Лучшим педиатром Самарской области стал врач-неонатолог из Тольяттинской городской клинической больницы № 5 Евгений Алексеевнин.

Конкурс, организуемый региональным минздравом, называется «Профессионал года». Прежде чем в нем победить, Евгений Викторович посвятил медицине порядка 30 лет. Посвятил — отнюдь не пафосный глагол, ведь Евгений Викторович заведует отделением реанимации и интенсивной терапии новорожденных. Значит, изо дня в день помогает выживать недоношенным детям, совершенно беспомощным младенцам с массой тела менее одного килограмма.

Вместо маминого животика — кувез

Как рассказал Евгений Викторович, отделение реанимации и интенсивной терапии новорожденных в Тольяттинской городской клинической больнице № 5 открыли в августе 1988 года, начинали работать с шести коек. В последующие годы отделение было расширено до 18 коек. Сегодня все оборудование в отделении импортное. Только аппаратов искусственной вентиляции легких, которые помогают новорожденным дышать, — четыре разновидности! В кувезах (то есть приспособлениях-инкубаторах), где находятся младенцы, при помощи особого режима влажности, температуры, изоляции от шума и света задаются условия «материнского животика». Аппараты позволяют обеспечить нормальное дыхание и пульс. Врачи помогают младенцу адаптироваться вне организма матери, в малышах пробуждается тяга к жизни.

— На самом деле в конкурсе победил не я, это заслуга всего коллектива, — прокомментировал ситуацию собеседник. По словам Евгения Алексеевнина, его коллеги — настоящие специалисты в области микро-педиатрии. Поскольку работают они с детьми, масса тела которых меньше килограмма, дозы препаратов, объем инфузионной терапии исчисляется миллилитрами, микрограммами, то есть минимальными дозами. Медсестры в реанимации новорожденных — профессионалы с большой буквы, у недоношенных младенцев ведь веночки тонюсенькие, но им, как взрослым людям, делают уколы в верхние и нижние конечности, ставят капельницы. И ставят их не только для того, чтобы спасти кроху, основное назначение — чтобы ребенок рос и развивался. Если в каком-либо отделении у детей возникают проблемы, в первую очередь как самых опытных зовут именно медсестер из реанимации новорожденных.

Запрещает маме плакать

Сам же Евгений Викторович работает по принципу: «Дите — это ангел, в случае угрозы ангела обязательно надо спасать. Кто это сделает, если не мы». В реанимацию, как известно, попадают самые тяжелые пациенты, и врач-реаниматолог, как пограничник на посту, причем границу он контролирует самую важную — между жизнью и смертью.

Мало того, воспитывает родителей своих крошечных пациентов. Да-да, если реанимация для взрослых закрыта для частых посещений, то в реанимации для новорожденных такого нет — пожалуйста, приходите в определенные часы. Мама обязательно должна действовать вместе с врачами: надо брать своего малыша на руки, помогать персоналу его купать. Чем больше родительского внимания, тем дети быстрее выздоравливают.

— Любой негатив мы сразу исключаем, я запрещаю маме плакать, — констатировал собеседник. По словам Евгения Викторовича, до года ребенок будет плакать, чувствуя мамино плохое настроение, волнение по поводу семейных проблем. Если дома у папы и мамы все хорошо, младенец, напротив, успокоится и пойдет на поправку.

В отделении реанимации и интенсивной терапии новорожденных неделями и месяцами выхаживают до полного улучшения состояния. При выписке ребенок уже спокойно дышит, у него нормальная сердечная деятельность, анализы кислородного насыщения хорошие, достаточный неврологический статус, появляется сосательный рефлекс. Показательна статистика, озвученная нашим лучшим педиатром: если в 2009 году инвалидизация детей, прошедших через отделение реанимации, составляла 50 процентов, то сейчас ее снизили до 10 процентов.

Коварные инфекции

— Евгений Викторович, просто так дети раньше срока не рождаются. Какая из причин самая распространенная?

