Ни специалисты тольяттинской гидрометеообсерватории, ни городские власти не готовы сказать, кто сливает нечистоты в Куйбышевское водохранилище.

В Тольятти такое жаркое лето, что многие горожане идут на пляжи, махнув рукой и на цветение воды, и на то, что пляжный сезон в этом году так и не был открыт городскими властями, и даже на то, что всего месяц назад Роспотребнадзор обнародовал шокирующую информацию о фекальном загрязнении воды. Нормы содержания термотолерантных колиморфных бактерий (ТКБ) на городских пляжах были превышены где-то в пять, а где-то и в 20 раз. Колиморфные бактерии живут и размножаются в основном в нижнем отделе пищеварительного тракта человека и теплокровных животных. Так что превышение ТКБ в воде свидетельствует о том, что горожане, по сути, купаются в собственных канализационных стоках. На эту тему «Площадь Свободы» достаточно подробно писала в номере от 7 июля 2016 года. Однако, кто и где скидывает фекалии в воду, до сих пор осталось неясным.

Мэрия Тольятти ограничилась распространением весьма скудной информации о содержании в воде колиморфных бактерий и о том, что на пляжах выставлены предупреждающие таблички о загрязнении воды. Однако ни в тот день, ни по сию пору корреспондент «Площадь Свободы» не обнаружил на пляжах ни одной подобной таблички. Вскоре главный врач Отдела Роспотребнадзора по г. Тольятти Сергей Безделин сообщил, что вода в районе пляжей пришла в норму, и нехороший случай вроде как стал забываться.

Стоки есть прямо над Тольятти

К сожалению, специалисты не берутся уверенно сообщить, откуда к нам приплыли фекалии. Они лишь констатируют факт загрязнения и очень осторожно теоретизируют на тему. «Значит, где-то есть неорганизованные канализационные сбросы, — предположила начальник тольяттинской гидрометеообсерватории Надежда Карпасова. — По организованным источникам у нас есть отчетность, из того же поселка Приморского, например. Значит, надо искать неорганизованные сбросы».

А вот что по этому поводу считает заведующий лабораторией мониторинга водных объектов Института экологии Волжского бассейна Владимир Селезнев: «Цветение водорослей создает благоприятные условия для развития микрофлоры: бактерий, вирусов и так далее. Поэтому в повышенном содержании в воде колиморфных бактерий ничего удивительного нет. В Волгу сбрасывается огромное количество хозфекальных вод, пускай даже очищенных. Но когда создаются благоприятные условия: цветение, теплая вода — микробы начинают интенсивно размножаться. Гипотетически источники загрязнения Волги канализационными стоками выше Тольятти есть. Например, в Подстепках, где происходит выпуск в Волгу условно чистых сточных вод Волжского автозавода и ливневки Автозаводского района. Можно предположить, что из-за недостаточного контроля в эту ливневку могут «втихаря» врезаться какие-то организации. Я не могу это объективно утверждать. Но выпуск есть, и проблема тоже есть. А досконально контролировать там ситуацию сложно. В 90-м году, когда была авария на очистных сооружениях ВАЗа, на Куйбышевском водохранилище цветение было ужасающим. Почему? Потому что сточные воды вместо того, чтобы направить на водоочистку в Васильевку, сбрасывали через эту ливневку с хозбытовыми стоками. Тогда это привело к экологической катастрофе. Жителям Автозаводского района привозили воду в бойлерах. Есть еще так называемый аварийный выпуск ливневых условно чистых вод северного промузла. Это бетонный канал, который проходит по ул. Ботанической через рынок Автозаводского района. Он тоже сходит в Волгу. Сейчас, когда работает много мелких предприятий, проконтролировать, что и кто туда сбрасывает, очень сложно. Днем там могут не сбрасывать, а ночью сбрасывать много. А при аварийных ситуациях или когда идет дождь, там могут сходить в Волгу очень сильные загрязнения. Еще раз повторюсь, что это только гипотеза».

После поднявшейся в городе шумихи населения, недовольного купанием в фекалиях, мэрия Тольятти, возможно, решила успокоить горожан, показав, что ситуация с качеством воды вполне даже благополучная. Горадминистрация пригласила журналистов на мероприятие по отбору проб воды в Волге. Экскурсия сопровождалась информацией о неусыпном мониторинге качества воды силами городской гидрометобсерватории.

