Наших бьют, уважаемые читатели! Корреспондента «Самарских известий» изувечили и ограбили. Это произошло в понедельник, 24 августа. Около 11 часов вечера журналист Вячеслав Сорокин возвращался со стадиона «Металлург», где готовил публикацию о матче «Крыльев Советов» с краснодарской «Кубанью» (кстати, он завершился победой самарской команды). Возле трамвайной остановки «Проспект Карла Маркса» на него со спины напали несколько человек и принялись избивать. В довершении безобразия нападавшие забрали сумку Вячеслава, где лежали его документы и планшетный компьютер. К счастью, разбойники не покусились на бумажник и телефон. Благодаря этому обстоятельству Вячеслав смог тут же вызвать полицию. На место преступления прибыл наряд со служебной собакой, и по горячим следам им вскоре удалось выйти на ломбард, в который злоумышленники отнесли украденный планшет. После этого Вячеслав направился в больницу, где ему зафиксировали перелом носа и многочисленные ушибы.
Что и говорить, полиция сработала быстро и профессионально (повлиял ли на их работу тот факт, что пострадавший оказался журналистом – другой вопрос), но все это было сделано уже пост фактум. Отнятое имущество вернулось к владельцу, но полученные травмы будут заживать еще долго. А ведь гораздо лучше было бы вовсе не допустить разбоя. Так где же были полицейские патрули и широко разрекламированные дружинники, когда преступление совершалось? Чтобы ответить на этот вопрос, наш корреспондент выяснил, как, когда и где работают добровольные народные дружины (ДНД), и как вступить в их ряды.

С чем едят ДНД

Чтобы записаться в доблестную народную дружину я оказываюсь в маленьком полуподвальном помещении дома №179 по ул. Фрунзе. Вход со двора. На фасаде какие-либо надписи, говорящие о том, что здесь можно записаться в дружинники, отсутствуют. Возможно, это и хорошо – так сюда придет меньше случайных людей. А глухая железная дверь и темная разбитая лестница, по-видимому, призваны отпугивать излишне нерешительных. Но если уж человек отыщет заветную дверцу и преодолеет все препятствия, то у него есть все шансы влиться в ряды ДНД.

По крайней мере, меня здесь встретили очень доброжелательно. Крепкий молодой человек, ответственный за набор новых дружинников, с порога предложил мне заполнить бумаги. Приди я в другой день, смог бы этим же вечером выйти на дежурство. Но по вторникам, как оказалось, дружинники не работают. Они патрулируют улицы лишь с четверга по воскресенье с 16 до 23 часов. При этом можно выходить хоть на одно дежурство в неделю, хоть на все. Район патрулирования добровольцы могут выбирать сами. В общем, работа с полностью свободным графиком. Платят за нее, правда, не очень много - 120 рублей в час. Путем несложных подсчетов можно выяснить, что за вычетом подоходного налога в месяц можно заработать почти 12 000 рублей. Семью на это, конечно, не прокормишь, но в качестве подработки для студента – не так уж плохо.

Из кого шокер делает мужчину

Как объяснил мне вербовщик, дружинники патрулируют улицы вместе с сотрудниками полиции, и являются их глазами и ушами: снимают правонарушения на камеру, а также вызывают подмогу, если полицейский не может справиться с нарушителем в одиночку, а порой и сами идут на преступника врукопашную. Часто ли возникает такая необходимость, дружинник предпочел не уточнять. При этом невысокий и очень худой парень (как есть, доходяга), до этого молча сидевший за компьютером, вдруг вскочил и, едва не крича, принялся рассказывать:

– А я недавно чуть шокером одного не долбанул!..

Продолжение истории мне узнать не удалось, потому что его старший коллега уточнил, что никакого оружия мне не выдадут. Хотя при желании я могу взять на патрулирование свои средства защиты, если они разрешены законодательством.

Засушенный Геракл — тоже Геракл

Пока мы разговаривали, из соседнего кабинета вышел мужчина преклонных лет. Оказалось, он тоже заполнял документы для вступления в народную дружину. Очевидно, возраст и здоровье тут не помеха, лишь бы кандидату исполнилось 18 лет, и у него не было проблем с законом.
Когда я уже собрался уходить, вербовщик привел мне еще один аргумент в пользу вступления в ДНД:
– А еще мы проводим бесплатные тренировки по единоборствам, есть свой тренажерный зал, куда дружинники могут ходить в любое время.
Я поблагодарил дружинников за информацию и обещал подумать.

