В камерном зале «Колеса», открывшемся после реконструкции, прошла премьера спектакля «Лодочник».

Одноименная пьеса Анны Яблонской – одна из 13 драматургических произведений украинской русскоязычной писательницы, трагически погибшей 24 января 2011 года при теракте в аэропорту Домодедово. В этот день в столице должно было состояться вручение премии за ее пьесу «Язычники», а за месяц до гибели в дневнике Анна написала: «Мне кажется, у меня осталось мало времени».

Трагическая судьба – подтверждение избранности и залог популярности. При постановке «Лодочника» эту пьесу часто называют своеобразным реквиемом по автору. Не дожившая до 30-летия женщина взялась в ней за тему смерти, использовав язык символов, мифов и… инвективную лексику. Что автоматически относит произведение к новой драме, не особо почитавшейся в «Колесе». Но главный режиссер Владимир Хрущев, взявшийся за постановку, уже известен как новатор, чья работа привлечет, я думаю, в театр больше молодежи.

Постановка выполнена в жанре мистического триллера: приглушенный свет, готический грим, угловатая пластика обитателей потустороннего мира, напоминающая фильмы 90-х годов о похождениях зомби. Сюжет таков: история Харона, перевозчика через Стикс, трансформируется в историю Орфея, отправившегося в Аид спасать свою Эвридику. В общем, история про то, как любовь побеждает смерть, а спившийся сторож превращается в настоящего Мужика.

Изначально непростая задача – как донести до зрителя образ персонажа – решается режиссером в лоб. Надписью на одежде. Дерево, например – самый загадочный персонаж, множественное число (так в пьесе) сведено к единственному – в исполнении Андрея Бубнова. Жесткий, циничный персонаж, пособник Женщины с косой. Опять же – режиссер буквален в решении образа, не сразу понимаешь, кто эта яркая и бескомпромиссная бизнесвумен с заплетенными локонами, а не сельхозорудием на плече (актриса Елизавета Фарапонова). Она просто исполняет свою работу, у нее план и подход современного работодателя: за неисполнение контракта – кара, и:

– Смерть – не самое страшное.

А что тогда? Йог (Виктор Шадрин), помогающий главному герою, цитирует мудреца:

– Смерть – это мир за вычетом тебя.

Персонаж Валерия Логутенко – Столб Электрический, на который периодически налетает главный герой – Лодочник в исполнении Сергея Максимова. С ним все совершенно понятно: он льет свет откуда-то сверху и все время прощает. Когда Лодочник шепчет в очередной раз «Господи, прости», он именно к Столбу и обращается. Простой и смелый символ.
Почему еще это новая драма? Потому что новые драматурги любят нарушать неписаные табу. Иосиф Лауреат (актер Александр Двинский), пассажир Лодочника – немного трусоватый, немного тщеславный философ, понявший, говоря словами другого поэта, что «жизнь и смерть – одно и то же». Женщина с косой сокращенно пишет его имя: И. Брод.

– Самое главное преимущество перед тем берегом – возможность вживую, воочию, так сказать, пообщаться с теми, о которых… Гомер, Аристотель, Вергилий…

Что ж, эти рассуждения автором пьесы теперь проверены. А в общем-то, пьеса довольно смешная, благодаря таким персонажам, как Женщина с ведром (Галина Злобина), Некое подобие Мужика (Андрей Амшинский). Задолго до новой драмы, например, писатель Михаил Анчаров опроверг стереотипное мнение, что нельзя смеяться над смертью. Главная героиня – Женщина, или Оля (Елена Барамикова) – тоже смешная, хоть, подобно Эвридике, блуждает в царстве теней, и там пытаясь отыскать настоящего Мужика с белым конем.

Смех сквозь слезы... Дочь Оли Маргариту играет Зоя Останина, и хорошо, что режиссер смягчил несколько речь и поведение персонажа, сделав его более романтичным, несмотря на зеленые волосы и серьгу в ухе. Выражения, присутствующие в обработанном тексте, я бы сказала, вполне печатны.

Бессловесные или почти бессловесные роли обитателей загробного мира (молодые актеры Антон Иванов, Артемий Кондрашев, Ольга Вольская, Нина Кучерук, Юлия Киреева) служат мистическим антуражем сценического триллера. Режиссер использует двухуровневую мизансцену, когда герои совершают бегство из царства мертвых (по совместительству это больничная палата), а бесчисленные завесы, сдвигаемые туда-сюда, символизируют многослойность смыслов, мутные или прозрачные воды живых и мертвых рек и прочее, что можно додумать.

Самостоятельно решает режиссер звуковое оформление: звуки плещущей и капающей воды, песня «Карусель» на немецком языке – это и место, где 15 лет назад встретились герои, и аттракцион бесконечной сменяемости жизни и смерти, и «мужской – женский» знаки ян и инь. А уходит из зала зритель под жизнеутверждающие звуки танго. Хеппи-энд, не так, как в мрачных мифах, и не так, увы, как в жизни. Но всегда хочется верить...

На премьере была
Надежда Бикулова, «Вольный город», № 42 (1119) 28.10.16

теат Колесо

фото: "Площадь Свободы"

фото: из открытых источников