Маленький флот

Процесс отбора проб воды нам продемонстрировали на борту теплохода «Витязь» на берегу судоходного канала в районе мкр. Шлюзовой. Вода здесь была даже на глаз, мягко говоря, не слишком чистая — бурно цветущая, с плавающими тут и там дохлыми рыбешками. Нас успокоили тем, что это локальная ситуация: вода в этом месте застаивается — в других местах все гораздо симпатичнее.

Любопытно, что судно «Витязь» много лет находится в распоряжении тольяттинской гидрометобсерватории. И не только оно: у государственной организации есть целый маленький флот. По словам Надежды Карпасовой, всего у них 7 водных транспортных средств. Кроме экспедиционного судна «Витязь» (черноморский сейнер 1972 года выпуска, переоборудованный под экспедиции автономностью до 10 дней), туда входят судно «Росгидромет 06» автономностью плавания до 6 дней, и пять маломерных катеров: судно на воздушной подушке, аэролодка и лодки с мотором. Все эти суда используются для отбора проб воды, но точки отбора, как выяснилось, весьма удалены от города. Вблизи Тольятти такие места, называемые «контрольными створами», располагаются в следующих местах: между селом Климовка и водозабором в районе села Подстепки; на расстоянии 1,3 км выше ГЭС — на правом и левом берегах; на 0,5 км ниже места сброса сточных вод Автоградводоканала, куда поступают сбросы воды с территории города и всех наших предприятий: Тольяттиазота, АВТОВАЗа, северного промузла, и последняя — на 10-11 км ниже сброса воды — в районе села Зольное. Здесь уже можно примерно оценить, какая вода из Тольятти идет на Самару. Как утверждает Надежда Карпасова, многие годы наблюдений за этой точкой показывают, что влияние Тольятти на Самару там уже не ощущается: «Можно с уверенностью сказать, что мы передаем Самаре чистую воду, без наших промышленных сточных загрязнений. Через несколько километров вода успевает разбавиться и самоочиститься».

Вышеназванные точки забора воды приблизительные. Место для забора каждый раз подбирается немного по-разному. Визуально вода в этом месте должна быть такой же, как на большей части водохранилища. Забор не производится из очагов цветения, например, и из других мест с локальными характеристиками.

Зимой и летом

«По государственной программе мониторинг предполагается проводить раз в месяц, — объяснила Надежда Карпасова. — Основные гидрологические показатели снимаются в мае, июле и октябре, когда специалисты проводят комплексное экспедиционное обследование по 46-ти показателям — так называемой «съемке». В остальные месяцы снимают показания по 18-ти основным загрязняющим веществам. Зимой мы прорубаем во льду лунки, а в навигационный период берем пробы с водных транспортных средств».
По словам Карпасовой, пробы воды берут с поверхностного слоя воды, глубиной 0,2-0,5 метра, и из придонного слоя тоже — на глубине 1 метр от дна. Для этого с помощью лебедки определяется глубина на месте, и далее производится забор воды.

Ведерко на веревочке

Оказалось, что в технике отбора проб воды нет ничего сложно. Процедура выглядит достаточно архаично. Со всем процессом легко управляется одна лишь девушка приятной наружности в должности «техник-лаборант». Помощь сильных мужских рук ей понадобилась только для того, чтобы «по старинке» сбросить в воду и поднять обратно на борт судна уже наполненное водой самое обыкновенное эмалированное ведро на веревочке. Перед этим девушка в белом халате провела более таинственную процедуру, спустив в воду на три минуты некую палочку на проводе. Оказалось, что это прибор для измерения температуры и уровня кислорода в воде. Температура оказалась чуть выше 25 градусов по Цельсию, уровень кислорода — порядка 10 млг/см — тоже норма (о нехватке кислорода в воде можно говорить при 6 млг/см). Занятно, что уровень кислорода в воде на датчике несколько колебался. Как объяснила лаборант, это потому, что течение подает к датчику постоянно новые и новые потоки воды.

Сняв показания температуры и кислорода, девушка стала поочередно наполнять баночки водой из поднятого на борт ведра. При этом каждую баночку девушка ополаскивала — чтобы не допустить искажения анализов от пыли и прочих веществ с поверхности емкости. Баночки были разных размеров, причем большинство стеклянные, всего около 20 штук. «Каждая баночка для анализа на определенное загрязнение, — объясняла лаборант. — Размер разный, потому что для проведения одних анализов нужно меньше воды, а для других больше. Самые большие емкости для анализов на нефтепродукты, фенолы, а самые маленькие, например, на ХПК и фосфаты».

