– В целом я доволен проделанной работой, – с этих слов начальник УВД Тольятти Хейрулла Ахмедханов начал пресс-конференцию, посвященную итогам года. – Особенно порадовала поддержка, которую оказывают нам жители в плане раскрываемости преступлений. Буквально недавно закончили расследование уголовного дела из 15 эпизодов, в котором активно участвовал один из тольяттинцев. Без него вряд ли бы мы смогли четко задокументировать действия преступной группы.

Похвалив неравнодушных общественников, главный полицейский города обнародовал некоторые цифры, отражающие положение дел. В 2016 году было зафиксировано 8 797 преступлений, среди которых 1 547 – тяжкие и особо тяжкие (22 убийства, 85 грабежей, 52 разбойных нападения), а 276 – экономические. Кстати, средний размер взятки по Тольятти за год вырос с 10 до 78 тысяч рублей. Было наложено штрафов более чем на 7 миллионов (взыскание – 72,4%).

– Отдельно хочу сказать о преступлениях, совершенных иностранными гражданами, – продолжил полковник. – Прирост есть, но небольшой: 167 в этом году против 165 в прошлом. В основном это кражи чужого имущества, хотя было и одно особо тяжкое преступление (изнасилование с последующим убийством), совершенное на улице Воскресенской.

– А как же резонансное двойное убийство жены и тещи, совершенное гражданином Азербайджана Нураном Ильман Оглы Мусаевым в квартире на Автозаводском шоссе? – прозвучал первый вопрос от журналистов.

– Да, я о нем помню, хотя это преступление не уличное, а произошедшее в результате семейной ссоры.

– Убийцу удалось задержать?

– Он находится в международном розыске.

– Есть такое понятие, как латентная (то есть скрытая) преступность. Насколько сложно ее отслеживать?

– Люди, не особо сведущие в этих делах, оценивают рост зарегистрированных преступлений как негативную тенденцию. Но давайте взглянем на это с другой стороны. Если раньше какие-то противоправные действия оставались незамеченными, то сейчас, благодаря работающим на улице общественным формированиям, они засекаются, пресекаются и регистрируются. То есть внимание нужно обращать в первую очередь не на прирост количества, а на остаток нераскрытых преступлений в общественных местах. А он у нас снизился на 15,6 процента.

– Иногда приходится слышать от горожан о том, что в 2016 году они видели патрули ДНД на улицах гораздо реже, чем в предыдущем. Вы согласны с таким утверждением и если да, то с чем связано сокращение количества дружин?

– Никаких изменений в плане уменьшения количества не было. Единственное, что мы делали, так это меняли время патрулирования и маршруты, перекидывая людей туда, где более сложная ситуация в плане уличной преступности. А вообще, нужно отметить, что количество уличных преступлений корыстно-насильственного характера сократилось на 47 процентов. Согласитесь, значимый показатель.

– Влияет ли ситуация с безработицей в городе на увеличение количества грабежей? Есть ли какая-то статистика?

– Вообще, я ждал этот вопрос. Количество преступлений, совершенных людьми, не имеющими постоянного источника дохода… Не готов сказать, работали эти люди раньше или нет, но прирост составил 9,9 процента.

– По городу висит довольно много баннеров, рекламирующих различные СПА-салоны. При этом в некоторых из них наверняка оказываются интимные услуги. Хочется спросить, как вы боретесь?

– Если мне не изменяет память, в прошлом году было возбуждено четыре или пять уголовных дел по 241-й статье за занятия проституцией. Проблема в том, что очень трудно задокументировать факт оказания интимных услуг. Задержали девушку, а она говорит: «Мы просто вместе купались». Такие преступления удается задокументировать благодаря нашим помощникам (Хейрулла Мирзоевич улыбнулся, – прим. авт.). Это активная часть населения, готовая оказывать помощь.

– Набирает обороты относительно новый вид преступлений – мошенничества по Интернету. Что вы могли бы посоветовать гражданам в связи с этим?

– Быть внимательнее, когда приглянулось какое-нибудь объявление на сайте. Не нужно перечислять деньги в виде аванса или залога до тех пор, пока не убедитесь, что общаетесь (по телефону или интернету) именно с тем, кому принадлежит товар. К сожалению, таких фактов очень много. Граждане вообще зачастую очень доверчивы. Например, одной женщине пришло смс-сообщение о том, что она выиграла «Калину». Сколько эта машина сейчас стоит?

– Ну, наверное 450 тысяч…

– А она 750 перечислила.

– Машину-то получила?
– Нет, конечно.

– Какие преступления 2016 года лично вам запомнились больше всего?

– В первую очередь это убийство молодой женщины на улице Воскресенской. Я рад, что оно все-таки было раскрыто, ведь этот гражданин не имел регистрации и уже готов был «встать на лыжи». Вы же помните, что его задержали случайно. Полицейские проявили бдительность и остановили его для проверки документов. А тут уже ориентировка пошла…

– То есть совпадение?

– Нет, хорошая работа наших сотрудников. Это порадовало, но вообще очень жаль, что девушка погибла. Законопослушная она была.

– Я живу в не совсем благополучном шестнадцатиэтажном доме (бульвар Гая, 9) и недавно обратил внимание на такой момент. Полицейские задержали распивавшего алкоголь мужчину и предложили ему в качестве альтернативы наказанию на следующий день поучаствовать в патрулировании вместе с активистами ДНД. На мой взгляд, хорошая практика…

– Мы рады каждому гражданину, подходящему под наши критерии. Чем выше плотность нарядов, тем спокойнее на улицах.

Андрей Липов, «Вольный город», № 1 (1129) 13.01.16

Хейрулла Ахмедханов

фото: Площадь Свободы

фото: из открытых источников