Первые новогодние дни вновь возбудили интерес туроператоров и потребителей турпродуктов России в связи с главной законодательной инициативой в этой сфере за пятнадцатый год, которая могла бы приблизить к туристу и Крым, и Карелию, и Камчатку. Никакие елки не смогли отвлечь нас от судьбы законопроекта, который 27 августа прошлого года лег на стол председателя Государственной думы Федерального собрания Сергея Нарышкина. Да, по нему нам хотели изрядно компенсировать отдых в родной стороне. По замыслу впередсмотрящих после возвращения туриста с той же Камчатки государство должно было бы вернуть счастливцу до 50 тысяч рублей. Но пока дума только собирается думать над этими вопросами, мы напросились в гости к члену правления, руководителю Приволжского регионального отделения Российского союза туриндустрии Анне Тукмачевой, чтобы понять, каковы ожидания профессионалов в регионах всвязи с этим законопрректом и чего, собственно, хотят туристические компании в Тольятти и Самарской области в области внутренних странствий.

- Анна, закон пока в мечтах…

- Мы, если честно, не ждали никаких революций. В проекте - две главные позиции. Первая: туристу можно вернуть деньги за отдых как налоговый вычет. Но даже по недвижимости не сто процентов граждан воспользуются такой возможностью, потому что тут надо быть человеком грамотным. Нужно пойти в налоговую, нужно правильно подать декларацию, верно оформить все документы.

Чего там греха таить, на туррынке много недобросовестных конкурентов; фирм, которые работают неофициально. Главный плюс этого документа для нас состоял в том, что здесь неофициальный путь просто отрезается: если ты не сдаешь фискальный документ, то налоговый вычет получить невозможно. И это дает некоторое конкурентное преимущество всем нам, порядочным турагентствам. И второй аспект, который нам очень нравился в этом законопроекте, это возможность уменьшать прибыль на сумму стоимости путевки. Потому что, давайте честно говорить, не все россияне выезжают за рубеж. Потому что это дорого, потому что доходы наших сограждан небольшие. А наши основные клиенты - часто люди, которые в том числе имеют собственный бизнес. Для них очень важно использовать деньги компании, перечисленные на путевку, чтобы потом они уменьшили налогооблагаемую прибыль. Это тоже было бы чудесно для нас. Но я думаю, что это не самое главное, что может подтолкнуть развитие туризма.

- Как думаете, шансов у законопроекта нет?

- Судя по тому, что нефть дешевеет, а бюджетные ожидания снижаются, шансов не так много. Хотя я считаю, что туризм - отрасль, которая дает практически моментальный эффект по рабочим местам и занятости, что сейчас очень важно.

- Анна, кризис сиквестировал некоторые турнаправления. В том числе Турцию и Египет, и кажется, что для внутреннего туризма это просто манна небесная. Волей-неволей потенциальный турист ищет, куда бы ему податься, и выбирает… родные края.

- Я бы не сказала, что это манна. Да, есть некая новая возможность. Но Самарская область не входит в число тех территорий, куда люди хотят ехать, спрос не сформирован. Конечно, под лежачий камень вода не течет. Если мы будем очень активны, то, возможно, мы начнем формировать сюда какие-то туристические потоки. Надо только четко понимать: сколько бы мы ни вкладывали средств (которых пока и нет), все равно пока люди не поедут, пока не скажут, что им тут было хорошо и они хотят приехать еще, мы эти потоки не сформируем. Отрасль переживает очень несладкие времена, и это в первую очередь связано со снижением покупательского спроса. Россияне беднеют и тратят только на необходимое. Хотя я считаю, что отдых - это как раз необходимая вещь. И дай Бог, чтобы эту мою позицию разделяло как можно больше людей.

- Господдержка региональному туризму нужна - это ясно. Зачем - давайте объяснять.

- Я слушала интервью руководителей такого крупнейшего оператора, как «Пегас туристик», который обладает огромными ресурсами. И то они говорят: у нас нет сил формировать спрос, мы можем только следовать за ним. Что уж говорить о маленьких региональных компаниях? А мы пытаемся здесь сформировать спрос сами и сталкиваемся с проблемой: нас не знают.