В отобранные пробы воды добавляют консерванты, после чего баночки ставят в холодильник, чтобы доставить на сушу в неизменном виде, в котором вода была в реке.
Интересно, что часть анализов воды, так называемые анализы первого дня, выполняется прямо на судне. Это базовые анализы, позволяющие оценить состояние воды «в первом приближении». Прежде всего это визуальный обзор на наличие на воде, например, пленки от нефтепродуктов или пены, что говорит о попадании в воду поверхностных веществ. Специалисты также осматривают очаги цветения. Далее определяется цветность воды, температура, значение биологического потребления кислорода и кислород воды. Все остальные показатели анализируются в лаборатории на суше.

Чистейшая, без пестицидов

Журналисты поинтересовались, усугубляется ли с годами загрязнение Волги или прогресс науки и технологий позволяет успешно решать эту проблему.

«Если говорить в целом, то по итогам 2014 года вода была очень загрязненная, по итогам 2015 года — просто загрязненная. Это 3-й класс загрязненности (из 16. — Ред.). Надо сказать, что во время проведения не так давно научной работы по определению региональных значений ПДК (предельно допустимая концентрация) в качестве фонового участка в Самарской области были выбраны наш створ в районе водозабора Тольятти и створ в Октябрьске (ниже Самары, в районе Сызрани) — как наиболее чистые. Поэтому место, где наш город забирает воду в Волге, — одно из самых чистых. Хотя к нам идет транзитная вода от Ульяновска, Казани, с притоков Камы».

По словам Карпасовой, загрязненность воды складывается из многих факторов, которые делят на две большие группы: естественные и антропогенные (связанные с деятельностью человека). Естественные загрязнения, например, попадают в реку с половодьем — от таяния льда. Также это вымывание почв (с поступлением в воду марганца) и скалистых отложений. Антропогенные источники — это сбросы сточных вод, вода со старых предприятий и старых складов и тому подобное. Поэтому, к примеру, несмотря на запрет в России пестицидов, специалисты тольяттинской обсерватории продолжают искать в воде пестициды, как наиболее опасные канцерогены. Пока пестициды у нас, слава богу, не обнаружены.

Плодятся и размножаются

К сожалению, в Тольятти вода с годами все зеленее. «В этом году уровень цветения Волги повышенный, — рассказала Карпасова. — При этом очаги цветения водорослей переносит от берега к берегу. Вообще, для того, чтобы началось цветение воды, необходим прогрев воды до 20 градусов, рост концентрации в воде азота и фосфора (которым питаются водоросли) и относительная обездвиженность воды. Именно поэтому вода больше цветет в заливах, застойных зонах, на озерах. А там, где хорошее течение с хорошим перемешиванием воды, цветения практически нет. Именно поэтому у нас цветет в основном Куйбышевское водохранилище, а ниже плотины ГЭС цветение практически не наблюдается. Интересно, что фосфор поступает в воду не только со сточными водами. За 50 лет на дне водохранилища образовался илистый слой, с высоким содержанием фосфора. Таким образом, фосфор попадает в толщу воды и вторичным способом, со дна. А азот, при его нехватке, сине-зеленые водоросли могут синтезировать сами — из воздуха».

По словам Карпасовой, сине-зеленые водоросли бывают трех основных видов, и в наших краях, как назло, расплодился именно тот тип, который умеет самостоятельно вырабатывать азот. Чем больше водорослей зарождается, тем больше их гибнет. И опасность для здоровья человека представляют именно погибающие водоросли, потому что в момент их гибели в воду выбрасываются токсины, причиняющие вред животным и человеку. В результате возможны кожно-аллергические проявления (дерматит, зуд), конъюнктивиты, раздражения дыхательных путей.

Наглотавшись или даже надышавшись запахом бурно цветущей воды, человек может почувствовать слабость, головокружение, головную боль, может начать чихать и кашлять. Именно поэтому специалисты советуют не купаться в очагах цветения. Если вы все-таки искупались в зеленой водице, специалисты советуют как можно быстрее помыться в проточной воде (например, в душе), сменив белье и тщательно его постирав, прополоскать рот молоком или водой, сплюнув содержимое, и также выпить стакан чистой воды, чтобы уменьшить концентрацию в желудке токсинов, которые, возможно, уже попали туда с речной водой, когда вы облизывали губы после купания или, не дай бог, глотнули цветущей воды.

