Мы уже сообщали, что вынесен обвинительный приговор трем бывшим полицейским. Им инкриминировали злоупотребление должностными полномочиями и грабеж, а двоим из трех – еще и превышение должностных полномочий.

Владимир Попков, Александр Варцев и Михаил Сургучев служили в батальоне межрайонной вневедомственной охраны. За батальоном закреплена достаточно большая территория – Комсомольский и Центральный районы города Тольятти, город Жигулевск. Преступление они совершили в морозную ночь на 26 января 2014 года в Комсомольске.

Вот что рассказал потерпевший водитель:

– В сумерках я отвез подругу домой, на улицу Мурысева в Комсомольском районе Тольятти. У моей «Хонды» была повреждена передняя часть – за несколько дней до этого я попал в аварию. Когда выезжал со двора, дорогу преградила «Лада Гранта» со знаками ОВО. Я остановился. С водительского места патрульной машины вышел Варцев, который попросил предъявить документы. Я уточнил, что явилось основанием для проверки документов, ведь патруль не ДПС ГАИ. Варцев грубо ответил, что я обязан предъявить сотруднику полиции свои документы по первому требованию. Тут подошел Сургучев, а я попросил Варцева предъявить служебное удостоверение, из которого переписал в свой ежедневник данные старшего сержанта. Ежедневник потом положил на переднее сиденье и предъявил водительское удостоверение, техпаспорт и страховой полис ОСАГО. Но в руки Варцеву документы не отдал…

Надо ли говорить, как разозлился полицейский от такой строптивости водителя. По словам потерпевшего, Варцев ему заявил:

– Ты слишком умный… Мы тебя сейчас отвезем в лес, там и… оставим.

Николай Судаков (данные потерпевшего изменены) возмутился таким некорректным поведением стража порядка, заявив, что обратится с жалобой к начальнику УВД города. А  заодно заметил, патрульная машина нарушила правила дорожного движения, остановившись на тротуаре.

Посчитав, что проверка документов закончена, Судаков сел в иномарку и поехал в сторону улицы Чайкиной. А когда повернул, ему дорогу преградила вторая патрульная машина. «Хонду» взяли в так называемую коробочку, потому что первая патрулька ехала следом за иномаркой.

– К моей машине подбежал Варцев, он схватил меня за куртку и, вытащив из салона, бросил в снег. Я упал лицом вниз, мне тут же закрутили руки за спину, надели наручники. Варцев, пока я лежал на снегу, два раза меня пинул и ударил кулаком в лицо. Из губы пошла кровь. Я услышал, как кто-то посоветовал Варцеву бить аккуратнее, чтобы не оставались следы. Варцев после этого схватил за волосы, приподнял мне голову и ударил коленом в подбородок. Было очень больно, – признался потерпевший.

Но это было только начало. Варцев кричал, что как тот смеет его, крышевавшего в девяностые годы с бандитами рынки, учить нести службу. Странный аргумент, если учесть, что Варцеву недавно исполнилось всего 37 лет. Он что, в подростковом возрасте «авторитетничал» на рынке?

– Когда я попытался встать, Варцев ударил меня ногой. Я снова упал. По хлопанью дверей понял, что полицейские осматривают мою машину. Они забрали документы, ключи, два сотовых телефона, вырвали из ежедневника листки с последней записью. После этого разрешили встать, а Варцев, взяв кусок льда, начал давить им мне в лицо. Потом ударил по носу, снова пошла кровь. Я попросил ослабить наручники. Ослабили, усадили в патрульную машину, где Сургучев снял их с меня, – рассказал Судаков.

Затем подъехал на своей машине заместитель командира взвода Попков. Варцев о чем-то с ним тихонечко поговорил, после чего Попков предложил задержанному три варианта: или Судакова вывозят в лес и там хоронят, или лишают его здоровья, или – «думай сам». Задержанный выбрал самый безопасный вариант, на что ему тотчас уточнили:

– Ты должен отдать нам 15 тысяч, по «пятерке» каждому.

– У меня столько нет. С собой – только 2 тысячи, на банковской карточке еще 7, – сообщил оборотням в погонах водитель.

Тогда полицейские обыскали его и велели заложить в ломбард сотовый телефон. Иначе – будут бить, а потом оформят материал о нападении на сотрудников полиции.
В это время к ним подъехал наряд ДПС. Гаишники поинтересовались у водителя, пил ли он спиртное. Судаков ответил, что не пил. Его попросили дыхнуть, он дыхнул, и поскольку опытные сотрудники ДПС не учуяли запаха алкоголя, они уехали.

Оставшись без свидетелей, Попков велел водителю написать расписку о том, что он не имеет претензий к сотрудникам полиции. Дескать, вдруг надумает обратиться в следственный комитет – нужна подстраховка.

Судаков написал, а потом его на патрульной машине повезли в ломбард. В помещение Николай зашел один. Приемщик у него спросил, почему разбито лицо.

– Избили сотрудники полиции, они сейчас стоят возле ломбарда, ждут деньги. Вот мой телефон, мне надо отдать им 5 000 рублей.

– Сотовый без документов, могу дать только четыре тысячи, – ответил сориентировавшийся приемщик.

– Подожди, – попросил Судаков и вышел на улицу, где стоял, кстати, 30-градусный мороз.

После недолгого «совещания» Попков велел брать столько денег, сколько дают. Судаков так и сделал.

Потом его повезли в отделение Сбербанка, что на улице Чайкиной. Там Николай снял для вымогателей в погонах 7 тысяч. Попков велел показать, сколько денег у него осталось на счету. Оказалось 490 рублей. И только после этого вооруженные полицейские отвезли его к «Хонде»…

В ходе следствия и в суде стражи порядка вину не признали, а то, что возили его на служебном автомобиле в ломбард и отделение Сбербанка, так Судаков сам попросил. Якобы ему срочно – морозной ночью! – потребовались деньги на ремонт иномарки. А еще говорили, что водитель их материл, угрожал и вообще показался нетрезвым.

Особое место в обороне подсудимых должна была занять расписка потерпевшего. Старший помощник прокурора Комсомольского района Александра Головина, поддерживавшая государственное обвинение, легко разбила их довод. Действительно, если подсудимые утверждают, что не совершали никаких противоправных действий в отношении Судакова, то зачем просить или требовать от него расписку об отсутствии претензий?

Тогда сторона защиты заявила, что на листе с распиской нет следов крови. Как будто это исключает факт получения телесных повреждений.
Суд не принял во внимание эти и другие доводы стороны защиты, назначив Владимиру Попкову и Александру Варцеву по 3 года колонии общего режима. Они были взяты под стражу в зале суда. Михаил Сургучев получил 3,5 года условно. Кроме того, с осужденных будет взыскано солидарно 38 тысяч рублей.

Приговор в законную силу еще не вступил.

водитель автомобиль рука

фото: mozlife.ru

Сергей Русов, газета «Вольный город»

фото: из открытых источников