Параллельные реальности

У педагогов дополнительного образования Тольятти и у чиновников мэрии разные взгляды на одни и те же события.

Бюджет Тольятти катастрофически трещит по швам, и ситуация в 2016 году вряд ли будет лучше. Одними из первых экономить взялись на детских кружках, спортивных секциях и творческих студиях. На днях директор дома учащейся молодежи «Икар» Ирина Рассохина публично посетовала: «В нашем учреждении, например, график занятий остался прежний, но план финансирования сократили на 764 тыс. руб. Учитывая, что с сентября до декабря у нас оставалось 1,6 млн руб., из бюджета убрали фактически половину. На сегодняшний день у нас два месяца 13 сотрудников сидят в отпусках без сохранения заработной платы, из них 11 человек – педагогические работники. В итоге 564 ребенка не получают дополнительные образовательные услуги в «Икаре» по той причине, что нечем платить зарплату педагогам, а уходить в долг по зарплате – это значит, что к нам придет прокуратура, которая постоянно держит руку на пульсе. Родители, конечно, очень недовольны. Они пишут, они ходили к нашим депутатам. Я не могу запретить им это делать, потому что это их право. Что делать в этом месяце – если честно, не знаю. Люди работают, потому что, если мы не будем сейчас работать с детьми, мы их потеряем. А потеряем детей – придет любая проверка и спросит, где у нас дети. А как мы можем их удержать?»

Между тем вчера на специально собранной пресс-конференции заместитель мэра по социальным вопросам Татьяна Леснякова и руководитель департамента образования Татьяна Терлецкая пытались убедить городскую общественность, что в системе дополнительного образования Тольятти все хорошо, просто все замечательно. Подготовили даже специальную презентацию с мигающими лампочками. По словам Татьяны Лесняковой, в кружках и секциях города в 2015 году заняты 61138 физических лиц, это фактически 98 процентов детей Тольятти. Услуг юным тольяттинцам предоставляется огромное количество – 80 тысяч 209, то есть гораздо больше, чем школьников, посещающих кружки, секции и студии. Это говорит о том, что один ребенок может посещать два и более кружков, чтобы попробовать и проявить себя в самых разных сферах. В общем, все, как в хрестоматийном стихотворении Агнии Барто: «Драмкружок, кружок по фото, петь хочу – мне в хор охота…». Среднее число учебных часов, которые приходятся на занятия одного ребенка в неделю, равно семи, хотя по программе положено пять. «То есть мы превышаем рекомендуемые нормы, тем не менее идем навстречу и дополнительно финансируем потребности наших детей», – прокомментировала ситуацию Татьяна Ивановна.

Количество кружков в 2015 году, правда, несколько сократилось по сравнению с 2014-м, но убрали только те образовательные услуги, которые оказались невостребованными, как заверила журналистов заместитель мэра. Она также подчеркнула, что снизилось число детей, посещающих более четырех кружков. И это правильно – работники муниципалитета сократили воздух. Правда, чиновники не смогли уточнить, сколько «мертвых душ» в детских кружках было выявлено в системе учета. Единственное, руководитель департамента образования Татьяна Терлецкая уточнила, что в Тольятти около 1000 человек, которые более пяти часов в неделю занимаются в системе дополнительного образования. И это не только дети, но и молодежь, точнее студенты. Еще одно уточнение касалось средств, выделяемых на одного ребенка. Татьяна Леонидовна сказала, что сумма пока соответствует нормативам, которые в течение последних трех лет не менялись.

По сравнению с прошлым годом число детей, посещающих кружки, увеличилось. Как заверила журналистов Татьяна Леснякова, сохранены все направления и программы дополнительного образования, несмотря на дефицит бюджета. Журналисты пытались, было, выяснить, на сколько в связи с дефицитом бюджета сократится финансирование тольяттинского дополнительного образования в целом и сумма, выделяемая на обучение каждого ребенка в частности. Однако заместитель мэра конкретных цифр не озвучила. Главное, по ее мнению, что ни один ребенок для системы дополнительного образования не потерян, все программы сохранены, как, повторила Татьяна Ивановна, и зарплаты педагогов.

