Открытое обращение Анатолия Иванова

ОАО «Тольяттиазот»: 10 лет на осадном положении.

Хорошо помню один из дней в конце апреля 2005 г. Являясь депутатом Государственной думы по мандату от горожан Тольятти, я вел прием избирателей в тольяттинской общественной приемной. Ближе к концу дня мне позвонили из «Тольяттиазота», и у меня состоялась встреча с исполнительным директором ТоАЗа Александром Макаровым и его заместителем Сергеем Корушевым. Они с тревогой рассказали, что на предприятие неожиданно прибыла группа из трех московских следователей во главе с майором Сергеем Шаминым, которые совершили выемку большого количества документов, в т.ч. и их оригиналы, необходимые в процессе производственной деятельности.

Во время очередного пребывания в Москве я направил депутатский запрос Генеральному прокурору РФ с просьбой о проведении прокурорской проверки на предмет правомерности действий следователей МВД России. В полученном ответе было сказано, что сотрудники следственного комитета МВД действовали правомерно, в рамках поступившего запроса одного из депутатов Государственной думы от Краснодарского края якобы в связи с наличием признаков незаконной приватизации предприятия. Я встретился с этим депутатом и узнал, что его запрос им был направлен по просьбе губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. «Тольяттиазот» в тот период вел в Тамани строительство двух терминалов морского порта для перевалки жидких (аммиака) и сыпучих грузов, и поэтому отношения руководителей завода и администрации края были сложными. В силу ряда причин, думаю, коррупционного характера, у «Тольяттиазота» возникли трудности с оформлением земельных участков под строительство, а администрация края никакой помощи в этом не оказывала, т.к., по имеющейся у меня информации, президент корпорации «Тольяттиазот» Владимир Махлай отказался передать краю (а скорее всего, кому-то из руководителей края) половину акций морского порта. При этом строительство его терминалов начиналось в период при предыдущем губернаторе – Николае Кондратенко, с которым у Владимира Махлая было полное взаимопонимание. С приходом же Александра Ткачева ситуация изменилась.

В тот период большой интерес к крупнейшему производителю минеральных удобрений проявляла компания «Ренова», возглавляемая Виктором Вексельбергом, которая владела 9,14% акций завода и хотела бы приобрести его контрольный пакет. Это мне подтвердил один из заместителей Вексельберга. С этим, скорее всего, в основном и связана была инициатива Ткачева, т.е. он мог действовать в интересах Вексельберга. Но и без его слов многочисленные расследования журналистов убедительно доказали связь возбужденного в июне 2005 г. уголовного дела в отношении Владимира Махлая и Александра Макарова с попыткой Вексельберга завладеть успешно работающим тольяттинским предприятием.
Механизм же был очень простым и эффективно действующим: по надуманным основаниям возбуждается уголовное дело, которое и не планируется доводить до суда. Владелец компании помещается в следственный изолятор и содержится там до отказа от своей собственности или до дачи согласия на продажу. Такой механизм в то время применялся часто. Например, в начале 2000-х он был применен при захвате компании «Невинномыссказот».

Об этом захвате в тот период говорилось в СМИ, а более подробно мне рассказал о нем бывший мэр Невинномысска, в 2005 г. являвшийся депутатом Госдумы. Хорошо знали об этом механизме захвата и руководители «Тольяттиазота». Начало реализации его в отношении «Тольяттиазота» они даже почувствовали, когда на состоявшееся за десять дней до приезда следователей собрание его акционеров от «Реновы» прибыл Николай Левицкий, который был активным участником захвата «Невинномыссказота» в интересах МДМ-банка.

Поэтому-то Владимир Махлай и Александр Макаров были вынуждены покинуть пределы России. Я же на случай их гипотетического ареста тогда планировал объявление голодовки в своем думском кабинете. Я понимал, что захват завода станет губительным для подавляющего большинства моих избирателей. А защита их интересов была моим депутатским долгом. Ведь настроения горожан были на стороне ТоАЗа благодаря потрясающей социальной политике, самому высокому в городе уровню заработной платы, содержанию объектов социальной инфраструктуры общегородского значения, поддержке спортивных, культурных и патриотических проектов. А количество этих проектов из года в год увеличивается. Например, все любители хоккея, наверное, видели, какой логотип в настоящее время изображен на форме хоккеистов любимой городской команды «Лада» -это «Тольяттиазот».
С руководителями компании до нашей первой встречи я не был даже знаком. До избрания депутатом я работал на АВТОВАЗе. Правда, дважды видел Владимира Махлая в салоне самолета при возвращении из Москвы, при этом он летел в экономическом классе, как обычный гражданин. Он всегда был и остается человеком советской закалки, плоть от плоти нашего великого народа. И конечно же, «слуга царю, отец солдатам», как сказал поэт.

