Появилась мысль подзаработать денег

Если не каждый день, то два-три раза в неделю нам показывают по телевидению задержание высокопоставленных чиновников, в погонах и без, за получение взяток. Порой в глазах рябит от россыпи пятитысячных купюр, которые помечены специальной краской и сняты на видео. Словом, борьба с коррупцией в разгаре. Но это там, в Москве, Санкт-Петербурге, Калуге. А как у нас, в Тольятти?

«Платная» автоэкспертиза

У Алексея Сапожникова до недавнего времени жизнь складывалась как нельзя лучше: 31 год, майор юстиции, старший следователь отделения по расследованию дорожно-транспортных происшествий и преступлений, связанных с кражами автомототранспорта. Плюс семья, двое маленьких детей. А еще – стабильная и хорошая по нынешним временам зарплата. Но захотелось майору больше денег…

Будучи прикомандированным к Ставропольскому следственному отделу, Сапожников выезжал на серьезные ДТП, совершенные на территории района. Одно из них случилось 21 июля на правом берегу Волги. «Вольный город» писал об этом ДТП со смертельным исходом. Напомню некоторые подробности.

Житель Новокуйбышевска, управляя «Газелью», выехал из Сызрани в Жигулевск. В пути столкнулся с «Маном» под управлением жителя Пензенской области, а потом – с иномаркой, где за рулем находился мужчина из Белгородской области. Водитель «Газели» погиб на месте ДТП, а водителя большегрузной машины привезли в медгородок. У него была обширная рваная рана лица и выбит левый глаз.

Как потом признался старший следователь, у него появилась мысль подзаработать денег на этом деле, когда пришла жена водителя «Мана», чтобы узнать подробности аварии. Сапожников предложил женщине сделку: она платит 30 тысяч рублей за проведение автотехнической экспертизы, он делает так, что виновным в ДТП оказывается не ее муж. И для большей убедительности сообщил, что очевидцы дорожного происшествия якобы отказываются от своих первоначальных показаний, а схему ДТП сотрудники ГАИ почему-то не составили.

Майор юстиции надеялся, что женщина не знает особенностей действующего законодательства. А именно: обязательным условием для принятия законного и обоснованного решения проводимой проверки является назначение автотехнической экспертизы. Она проводится либо бесплатно в государственном экспертном учреждении, либо в негосударственном, но за счет средств ГУВД области.

По иронии судьбы покалеченный водитель грузовика лежал в палате под номером 6. Не знаю, вспоминал ли старший следователь произведение Чехова, но туда приезжал три раза. В первый визит он назвал необходимую ему сумму – 30 тысяч, во второй – увеличил «гонорар» до 40 000 рублей, а в третий – взял деньги. Опасаясь «подвоха», Сапожников вспомнил про конспирацию: велел женщине сесть в его машину, припаркованную на территории медгородка, потом поездил по Новому городу. Не обнаружив «хвоста», получил деньги и высадил жену пострадавшего на остановке общественного транспорта. Как обычно пишут в детективах, он еще не знал, что через несколько минут будет задержан сотрудниками ФСБ.

Оценив все за и против, старший следователь написал соответствующее заявление о явке с повинной. В суде он уже ходатайствовал о рассмотрении дела в особом порядке, подчеркнув, что вину признает в полном объеме и в содеянном раскаивается. А еще вспомнил про родителей-пенсионеров, про сестру-инвалида и про свою жену, которая уволилась с работы осенью 2006 года, с тех пор нигде не трудится, хотя «имеет ряд кредитных обязательств». Он надеялся, что это станет смягчающими наказание обстоятельствами.

А вот про пострадавшего в ДТП водителя бывший старший следователь (на момент суда он уже работал юристом частной охранной организации) не вспомнил. Зря, ведь требовал он деньги по сути с инвалида, оставшегося без работы. У одноглазого человека шансов вернуться за руль грузовика практически нет.

Приговор жестким назвать нельзя: два года колонии общего режима со штрафом в размере 25-кратной суммы взятки – миллион рублей. Сапожникова взяли под стражу в зале суда, в этот момент выглядел он растерянным, хотя должен был понимать, что за коррупционное преступление даже средней тяжести условное наказание не дают.

Сергей Русов, «Вольный город», № 49 (1126) 16.12.16

преступник в наручниках

фото: www.eenaduindia.com

фото: из открытых источников