— Высокое давление, внутриутробные инфекции — чаще всего вирусной этиологии, например, герпес. Нормальный срок беременности — 37 недель и больше. В случае преждевременных родов мы сразу женщин обследуем, хотя многие утверждают: у меня все нормально, ни на что не жалуюсь. Но когда предоставляем ей диагностический комплекс, мама подтверждает: да, такое заболевание у меня есть. Почему на стадии беременности вы не говорили про это своему акушеру-гинекологу? Если бы все вовремя сообщали о своих проблемах, не было бы такого роста преждевременных родов. Я работаю в данной реанимации 28 лет; если в 80-х годах через наше отделение за год проходили 60 человек, то сейчас — 500-600 детей. Во-первых, мамы больше стали болеть, во-вторых — изменились стандарты ВОЗ, о чем мы говорили в начале беседы.

Как отметил Евгений Викторович, в тольяттинском Межрегиональном перинатальном центре получают помощь не только жительницы Тольятти, но и Сызрани, Октябрьска, Жигулевска, Ставропольского, Сызранского и Шигонского районов — территория, включающая около 1,2 млн человек. Большинство тяжелых детей рождается не у мам из Тольятти, а у жительниц других перечисленных городов и районов. Почему? В Тольятти хорошо работают женские консультации, женщин подготавливают к родам не только медикаментозно, но и психологически.

Интересно, что к нам приезжают рожать даже из Самары, хотя там существуют два своих перинатальных центра. За пять месяцев 2016 года в тольяттинском межрегиональном перинатальном центре родили шесть женщин из Самары. Они сказали, что прочли в Интернете очень хорошие отзывы о профессионализме тольяттинских медиков.

Оборудовали, как в Европе

Сам же Евгений Алексеевнин привел такие цифры, характеризующие эффективность работы своего отделения. Если 30 лет назад, когда он начинал работать, летальность среди новорожденных составляла 25,5 процента, то сейчас — четыре. Даже при старом оборудовании его отделение имело самую низкую смертность по региону. Когда пару лет назад врачи впервые показали оборудование приехавшему в больницу № 5 губернатору Николаю Меркушкину, он был поражен результатами, которые были достигнуты без современного оснащения. В итоге по инициативе главы региона перинатальному центру выделили серьезные деньги для модернизации, поставлена новейшая аппаратура. В частности, обновился родзал, который теперь соответствует всем европейским требованиям, появилась новая операционная (раньше было три, сейчас — четыре), отремонтировали приемный покой. В конце августа модернизация роддома, открытого 40 лет назад, должна завершиться.

— Сегодня наш межрегиональный перинатальный центр –– один из крупнейших в России, — подчеркнул в конце нашей беседы Евгений Викторович. Съездив в командировку по обмену опытом в Израиль, собеседник увидел, что наши врачи ничуть не отстают от израильских, работа ведется по одинаковым стандартам. Показательно, что дочь лучшего педиатра Екатерина собирается продолжить династию. Чтобы стать врачом, после окончания медицинского училища она поступила в институт.

Цитата:
30 лет назад летальность среди новорожденных составляла 25,5 процента, сейчас — четыре.

Наша справка:

Пребывание в отделении реанимации и интенсивной терапии новорожденных стоит дорого. В Европе и США один день ребенка в реанимации обходится в 1000 долларов, а в России стоимость недельного курса составляет около одного миллиона рублей, но (подчеркнем!) оплачивает это государство.

Недавно в соответствии с критериями Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) российская медицина перешла на новые стандарты, и теперь врачи обязаны бороться за жизнь малышей, родившихся на 22-23-й недели с массой тела от 500 (!) грамм.

Врачи подчеркивают: сейчас главной задачей реанимации новорожденных является не только спасение жизни младенцев, но и сокращение процента инвалидизации до минимального.

Ольга Пимантьева, «Площадь Свободы»

лучший педиатор

фото: Площадь Свободы

фото: из открытых источников