Премьерный подарок Молодежного драматического театра

Мартовская премьера в МДТ – «Дамский портной, или Во все тяжкие» по комедии Жоржа Фейдо – любимому жанру режиссера Олега Куртанидзе.

Ну, конечно, комедия. Притом любовная. С таким премьерным подарком пришел Молодежный драматический театр к 8 Марта.

С легким акцентом

Режиссер-постановщик с самого начала настаивал на легком французском акценте спектакля. И труппа дружно стремилась освоить ту самую желанную пикантную легкость забавных мимолетных романов с ударением на последний слог. Уж так у них в парижах принято – ударять на последний: амур, тужур, бонжур…

Куртанидзе задумывал легкую, откровенную вязь любовных перипетий без телесностей и вульгарностей. Обнажить амурные чувства в сочетании с чувством меры и чувством юмора оказалось непростой задачей для театра, в котором теперь про «французскую любовь» знают чуть больше, чем прежде. Ведь за дело взялись… даже ангелы.

сцена из спектакля МДТ

фото: «Площадь Свободы»

Пудровый квартет

Белоснежным форпостом театра в походе за лямуром оказалась… безымянная, «припаркованная» в парке у фонтана четверка. Ангелы, обозначенные в театральной программке обезличенным «пластика». Чертовски симпатичные эти ангелы случились в спектакле у Куртанидзе и у Виктории Игнатовой, Владимира Хохлова, Яны Сараевой и Татьяны Гудковой. Они так музыкально «пылили» в зал своей настроенческой пудрой, так мило двигались в сюжете, полном интриг, так изящно трубили в свои белые трубы и так вовремя уступали сцену горе-любовникам, что легко и изящно передвигали картинки в любовном альбоме Мулино. Ожившая «парковка» не мешала мужчинам и женщинам оставаться собой. Белый пролог, белые акценты, этакая белая зефиринка очень яркого по своему костюмному ряду спектакля.

Чем вертеть

Костюмы оказались и по росту, и по настроению. Они умудрились соединить времена Жоржа Фейдо и Олега Куртанидзе и посмеяться над запретными «примерками» и портновскими тайнами Антона Шибанова. Дамы откровенно вертели хвостами, потому что… им было чем вертеть. Благодаря художнику по костюмам Елене Климовой.

Прикиды для мужчин тоже легонько намекали на те самые времена, когда врач должен был выдавать себя за дамского портного, чтобы стать героем не одной веселой любовной интрижки.

Сценография (художник-постановщик Елена Бабкина) вполне экономично укладывалась в простенький рисунок с дверьми, за которыми… О, чего только не было за этими откровенными дверьми!

Мулино жжет?

Мулино – Шибанов по пьесе просто обязан жечь. Главный персонаж и ведущий интриган этого фривольного французистого сюжета вездесущ и отсроумен. И по Фейдо, и по Куртанидзе. Он творит чудеса изобретательности. Легко пудрит мозги пациентам и любовницам, кружит голову своей скромной и очаровательной благоверной Ивонне (Христина Шепель).

Он – всюду, и он – нигде. Почти «Фигаро», но пока не он. Он танцует свое докторское соло с репликами на устах. Но пока не парит и не фигарит. Пока. Ведь спектакль делает первые шаги, и «поддать пара» премьерам скоро помогут сами зрители. У комедийных спектаклей МДТ – свой собственный, настроенный на эту волну зритель. Спектакль наверняка растанцуется, распоется и, может быть, выдаст тот актерский кайф, от которого легко «хмелеет» даже самый придирчивый зритель.

Куртанидзе уже сделал для этого немало. Он придумал разные режиссерские петельки и крючочки, научил открывать потаенные дверцы и даже… неожиданно заставил всех своих персонажей петь «оперу» во втором акте постановки. Показалось, что что-то щелкнуло в механизме спектакля, и парадоксальная «оперная» история вдруг заметно раскрепостила артистов: спектакль резко набрал скорость и стянул в заметный узелок интригу пьесы: «Вот вам и дамский портной!»

Не в голос

Впрочем, петь и парить над сценой до оперы пытались и раньше. И не только Антон Шибанов. Бассине – Матянин так «включил озвучку», что жестокая дама – фонограмма – враз сломала все его сцены, в которых настоящий парижский аккордеон в руках и рыбья артикуляция на устах артиста предъявлялись партеру прямо в лицо. Уж лучше бы Бассине фальшивил! Тогда, может быть, не пришлось бы милой обольстительнице и красавице Розе (Ольга Люлькина) искать других любовных песенок и утех.

В общем, ироничному слуге Этьену (Юрий Бутко) по воле Фейдо с самого первого появления в кресле-качалке было над кем поиронизировать. Он и по пьесе ничего себе остряк со статусом «чего подать», «в чью постель прилечь», чтобы жена хозяина не заметила отсутствия мужа в спальне поутру. Мог, да не лег. Хоть и не брезглив: «сменил бы для себя постель» и не побрезговал бы шелковыми хозяйскими простынями…

сцена из спектаткля МДТ 2

фото: «Площадь Свободы»

Им, слугам, всегда виднее, кто кого обдурил. Кто кому изменил. Кто кого у кого увел. Кто кому муж, жена или доктор. Слуга, которому приходится разруливать все хозяйские интриги, просто обязан работать головой. Но… «голова тяжелее ног», как некстати поется в одной дворовой песенке про неудачно заплывшего туриста. Неплохо упакованный костюмерами театра, весьма сумрачный и умный тип в самом начале спектакля невольно задает тональность, которая не контрастирует с будущими похождениями и обольщениями хозяев, а будто слегка придерживает их.

Пока. До того самого восьмого, десятого или пятнадцатого спектакля, который по особому постпремьерному счету обязан завестись с полуоборота.

Цитата

“Слуга, которому приходится разруливать все хозяйские интриги, просто обязан работать головой”.

Наталья Харитонова, «Площадь Свободы»
mail-ps@mail.ru

сцена из спектакля МДТ3

фото: «Площадь Свободы»

фото: из открытых источников