После отъезда Владимира Махлая и Александра Макарова из России применить запланированный механизм захвата завода стало невозможно. Однако в связи с возбуждением уголовного дела в отношении них, якобы за уклонение от уплаты налогов, сначала В. Махлай и А. Макаров были объявлены в международный розыск, а потом последовало обращение МВД России к Великобритании с просьбой об их экстрадиции. Т.е. российские правоохранительные органы все же надеялась, что механизм захвата компании удастся реализовать. Мы же (трудовой коллектив, адвокаты и я) в это время, каждый в пределах своих возможностей, встали на защиту нашего завода, находящегося под угрозой захвата. Адвокаты успешно отбивали в судах претензии налоговых органов. Я писал различного рода депутатские запросы и выступал на заседаниях Госдумы в защиту «Тольяттиазота». Мне даже удалось довести до сведения президента РФ Владимира Путина информацию о попытках захвата. А трудовой коллектив организовывал акции протеста, выезжали даже в Москву, на легендарный Горбатый мост.

Эти события отражались в СМИ, где журналисты все убедительнее связывали попытку рейдерского захвата флагмана отечественного химпрома с именем Виктора Вексельберга. Все это привело к тому, что этот олигарх, заботясь о своей репутации и поняв бесперспективность начатого процесса захвата, в середине 2008 г. продал свой пакет акций «Тольяттиазота» основному владельцу компании «Уралхим» Дмитрию Мазепину.

Ситуация в деле руководителей «Тольяттиазота» существенно изменилась в связи со вступившим в силу в конце января 2010 г. правилом преюдиции в Уголовно-процессуальном кодексе, в рамках которой правоохранительные органы должны признавать, в частности, решения гражданских и арбитражных судов при расследовании ими уголовных дел без дополнительной проверки. Принятие этого правила произошло в целях противодействия коррупции в правоохранительных органах, а его действие распространялось и на уже возбужденные уголовные дела. К тому времени закончились судебные споры «Тольяттиазота» с налоговыми органами, в результате которых у них претензии к компании были отклонены. А уголовное дело, как я уже говорил, было возбуждено якобы в связи с уклонением от уплаты налогов при реализации основной продукции — аммиака. Следовательно, уголовное дело в отношении руководителей «Тольяттиазота» должно было быть прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления. Однако следственные органы не спешили это делать, но, несмотря на это, уголовное дело в отношении Владимира Махлая и Александра Макарова 1 апреля 2010 г. все же было прекращено, а постановление об объявлении их в международный розыск отменено. Однако компетентный источник в высших правоохранительных органах посоветовал мне не обольщаться вроде бы окончанием рейдерского процесса, и он оказался прав. Этот процесс не закончился, а только на короткое время приостановился, а потом продолжился в усиленном режиме. И идет уже целых пять лет. Но это уже другая история. Всего же рейдерский процесс продолжается 10 лет! И никто не знает, когда он закончится. Тольяттинцы же осознают только одно: рейдерский процесс негативно сказывается на деятельности предприятия, находящегося 10 лет на осадном положении. И не понимают, почему все усилия по борьбе с коррупцией, предпринимаемые на государственном уровне, в случае с флагманом отечественного химпрома дают сбой.

Однако ответ на этот вопрос, думаю, есть. Новый рейдер оказался еще более приближенным к силовым структурам. А то, что этот процесс не мог бы осуществляться без их поддержки, не вызывает никакого сомнения. Вот что сказал мне еще в 2009 г. один из заместителей министра внутренних дел: «Вы же умный человек, поэтому должны понимать, что мы в этом деле пешки: нам сказали возбудить уголовное дело — мы возбудили, скажут прекратить – прекратим». Можно предположить, какой уровень власти задействован в этом процессе! К сожалению, такова наша действительность.

Анатолий Иванов, депутат Государственной думы от г. Тольятти 3, 4 и 5 созывов, заместитель председателя комитета профсоюза ОАО «АВТОВАЗ» «Единство»

Анатолий Иванов Тольятти

Анатолий Иванов,
депутат Госдумы от города Тольятти 3, 4 и 5 созывов

источник: областной аналитический еженедельник «Хронограф», №21 (549) | 22 июня 2015г.

фото: из открытых источников