Когда Артему сказали, какое может быть наказание за его наркокурьерство, он, заметно побледнев, переспросил:

– Сколько мне дадут?

– До 10 лет колонии строгого режима.

Столяров побледнел еще больше. Возможно, в этот момент он впервые отчетливо осознал, что переступил невидимую черту, за которой нет возврата к прежней достаточно беззаботной жизни студента. Его ужас понять можно: вместо лекций и сессий – лагерная наука выживания, а вместо однокурсников – сокамерники. Для двадцатилетнего «первоходки» это очень суровое испытание.

Я не пытаюсь кого-либо разжалобить, в случившемся виноват сам Артем, и только он. Никто не заставлял его становиться наркокурьером. Просто не хочется, чтобы история повторилась с другим студентом.

Столяров учился в Самарском национальном исследовательском университете имени Королева. В столицу нашей губернии приехал из башкирского села Бакалы. Сам из многодетной семьи, возможно, ограниченность средств подтолкнула его к поиску работы.

– В интернете я разместил соответствующие объявления, указав номер своего телефона. Вскоре позвонил мужчина, представившись Димой, он предложил заработать денег. Сказал, что находится в частной клинике и ему требуется телефон. Нужно было за деньги забрать «сотик» и перебросить его на территорию клиники. Я согласился. Дима уточнил, что за мной заедет машина. Действительно, через 20 минут приехало такси. Водитель мне сказал, что надо отправиться в Новокуйбышевск. Я понял, что он беседовал с Димой, и поехал в соседний город, – рассказал в суде Столяров.

Несложно догадаться, как события развивались дальше. Неизвестный Дима координировал их движение: требовалось прибыть к конкретному дому, где должна ждать девушка с телефоном. Девушка якобы торопилась и, не дождавшись их, оставила телефон и деньги… в урне возле магазина.

– Я нашел в урне сверток в упаковке из-под гигиенических прокладок, обмотанный скотчем. В нем находились два пакетика: один побольше, другой поменьше. В малом лежали 2 000 рублей. Дима сказал, что полторы штуки надо отдать таксисту, остальные – мне. А еще пообещал заплатить 3 000 рублей после переброски телефона, но для этого требовалось съездить в Тольятти.

Мы поехали. Возле конкретной заправки Дима велел найти камень и примотать к свертку, чтобы удобнее было бросать. Я взял у таксиста изоленту и пошел по железнодорожным путям. Затем Дима сказал, что теперь надо подождать и прекратил разговор.

Как рассказал потом Столяров, он сел в кустах, примотал изолентой камень к свертку и пошел дальше. И тут увидел строения с колючей проволокой. Тогда он якобы не знал, что вышел к забору колонии № 16. Для сведения – ИК-16 находится по адресу: Ровная, 1. Вот на этой «ровной» улице и споткнулся студент. Оперативники, получившие соответствующую информацию, его уже вели.

– У меня возникло подозрение, что в свертке что-то запрещенное. Я, увидев мужчину в форме и с собакой, решил не прятаться и вышел из кустов. Когда в административном здании развернули пакетик, там оказался порошок. Я не знал, что это наркотики, а в протоколе досмотра пояснения то, что собирался перебросить в колонию героин, писал под диктовку оперативника, – смиренно сообщил в суде Столяров.

Но ни гособвинитель из прокуратуры Комсомольского района, ни суд не поверили ему, расценив его «наивные» слова как способ защиты. Слабоватым у студента оказался и адвокат, который усиленно ссылался на постановление Верховного суда, точнее на разъяснения, утратившие силу полтора года назад.
Согласно федеральному классификатору, масса героина от 2,5 до 1 000 граммов считается крупным размером. У Столярова изъяли 14,637 грамма, поэтому судили его за покушение на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере. Преподаватели и студенты филологического факультета университета, понимая, чем это ему грозит, ходатайствовали о назначении наказания, не связанного с реальным лишением свободы.

Суд пошел навстречу, но не во всем: было назначено наказание ниже низшего предела. А именно: четыре года колонии строгого режима. Еще приговором, который не вступил в законную силу, предписано вернуть изъятый студенческий билет Артему или его близким родственникам. Хотя зачем он теперь ему? На память? Или в качестве укора о сломанной по собственной глупости жизни?

А тем временем

За дачу ложных показаний вынесли приговор электрику фирмы «Миллениум» Сергею Жданову. Будучи свидетелем по другому делу, он в суде пытался выгородить некого Шарипова, обвиненного в наркопреступлениях. Но это не помогло: Шарипова осудили, а теперь настала очередь Жданова. За лжесвидетельство Сергею назначили в качестве наказания 80 часов обязательных работ. Не самое строгое взыскание, нюанс заключается в том, что это вторая судимость электрика. В апреле 2015 года за наркопреступление он получил три года условно.

Сергей Русов, «Вольный город», № 4 (1132) 03.02.17

задержанного ведут по коридору за решеткой

фото: из открытых источников