посмотреть вашу новую программу?

- Именно эта программа специальная. Мужчина не должен присутствовать в зале. Тем самым мы хотим показать женщинам, что с нами, мужчинами, нужно прежде всего разговаривать. Если вам что-то нужно - говорите. Не нужно делать вид, что вы обиделись. Хотелось добиться того, чтобы в зале сидели именно женщины и чтобы они понимали, что эта программа предназначена именно для них, а не для мужиков. Тут борьба не против мужиков, а против женской логики, против того, что они «королевы», а мы должны с ними сосуществовать. Этим мы доказываем, что мы такие же люди, как и они.

- Как интересно. А как вы относитесь тогда к феминизму, движению, которое говорит о совершенно противоположной ситуации. О том, что женщины как раз являются угнетенным классом, а не «королевами»?

- Ну, феминизм просматривается в политике больше всего, но там есть на то причины. Когда женщина депутат или правит страной, а у нее рождается ребенок, то что она должна выбрать: кормить ребенка или править страной? Наверное, из-за этого в политике мало женщин.

- Как поменялось настроение в зале, когда зрительскую аудиторию обозначили свободной от мужчин?

- На предыдущих программах мы приглашали и мужчин. Обычно есть предубеждение у мужчин - зачем я пойду смотреть на танцы с полуголыми мужиками, мне лучше баб полуголых подавай. Но здесь все-таки не совсем танцы, а театр, спектакль с сюжетом. Мы рассказываем о взаимоотношениях, о том, чтобы мужчины и женщины ценили друг друга. Мужчин и раньше было меньше - в соотношении 20/80. Когда объявили постановку только для женщин, существенно поменялся эмоциональный настрой в зале. Зрительницы стали совсем другими. Женщины понимают, что они одни, без пригляда мужей. И эта программа именно для них, они расслабляются полностью, полностью погружаются в спектакль.

- Смотрел видеозаписи ваших выступлений в Интернете, и, насколько понимаю, у вас нет какого-то стабильного жанрового подхода в хореографии.

- Все верно, мы стараемся как можно больше различных направлений брать в спектакли. Когда меня спрашивают, в каком стиле мы работаем, я говорю, что у нас свободная пластика. У нас есть направления джаза, модерна, хип-хопа, народных танцев. Бальных только нет, но хотелось бы. Вообще у нас все люди с разным хорошим опытом. Мы не занимаемся тренировками, не учим артистов. Люди к нам приходят с большим багажом. У каждого своя стилистика. Некоторые работали с акробатикой, некоторые с танцами во всех стилях.

- У вас все программы с использованием воды. Вы много рассказывали в других интервью, почему считаете это красивым. Хотелось бы узнать, насколько эта красивая вещь в рабочем процессе травмоопасна.

- К сожалению, травмы неизбежны. В основном это не переломы, а растяжения. Наш линолеум антискользящий, но не на сто процентов. Когда нужно держать себя ногами в целом, получается больший напряг. Когда падаешь, получаются иногда растяжения. В основном в паховой части. Но ничего, живем еще.

- Ваши танцевальные номера связуются текстовыми выступлениями. Кто пишет эти тексты?

- В основном пишу их я. Они о нашей жизни, о взаимоотношениях мужчин и женщин, о жизни вокруг. Смотря какой спектакль. В первом речь идет больше о взаимоотношениях, во втором - об отношении к самой жизни и смерти, в третьем о том, как женщины относятся к мужчинам и как мужчины относятся к женщинам. В основном все истории взяты из моей жизни, жизни друзей и родственников.

- Бывали ли неадекватные реакции из зала?

- Нет, в основном все нормально. Это же все-таки театр, а не клуб. Если бы мы работали в клубе, тогда был бы кошмар. Как я часто читаю в соцсетях, женщины часто приобретают на наши выступления специальные платья, чтобы именно «сходить в театр». Бывают, конечно, страшные письма в соцсетях.

Помимо гастрольной деятельности театр «Искушение» занимается и благотворительностью. Уже третий год они организуют в Петербурге фестиваль «Танцуй-фест», куда приглашают детей, лишенных родительской опеки, освоить хореографическое ремесло. Периодически группа проводит специальные концерты, куда приглашает детей с инвалидностью, раздает билеты людям из сообществ глухих людей.

Благотворительный проект «Танцуй-фест» проводится уже три года, благотворительностью театр занимается на протяжении всего своего существования, все шесть лет. После каждого спектакля часть суммы идет либо в детские дома, либо на операции нуждающимся людям.

артисты театра искушение

фото: Площадь Свободы

Владимир Сахмеев, "Площадь Свободы"

фото: из открытых источников