Потеряли все

Жительницу Тольятти Наталью Саркисову и ее мать, ветерана труда, выбрасывают на улицу из комнаты в общежитии.

Когда-то вполне благополучная женщина, бывший работник Сбербанка Наталья Саркисова, у которой были жилье и работа, к 44 годам опустилась на самое дно. Теперь у нее нет ни работы, ни квартиры, ни прописки. Со своей матерью, ветераном труда, Светланой Саркисовой женщина ютится в малюсенькой (11 кв. метров) комнате общежития по ул. Мира, 137. Но и отсюда буквально на днях женщины могут вылететь на улицу. Из рассказа Натальи Саркисовой выходит, что ее жизнь состоит из череды ошибок и необдуманных поступков, плюс бесчинствуют федералы и органы власти. Так, по словам Саркисовой, служба судебных приставов должна вернуть ей по решению суда 1 млн с лишним рублей, но за пять лет не вернула ни копейки. А мэр Сергей Андреев не желает помочь людям, попавшим в беду. Но обо всем по порядку.

В 2005 году, работая в Сбербанке консультантом и будучи финансово образованным человеком, Наталья Саркисова приняла вроде бы адекватное решение – устраивать личную жизнь и взять кредит на малосемейку. Женщина взяла кредит на 300 тысяч рублей в банке «Солидарность». Далее пошли события, от которых только и остается, что хвататься за голову. По словам дамы, вышло так, что малосемейку пришлось покупать перед повышением цен, когда рынок стоял. Вариантов практически не было, кроме комнаты в имеющем дурную славу общежитии по ул. Мира, 137. В достаточно старом здании обитает внушительный контингент асоциальных личностей, пьяниц, наркоманов и граждан, находящихся в неладах с законом. В предложенной Саркисовой 11-метровой комнате недавно умер пенсионер, не успевший ее приватизировать. Как объяснил Саркисовой риелтор, бывший хозяин квартиры успел написать заявление о приватизации квартиры, но буквально считанные дни не дожил до самой приватизации. Риелтор объяснила, что по закону комната все равно перейдет наследникам, надо просто подождать оформления документов. Риелтор предложил внести под залог 50 тысяч рублей, взять ключи и заезжать. Саркисова согласилась, заселила в комнату маму, а сама стала жить в однокомнатной квартире, делая в ней ремонт. Прошло три года, а приватизацией не пахло. Риелторы говорили, что она затягивается в связи с бездействием наследницы. За это время Саркисова потеряла работу, на которой трудилась 11 лет.

Якобы из-за интриг подставивших ее завистливых коллег – получив в трудовую книжку увольнение «по статье» – за неоднократное неисполнение обязанностей. А пока не работала и судилась со Сбербанком, растратила все кредитные деньги.

Риелторы успокаивали, мол, живите в комнате дальше, вас никто не трогает. И дали копию решения суда о том, что комната включена в наследственную массу. Позже выяснилось, что это решение было отменено вышестоящей инстанцией, о чем риелторы не сказали. В 2009 году Саркисова, на которой висело три кредита – за комнату и еще два потребительских, решила выйти из ситуации, сделав деньги из воздуха. Как профессиональный финансист, женщина рассудила, что можно воспользоваться ожидаемым снижением цен. Продать однокомнатную квартиру, пока ее цена на пике, рассчитаться с кредитами, а потом, когда цена жилья упадет, приобрести квартиру по сниженной цене. План сработал только частично – в том, что касалось трат. Саркисова продала квартиру (за 1,4 млн рублей), расплатилась по кредитам и стала думать, что делать с оставшимися 840 тысячами рублей. Деньги было решено приумножить в финансовой пирамиде «Класс», принимавшей средства населения под 60% годовых с ежемесячной выплатой. В финансовой компании, располагавшейся в Доме быта «Орбита», у Саркисовой были знакомые, пообещавшие, что если «что-то случится», директор Татьяна Савельева деньги всегда вернет. Для бывшего консультанта Сбербанка это было достаточным, чтобы вложить в пирамиду все 840 тысяч рублей.

Далее все было очень предсказуемо. Полгода «пирамида» платила Саркисовой деньги, после чего прогорела, деньги пропали. Директор наплела что-то о том, что ее обокрали, и отказалась платить по долгам.

«Мы, конечно, были в трансе, – в который раз говорит Саркисова. – Нас было несколько потерпевших, полгода мы ее уговаривали, в итоге возбудили уголовное дело». Позже директор компании «Класс» была осуждена за мошенничество и отправилась в места не столь отдаленные. А Саркисовой присудили вернуть похищенные средства – с учетом инфляции и прочего – 1 млн 43 тысячи рублей.

К сожалению, у Саркисовой денег от этого не прибавилось. Приставы тянули с исполнением судебного решения, а тем временем Саркисову выселили из съемной квартиры. Так она стала жить вместе с матерью в крохотной комнатенке грязного, вонючего общежития. Саркисова в особенности возмущена действиями судебных приставов. По словам женщины, через суд ей удалось наложить арест на 4-комнатную квартиру и офисное помещение площадью около 100 кв. метров в Доме быта «Орбита». И то и другое у бывшего директора было в ипотеке в двух банках – в ВТБ-24 и Фиабанке, соответственно. Однако, как полагает Саркисова, судебные приставы пошли на уступки банкам, а ее исключили из производства. Оно переходило от одного пристава к другому, но за пять лет женщина не получила ровным счетом ничего. Дальше – хуже.

Осенью 2014 года к Саркисовым стали являться представители мэрии, требуя освободить комнату в общежитии. Через депутата Саркисовой удалось попасть на прием к мэру Сергею Андрееву, который ей объяснил, что никаких прав она на это жилье не имеет, но так уж и быть, пусть живет до поры до времени. Заслуживает внимания, что, живя многие годы в комнате на Мира, 137, Саркисовы даже не платили за коммуналку, поскольку были там, по сути, никем и не имели лицевого счета. Саркисова попросила мэра прописать их в комнате, на что получила отказ. По ее словам, Андреев сказал ей пока жить там «по-тихому». Но халява, как известно, рано или поздно заканчивается. Женщин попросили, и вот уже на 15 августа назначили выселение. Куда им идти и что делать, они не знают. Нормальную работу Саркисова со «статьей» в трудовой книжке найти не может, мать больна, ни денег, ни жилья, ни прописки.

Мы решили опубликовать эту противоречивую историю. Возможно, широкая огласка что-то изменит в судьбе запутавшихся и отчаявшихся женщин.

Читайте:

Депутаты дали людям надежду

Новый термин «обманутые автомобилисты» входит в лексикон

О самых громких преступлениях Самарской области

две женщины в комнате

фото: Площадь Свободы

Евгений Халилов, “Площадь Свободы”

фото: из открытых источников