Комментарии и мнения:

Антон Ивойлов, заместитель начальника отдела информации и общественных связей ГУ МВД России по Самарской области:

– Добровольные народные дружины патрулируют улицы по четвергам, пятницам, субботам и воскресеньям с 16 до 23 часов. Как показывает статистика, именно в эти дни и часы совершается большинство преступлений. В состав патруля входит один сотрудник полиции и два дружинника, которые оказывают ему помощь. Патрули ходят не только по улицам, они заходят и во дворы, проводят профилактические беседы с компаниями, распивающими спиртные напитки, выслушивают жалобы жильцов.

В дни проведения матчей «Крыльев Советов» на улицы выходят дополнительные наряды полиции, но они обходят только территорию, прилегающую к стадиону. Сотрудник же «Самарских известий» был ограблен довольно далеко от «Металлурга», маршруты патрулей там не пролегают, да и время было уже позднее, матч давно кончился.

Юрий Венедиктов, депутат самарской губернской Думы:

– Как любое новое начинание, это еще не доведено до конца, но все движется к тому, что эта система контроля общественного порядка себя еще покажет. Сейчас, в условиях кризиса, когда количество сотрудников правоохранительных органов сокращается, народные дружинники служат хорошим подспорьем. Они могут следить, к примеру, за тем, чтобы дети после определенного часа не находились на улице – тратить на это время полиции слишком расточительно, а дружинники вполне могут этим заняться. Но пока свою роль до конца они, конечно, не выполняют.

Михаил Матвеев, депутат самарской губернской Думы:

– Эффект от деятельности добровольных народных дружинников, конечно, есть. Народ на улицах чувствует себя увереннее, когда видит патрули. Что же до того, что они несут свою службу только в определенные дни и часы… Каждому гражданину хотелось бы, чтобы защита носила круглосуточный характер, но МВД, наверное, виднее, когда патрули наиболее целесообразны, они профессионалы в своем деле, и я бы доверился их мнению.

Вообще, я бы обратил внимание не на дни, а на определенные места, где патрулей не хватает. Мне часто жалуются, что очень мало дружинников в общественных местах: на набережной, в парках и скверах. Возможно, это связано с тем, что там и так всегда много людей, и при свидетелях никто не будет совершать какие-то правонарушения.
Сколько дворов такой патруль сможет обойти за час и что они смогут сделать в случае чего? Да их порой самих надо защищать! Я бы лучше увеличил количество автомобильных полицейских патрулей, от них было бы больше пользы, и люди чувствовали бы себя увереннее. Летом можно подумать о том, чтобы посадить правоохранителей на мотоциклы или на велосипеды.

Роман Галимов, житель Самары:

- Я живу на Безымянке, и дружинники в нашем районе нужны семь дней в неделю 24 часа в сутки. Сам часто работаю допоздна и домой возвращаюсь в двенадцатом часу. Никакими ДНД в это время, конечно, не пахнет. А вот нарваться на шпану у нас нетрудно. Учитывая, что в здешних краях особенно много ларьков, «разливаек» и заброшенных зданий. Тут и там околачиваются подозрительные и нетрезвые ребята. Пока дойдешь от метро до дома (другой транспорт уже не ходит, а на такси часто не наездишься), рискуешь нарваться на неприятности. Особенно опасно ходить в такое время девушкам. Да и крепкому парню, если он один, могут надавать по голове. Дружинники же прочесывают местность засветло, когда народу в округе достаточно, и нападать никто не рискует. По мне, если инициативу ввели, нужно идти до конца. 23.00 – слишком раннее время для некоторых проблемных районов города. На мой взгляд, ДНД должны расходиться не раньше полуночи.

Александр Разводов, житель Самары:

- Я живу на Металлурге, и у нас дружинников просто очень много! Патрули ходят один за другим, меня это даже немного напрягает, хотя ничем противозаконным я не занимаюсь. Просто не хочу, чтобы меня на каждом углу останавливали, проверяли документы и прочее. Думаю, я бы даже сократил количество ДНД в определенных местах города. А может быть, нужно не сокращать, а перебросить часть дружинников туда, где их не хватает. Но такие районы мне неизвестны.

женщина полицейский и сотрудник ДНД

фото: Самарские известия

Валерий Григанов, "Самарские известия"

фото: из открытых источников