В общем, все хорошо и никаких поводов для беспокойства нет. Три района имеют достаточное число предложений по дополнительному образованию. Лучший охват детей и оптимальная нагрузка в учебных часах на каждого ребенка зафиксированы в Центральном и Комсомольском районах, что чрезвычайно наглядно проиллюстрировала красивая карта и яркие диаграммы, подготовленные чиновниками для презентации.

Ирина Рассохина, директор дома учащейся молодежи «Икар»:

– Обращу внимание, что наше учреждение работает на Шлюзовом. Это спальный микрорайон. Наши жители очень неплатежеспособные. Тем более сейчас, когда закрыли один завод, платить у нас нечем. Любая наша мама думает, купить курицу и два дня кормить ребенка или заплатить за кружок. Платные услуги в «Икаре» сих пор не открыты, потому как непонятно, с кого и какие деньги собирать. У нас очень много детей, которые находятся в трудной жизненной ситуации, воспитываются в неполных семьях. Приходит, например, бабушка-опекунша. У нее на попечении двое внуков. Куда мы их денем, на какие платные услуги? Конечно, это нереально, особенно для Шлюзового.

Светлана Мурышова, директор центра эстетического воспитания детей «Желтый ветер»:

– Как руководитель я завалила департамент образования письмами о том, что тогда, когда снимали по отрасли дополнительного образования деньги, со всех сняли приблизительно одну сумму, не учитывая бюджет учреждения. То есть у какого-то учреждения годовой бюджет составлял 10 млн руб., а у какого-то – 5 млн руб. Но со всех сняли одинаково. И получилось так, что при остатке до конца года в размере 1,3 млн руб. бюджет нашего учреждения сократили на 760 тыс. руб., то есть вдвое. Средства сняли 29 сентября. То есть на маленький кусочек денежек, который остался, мы еле-еле прожили сентябрь. При этом я просто уговаривала педагогов: «Идите, пожалуйста, в административный отпуск». Октябрь – дети пришли, дети есть. И дети занимаются, потому что педагоги вышли. В то же самое время мы по настоятельной просьбе департамента образования пересмотрели программу обучения, сократили часы. Но все здравомыслящие люди понимают: что такое программа, рассчитанная на 1 час в неделю? Скажем, у нас у педагога была нагрузка 38 часов в неделю, а теперь она составляет 10 часов. А если педагог – мужчина, которому надо кормить семью? Только представьте себе такую ситуацию. В общем, октябрь еле-еле мы закрыли. И вот сейчас до конца года, на ноябрь и декабрь, у нас осталось всего 200 тыс. руб., которые не покрывают даже тот фонд оплаты труда, который сформировался после сокращения часов и после того, как мы отправили административных работников и хозяйственный персонал в административный отпуск. В учреждении сейчас работают пять человек: директор, главбух, секретарь, методист и вахтер. И работают педагоги. Но я каждый день их просто уговариваю: «Пожалуйста, будет возможность – возьмите больничный лист, тогда у вас хотя бы будет зарплата». Письма в мэрию я пишу, начиная с 1 октября, сразу после того, как у нас убрали половину бюджета. А что еще делать? Но наш товарищ, который занимается в департаменте образования этим вопросом, говорит, чтобы мы сами искали выход, потому что денег нет и не будет.

Интересно:

По указу российского президента заработная плата педагогов должна соответствовать средней зарплате в промышленности. «И соответствует, – оптимистично констатировала заместитель мэра. – Неправда, что зарплата педагогов дополнительного образования сократилась чуть ли не в два раза! Возможно, совместителям откажут в рабочих местах. Но зарплаты основных работников учебных учреждений не пострадают».

Кстати:

Всего на систему дополнительного образования в 2015 году из бюджета планировали выделить 344 миллиона рублей.

дети собирают автомобили с приводом

фото: Площадь Свободы

Ольга Пимантьева, Юлия Романенко, “Площадь Свободы”

фото: из открытых источников