Меньше промышленности — лучше вода

Следующее утверждение руководства обсерватории многим покажется неправдоподобным. По словам Надежды Карпасовой, вода в Волге с начала 90-х стала гораздо чище. «Во-первых, построены новые очистные сооружения. Второе: большое количество предприятий после перестройки прекратили свое существование, соответственно, объемы сбросов в реку снизились. Наконец, третье: гораздо меньше стал ходить водный транспорт, от которого также шло достаточно значительное загрязнение по маслам, нефтепродуктам. В итоге, по ряду показателей уровень загрязнения воды снизился сразу в несколько раз. Например, если в конце 80-х, например, в воде были стабильно превышения ПДК по нефтепродуктам в 1,5-2 раза, то сейчас они стабильно ниже ПДК в 2-3 раза. А ПДК у нас самые жесткие для рыбохозяйственных водоемов первой (высшей) категории — это и Куйбышевское, и Саратовское водохранилище. В целом, можно сказать грубо, что вода в Волге за 30 лет стала чище в два раза».

С этим мнением не согласен заведующий лабораторией мониторинга водных объектов Института экологии Волжского бассейна Владимир Селезнев. «По одним показателям вода в Волге стала лучше, по другим хуже, — объяснил ученый, доктор наук. — Например, по содержанию нефтепродуктов, фенолов вода стала чище. Это результат сокращения судоходства по Волге. По другим показателям, особенно связанным с органическим загрязнением, ситуация только ухудшилась. Не согласен я и с тем, что новые очистные сооружения заработали. У нас очень плохо обстоят дела с существующими очистными сооружениями. Если и введены в эксплуатацию новые очистные сооружения, то это точечные проекты. А вся система водоотведения — а это более 5 тысяч объектов — в очень неудовлетворительном состоянии. Большинство очистных сооружений требуют реконструкции или серьезной модернизации системы очистки сточных вод. Плюс за эти годы контроль за сбросами стал более мягким. Отсюда, например, сброс биогенных веществ (соединения азота, фосфора, железа), которые приводят к цветению водохранилища. Цветение воды — как раз и индикатор ненадлежащего контроля, слабых механизмов, сдерживающих поступление биогенных веществ в водные объекты. Мы сами, люди, создаем благоприятные условия для цветения воды, подкармливая сине-зеленые водоросли, плюс глобальное потепление. Вот ситуация с цветением воды и ухудшается: увеличивается продолжительность цветения, его интенсивность».

В наших краях Волга в основном загрязняется так называемыми трудно окисляемыми и легко окисляемыми веществами. Их характеризуют такие показатели, как ХПК (химическое потребление кислорода) и БПК (биологическое потребление кислорода), а также фенолы и цинк, утверждают в тольяттинской обсерватории.

Появились стоки — появился и мониторинг

Функции гидрохимического и гидрометеоролического мониторинга поверхностных вод возложены на тольяттинскую гидромедобсерваторию с 70-х годов прошлого столетия. Территория деятельности обсерватории охватывает Куйбышевское и Саратовское водохранилища от Балаково до Зеленодольска. Тольятти расположен как раз на стыке двух водохранилищ, разделенных плотиной Жигулевской ГЭС. Выше плотины — Куйбышевское водохранилище, ниже — Саратовское. Тольяттинская обсерватория специализированная. Это означает, в первую очередь, специализацию работы на акватории. Впервые анализы природной воды на рукотворных морях вокруг Тольятти были проведены в 1966 году. Со строительством на берегах Волги промышленных городов и сбросов в реку очищенных сточных вод началось регулярное обследование и мониторинг воды в реке.

Огромный такой секрет

Как позже выяснил корреспондент «Площадь Свободы», демонстрация забора проб воды из Волги с катанием на кораблике по акватории водохранилища была постановкой. Другими словами, никаких проб в реальности не отбиралось, и результатов отбора, соответственно, тоже нет: журналистам просто показали «картинку», как это в принципе делается. Последние пробы воды в районе Тольятти делались в июле, но в обсерватории отказались предоставить их в распоряжение редакции, посоветовав обратиться в мэрию, куда они поставляют эти «секретные» данные в рамках контракта с горадминистрацией.

Евгений Халилов, «Площадь Свободы»

очистные сооружения

фото: Площадь Свободы

фото: из открытых источников