- Но ведь у вас получается продавать Волгу, Луку, Ширяево?

- Плохо получается. Я считаю, что мы очень много работаем, но получается пока плохо. Да, мы делаем яркие мероприятия, мы выпрыгиваем из штанов, но люди пока едут к нам плохо. Хотя есть проекты, которыми можно похвастаться.

- Ну, вот же оно, Анна: есть, значит, у внутренних операторов повод похвастаться?

- Мы вместе с правительством области подали в федеральную целевую программу один из таких интересных проектов, который призван сюда затягивать туристов. Мы задумали в мае привезти профессионалов турбизнеса к нам, чтобы еще раз показать им Самарскую Луку. Мы хотим выставить на федеральный уровень некий туристический бренд.

- Какой?

- Жигулевскую кругосветку.
Но не в нашем привычном локальном понимании водного маршрута, а все те маршруты по Самарской Луке, в том числе и круизы, и лакшери туры с размещением в хороших отелях. С одной стороны, активно - это модно, а с другой, в палатках готов отдыхать не каждый. Мы хотим снять этот минус и продвигать турпродукты, которые уже есть в Самарской Луке. Мы в мае собрались инициативной группой, нас поддержало правительство Самарской области.

- Кто в инициаторах?

- Это администрация Жигулевска, предприниматели, которые работают на территории Луки, это национальный парк, это туроператоры, которые делают маршруты. Мы хотим в мае привезти к нам туроператоров, которые на нашей площадке представили бы не просто «как у нас красиво и хорошо». Мы хотим рассказать, что по этой программе в первый день тура мы занимаемся вот этим; во второй - этим. Живем здесь, питаемся там, и все это стоит таких-то денег. То есть мы хотим предложить им продукт, который можно продавать. Очень часто мы слышим упреки в том, что у нас нет турпродукта. Очень обидно это слышать, потому что продукты есть. Но их очень тяжело продвинуть.

Представляете, сколько средств та же Турция тратила на продвижение своего моря? Это были многомиллионные бюджеты на русский туризм, их выделяло государство, чтобы сформировать этот спрос.

- А мы-то думали, что мы сами по себе полюбили это море…

- Нет, это нам казалось. Сделать турпродукт не так сложно. Его сложно продвинуть к туристу. Это архиважная задача, которая не решается одномоментно и требует больших ресурсов. Для нас Самарская Лука - это самый большой ресурс. Вы видите, город не такой красивый, не такой конфетный для туриста, а вот Самарская Лука привлекает, на ее природу всегда хочется смотреть.

- Европа имеет программы поддержки локального турпродукта?

- Конечно. Например, в Евросоюзе огромная поддержка сельского туризма. Кстати, такие субсидии есть и унас. К сожалению, о них не много знают. Речь идет о поддержке строительства неких усадеб, обустройство гостевых домов.

- В России?

- Даже в Самарской области. Но все это по ведомствам разбросано. И нужно признать разобщенность туризма. Представляете, как мне нужны эти сельские подворья, куда я могу привезти туристов, покормить их обедом с простыми, экологически чистыми продуктами. Я как оператор не могу этого найти. А минсельхоз при том выделяет на это субсидии, и где-то есть люди, которые хотели бы этим заниматься.

Справка:
- По инициативе Приволжского отделения РСТ в 2015 году проведено первое расширенное выездное заседание совета по детскому туризму при министерстве образования и науки Самарской области.

- Создан пул туроператоров Самарской области, формирующих новый для региона турпродукт «Выходные в Самарской области».

- В 2013 году Жигулевский заповедник принял 20 тысяч туристов, в 2014 - 43,5 тысячи, в 2015 - 53 тысячи (из них 44,5 тысячи посетили Стрельную гору).

анна тукмачева в желом костюме

фото: Площадь Свободы

Наталья Харитонова, Площадь Свободы

фото: из открытых источников