Еще в начале 2013 года министр здравоохранения Вероника Скворцова уверяла журналистов, что приватизации скорой помощи ждать не стоит, поскольку данная деятельность должна оставаться всегда в разделе государственной, хоть и с допустимостью платных услуг. Однако спустя три года приватизация все-таки настигла пусть и не всю данную отрасль бюджетного здравоохранения, но часть ее функционала. Президент Владимир Путин поручил Минздраву проработать вопрос о передаче функций перевозок при оказании скорой помощи негосударственным компаниям. Согласно этому поручению, после 10 июня федеральная реформа начнет свое фактическое движение. Теперь транспорт станциям будут предоставлять частные компании. Кроме того, одна из частей поручения президента направлена в Минэкономразвития с требованием проанализировать эффективность передачи частникам и «иных» услуг при оказании скорой медицинской помощи.

Не верят предпринимателям

Против данных покусительств на бюджетное здравоохранение высказались члены федерального профсоюза медработников «Действие». По их словам, эксперимент по передаче транспортных услуг скорой медпомощи на аутсорс уже проводился в нескольких регионах и его результаты были признаны провальными. Контрольно-счетная палата в своем докладе по результатам опыта уфимского аутсорсинга в 2010 году заключила, что закупка медучреждением транспортных услуг для двух подстанций у сторонних организаций не привела к экономии средств. Наоборот, расходы по статье «Транспортные услуги» на следующий год оказались запланированы с увеличением на 23,8 миллиона рублей. То есть данная инициатива может быть полезна только транспортным компаниям, но никак не населению страны. При этом ментальность бизнесменов такова, что они будут готовы экономить на всем, но не стараться обеспечить достойное обслуживание. Как говорится в одном из заявлений профсоюза «Действие», в Уфе в рамках эксперимента станциям скорой помощи предоставили машины вообще без медицинского оборудования — только с носилками. В социальных сетях медработники шутят про ушлость предпринимателей. Если функция транспортировки перейдет в их руки без должного общественного и государственного контроля, вполне возможно будет услышать от водителя кареты скорой помощи «Пока свободные места в салоне есть, я никуда не поеду».

Эвакуируют, а не перевозят

Корреспондент «Площадь СВОБОДЫ» обсудил перспективы экономической реструктуризации скорой помощи с руководителем Тольяттинской станции скорой помощи Михаилом Юрьевичем Лапшиным.
— Перевозок как таковых у нас не предусмотрено, — уточняет Михаил Юрьевич. — Есть медицинская эвакуация с места нахождения пациента при угрожающих жизни состояниях. Оттуда человек доставляется до лечебного учреждения, где его уже начинают лечить. Что касается медицинских перевозок, я знаю, что в городе есть два или три частника, которые возят тех людей, которые не хотят на выходные оставаться в больнице, хотят выходные или праздники провести дома. Разумеется, если это не противопоказано стандартам лечения, которое им назначено. На какой юридической базе это основано, я не знаю, потому что я с этими организациями не контактирую. К нам эти перевозки отношения не имеют, нам не оплачивается подобного рода деятельность, у нас нет права и лицензии на ее оказание. Юридически мы даже не имеем права довести своих работников с одной подстанции на другую в санитарных машинах. Есть три легковые хозяйственные машины, на которых мы решаем вопросы документального характера в разных учреждениях.

При лоббировании темы приватизации политики в качестве основного аргумента упоминают цели экономии, хоть опыт Уфы доказывает обратный целям результат. Но Михаил Юрьевич ссылается на положительный опыт аутсорсинга в Новокуйбышевске: машины и оборудование бригад скорой помощи там всегда исправны. Единственное но: поскольку субъектом собственности (в данном случае транспорта) становится не государство, а частный предприниматель, то в случае каких-либо форс-мажорных обстоятельств на имущество предпринимателя вполне могут наложить арест и бригадам не на чем будет выезжать на вызовы.

Что касается претензии по поводу укомплектованности карет скорой помощи, Михаил Юрьевич заверил, что ситуация, когда у медиков не будет в машине ничего, кроме носилок, невозможна. Поскольку согласно новому приказу разработаны стандарты по оборудованию для специализированных автомобилей экстренной медпомощи. Обойти эти стандарты никак не получится.

Частники будут защищаться

Еще один плюс метаморфозы государственной скорой помощи Михаил Лапшин видит в борьбе с необоснованными вызовами. Конечно, в самом документе эта тема не прописана, но поручение президента разъясняет, в каких случаях вызывают скорую помощь, а в каких — неотложную помощь, которая прикреплена к поликлиникам по месту жительства. К первому случаю относятся ситуации, которые угрожают жизни пациента. Если звонок в скорую на самом деле входит в компетенцию «неотложки», то скорая просто перенаправляет вызов в поликлинику и время ожидания в таком случае распространяется на весь рабочий день. Увы, на сегодняшний день госучреждение выполняет и неэкстренные вызовы, потому что часто поликлиники просто не справляются и возвращают скорым свои вызовы. Так что если бригада прибыла на ваш не угрожающий жизни случай не за 20 минут, а через несколько часов, то у вас нет никакого права предъявлять медикам претензии о нерасторопности. Но бывают и вовсе неадекватные случаи обращений, когда фельдшеры и врачи исполняют функции, в принципе очень далекие от спасения жизни. «Мы выполняем вызовы на улицу, когда человека находят без сознания, потому что это экстренный повод, — поясняет Михаил Лапшин, — а человек поднимает голову и говорит, что он отдыхает. Очень часто в последнее время люди вызывают скорую помощь по три-четыре раза в день. Одна дама вызывает бригаду по семь раз в день — просто приезжайте и всё, вы должны! Медработники приезжают и слышат просьбу: «Померьте мне давление».

Бывают случаи, когда человека госпитализировали, привезли в приемное отделение, приняли в палату, а он ушел домой. И через два часа снова вызов скорой на этот адрес». Михаил Юрьевич считает, что в таких случаях человек однозначно должен оплачивать услуги скорой помощи. В некоторых странах этим вопросом занимаются страховые компании. Специалисты анализируют вызов на предмет их правомерности, а потом раскладывают на те объективные факторы, которые привели его к этому состоянию, и дальше по необходимости выставляют счет. «К тому же, согласитесь, если я полез без страховки на дерево и упал, то я упал сам, и это не было делом случая», — добавляет Михаил Юрьевич. Частники, по его словам, себя в этих вопросах будут защищать гораздо активнее, чем государство, а человека с российской ментальностью чаще всего получается призывать к совести только экономическими, репрессивными методами.

Владимир Сахмеев, Площадь СВОБОДЫ
vl.saxmeev5@gmail.com

две скорых помощи

фото: Площадь СВОБОДЫ

фото: из открытых источников