Рособрнадзор снял с контроля предписание, выданное Тольяттинской консерватории

А это значит, у Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки больше нет никаких вопросов к работе вуза, коллектив который жил почти полтора года как на вулкане. На имя ректора консерватории Евгения Прасолова буквально на днях пришло официальное письмо из Рособрнадзора.

Напомним, что плановая проверка Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки в апреле 2014 года выявила ряд нарушений в работе вуза, в связи с чем консерватории было отказано в аккредитации. А ровно год назад, 2 октября, стало известно, что учебное заведение закрывают. Однако педагоги и администрация консерватории встали на тропу борьбы за свой вуз. Сначала устранили нарушения, выявленные Рособрнадзором. Проректора по учебной части, допустившего технические ошибки, освободили от занимаемой должности. Отчет со всеми документами ректор отвез в Москву. Однако специалисты Рособрнадзора после изучения отчета вынесли вердикт: анализ документов и сведений, представленных Тольяттинской консерваторией, не позволяет сделать вывод об устранении нарушений в полном объеме. Со слов проверяющих, если вузы находятся в федеральном ведении, у них больше информации о новых постановлениях, распоряжениях, правовых актах. Им регулярно идет специальная рассылка, а до Тольяттинской консерватории многие документы просто-напросто не доходили. По результатам предыдущих проверок (консерватория работает, как известно, не один десяток лет) никто никогда не говорил, что в вузе что-то не так. Поэтому в соответствии со статьей 10 Федерального закона № 294 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного и муниципального контроля» было принято решение о проведении внеплановой проверки Рособрнадзора.

Внеплановую проверку в вузе прождали чуть ли не год, она так и не приехала. Как рассказал Евгений Прасолов, последние месяцы (с июля по сентябрь) у него шли постоянные телефонные переговоры со специалистами Федеральной службы по надзору в сфере образования, в результате все замечания Рособрнадзора в консерватории были устранены. В ближайших планах ректора – подать документы на аккредитацию, на получение преподавателями ученых званий доцентов и профессоров. Как считает Евгений Прасолов, ситуация изменилась, когда консерватория блестяще прошла мониторинг эффективности вузов.

Евгений Прасолов

фото: “Площадь Свободы”

Поскольку вопрос финансирования сегодня встает первым на повестке дня в связи с кризисом, я спросила у собеседника:

– Евгений Николаевич, на содержание консерватории из городского бюджета тратится 24 миллиона рублей, среднего звена (колледжа) – 19 миллионов, школы – 39 миллионов. Как вы видите свое развитие, когда городской бюджет трещит по швам?

– Мэр Сергей Жилкин учредил институт искусств (ныне – консерватория) в 1998 году – тогда случился дефолт, финансирование шло из резервного фонда мэра. С 1 января 1999 года финансирование было заложено в бюджет. Да, сегодня ситуация с финансированием сложная. Но почему набросились на одну консерваторию? Давайте оптимизируем работу в каждом учреждении культуры! Без консерватории ротация кадров в музыкальных школах, в трех коллективах филармонии, в театрах за счет кого будет происходить? Существует же образовательный ценз. Иначе мы уйдем в 80-90-е годы, когда Тольятти называли рабочей слободой, так как никаких учреждений культуры, кроме музыкального училища и музыкальных школ, здесь не было. Сейчас вышло положение по предпрофессиональным и общеразвивающим программам, то есть по стандарту дополнительного образования, где черным по белому написано: в музыкальных школах могут работать преподаватели только с высшим образованием. Да, в прошлом году мы оступились, была непростительная ошибка, но за нее мы все ответили.

– То есть вы к оптимизации расходов готовы?

– Да, в 2016 году с нас уже 8 миллионов 160 тысяч сняли, а часть (более трех миллионов) – уже сейчас. Лишних денег в бюджете никогда не было, но надо разумно распределять имеющиеся средства, не заваливать одно учреждение. У нас не велся прием студентов в этом году, так как из-за отсутствия аккредитации учредитель (мэрия) закрыл прием. Конечно, хозяин – барин. Но аккредитация нужна только при выпуске. Какова оказалась реальность? Из-за отсутствия аккредитации за три месяца до окончания пятого курса наши студенты перевелись в самарский институт, окончили его, получили дипломы и вернулись в Тольятти. В этом году Петербургская консерватория не прошла аккредитацию. Кому-нибудь в голову пришло решение закрыть прием? У нас тот же статус, преподаватели, студенты – просто город другой.
По убеждению Евгения Прасолова, в Тольятти создано многоуровневое учебное учреждение – консерватория, в состав которой входят музыкальная школа и колледж.. Сейчас образовательная политика нашей страны направлена на то, чтобы все аккумулировать вокруг вузов, создавать крупные научно-методические центры. А у нас машина создана и работает не один десяток лет. Зачем ее останавливать?

Интересно:

Сейчас в Тольяттинской консерватории учатся 77 студентов, столько же – в колледже, в школе обучаются 800 учеников.

центральный вход
Ольга Пимантьева, “Площадь Свободы”

фото: из открытых источников