«Путешествовать, наблюдать природу, улавливать ее тайны и восторгаться этим счастьем – значит жить», - писал полтора века назад врач, естествоиспытатель и географ, член-корреспондент Российской академии наук Фридрих Геблер. Есть и среди нас счастливчики, для которых видеть восход солнца над крутой стеной Жигулевских гор, любоваться суровой торжественностью лесов, обрывающихся прямо в волжскую воду, или неброской красотой каменистых степей, - не только удовольствие, но и профессиональная обязанность.

В конце прошлого года губернская дума в первом чтении приняла закон о памятных датах Самарской области. Всего памятных дат восемь; наряду с такими событиями, как День Самарской губернии, Самарской символики, День Парада памяти, мы будем отмечать и День особо охраняемых природных территорий — 19 августа, в день создания Жигулевского заповедника. Это еще одно подтверждение того, что природоохранная деятельность особенно значима для губернии, а работа сотрудников заповедника пользуется признанием и уважением. Чем же был знаменателен прошедший год для Жигулевского заповедника? Об этом мы беседовали с его директором, ученым-арахнологом, кандидатом биологических наук Юрием Краснобаевым.

Юрий Петрович, что такое биосферный резерват и для чего он нужен?

- Биосферные резерваты — их сейчас 40 в России и около 500 в мире — создаются в рамках программы ЮНЕСКО «Человек и биосфера». Они должны соответствовать определенным критериям: здесь должны быть необязательно уникальные, но природные территории, т.е. естественные леса, степи и тому подобное; проживать достаточно много населения, быть хорошо развитыми научные учреждения и промышленность, хотя не допускается наличие, например, предприятий нефтедобычи, карьеров, разрушающих горы. Основная цель создания таких резерватов — это организация экологического мониторинга, разработка системы бережного природопользования, без которого невозможно сохранение уникальной природы и устойчивое развитие этого региона. Наш резерват создан одним из первых в России, не отработана еще модель управления им. На мой взгляд, работа должна начаться с создания координационного совета, разработки и принятия программы по устойчивому развитию территории. Создание резервата не дает никаких преимуществ в финансовом плане, в большей степени это дела имиджевые: были случаи, когда вхождение резерватов в программу ЮНЕСКО ограничивало произвол местных чиновников, например желание что-то построить на территории заповедника. Это определенный элемент защиты территории — я считаю, что это самое главное.

Просвещаем

За прошедший год Жигулевский заповедник посетило более 43 тысяч человек. На территории заповедника работают два туристических маршрута: «Стрельная гора» и «Каменная чаша». Впервые на маршруте «Стрельная гора» побывали 500 инвалидов-колясочников, это единственный в нашем регионе горный маршрут, оборудованный для людей с ограниченными возможностями. Значительно больше, по сравнению с предыдущими годами, среди туристов стало школьников, студентов и иностранцев.

Юрий Петрович, вы стремитесь увеличить количество туристов, посещающих заповедник, что увеличивает и нагрузку на природу. Как это сбалансировать?

- В советские времена было принято, что заповедник — территория, закрытая для всех: только охрана и наука. Сейчас позиция другая: показать людям, прежде всего россиянам, территории, которыми мы гордимся. По закону в экскурсионных целях может использоваться не более 5% территории. У нас сейчас задействована всего лишь одна десятая процента. Ставится задача привлекать больше туристов, но у нас возможен лишь познавательный туризм: человек прошел по маршруту, посмотрел, послушал экскурсовода или почитал информацию — и ушел. В прошлом году мы сделали техническую экспертизу маршрута на Стрельной - сколько людей единовременно может находиться там, чтобы настил не разрушался. В этом году сделаем расчеты по допустимой рекреационной нагрузке на маршруте «Каменная чаша». В соответствии с этим будем регулировать количество туристов.

Новые туристские маршруты появятся?

- Основные объекты экскурсионной деятельности в заповеднике эксплуатируются, будем и дальше их благоустраивать. Здесь, на Бахиловой поляне, на территории около 10 га будет экскурсионно-познавательный комплекс: городок барсуков, визит-центр, благоустроенное место под палаточный городок, вольеры для животных, водоем. Эту территорию можно эксплуатировать с увеличением числа туристов без ущерба для заповедника. Есть еще проект: в районе села Богатырь есть штольня Бурлак, где мы хотели создать музей «Подземный мир Самарской Луки». Но он очень дорогостоящий, пока его приостановили.

Изучаем

Научный штат заповедника - 19 человек. Работа ведется по следующим направлениям: изучение фауны птиц, фауны млекопитающих, основной объект — зимовка летучих мышей, их здесь зимует 53 вида, беспозвоночных, прежде всего насекомых. Лесоведение: по последним данным, на территории заповедника резко уменьшилось количество дуба, осины, в соотношении увеличилось количество липы и клена остролистного; геоботаника.

Юрий Петрович, заповедник существует 88 лет, всё это время здесь ведется научная работа. И что, всё еще возможны какие-то открытия?

- Они совершаются регулярно. Всё изучить невозможно. Мы говорим об изменении климата — вот реальное подтверждение этого: в прошлом году сделали анализ 15-летних наблюдений нашей метеостанции по количеству выпавшего зимой снега и выяснили, что его стало на 10% меньше. Регулярно находят новые виды насекомых, новые виды растений. Предполагается, что береза, растущая в Жигулевских горах, — это новый вид. Благодаря исследованиям нашего сотрудника известная фауна заповедника пополнилась еще одним видом — это каменная куница, или белошейка. Природа неисчерпаема...

Вы бывали в других заповедниках. Что понравилось и захотелось ввести здесь?

- Был в 25 заповедниках, в том числе и за границей, в национальных парках Германии и Австрии. В Европе огромные визит-центры, великолепно оборудованные туристские маршруты, причем, за редким исключением, бесплатные. Но они нам завидуют, что у нас осталась действительно дикая природа, в Европе такой давно уже нет. Там природой управляют, а мы её сохраняем.

В России мне очень понравился красноярский заповедник «Столбы» основательным подходом к познавательному туризму. Вишерский заповедник на Северном Урале привлекает настоящей дикой природой: кедры в два обхвата, суровая тайга. Наверное, в силу характера, мне больше нравится северная природа.

В этом году у вас своеобразный юбилей — 15 лет на посту директора заповедника. Какими своими достижениями в роли администратора вы гордитесь?

- Во многих случаях региональные чиновники не любят заповедники: федеральная земля, финансируется государством, не подчиняются напрямую местной власти. У нас такого противостояния нет, и это я считаю во многом своей заслугой. Праздник в день рождения заповедника был полностью инициативой чиновников, меня даже не спрашивали, — это говорит о том, что определенный имидж у заповедника на региональном уровне создан. И еще одно направление нашей работы, о котором редко говорят, — это подготовка кадров. Работать в национальные парки, особенно в заповедники, в качестве руководителей зачастую приходят люди безграмотные, хорошо, если учатся в процессе работы. И я, и наши сотрудники преподают в трех вузах области теорию и практику заповедного дела и туристско-рекреационное проектирование — готовим себе кадры сами.

Юрий Петрович Краснобаев:
- является автором более 130 научных трудов,
- специализируется на изучении пауков,
- несколько раз издавал каталог пауков Среднего Поволжья,
- соавтор ряда статей в Красной книге Самарской области,
- награждён ведомственным знаком «За заслуги в заповедном деле»,
- в честь Юрия Петровича названы два вида насекомых: Cortodera villosa krasnobaevi Danilevsky и Pterostichus (Petrophilus) uralensis krasnobaevi.

Юрий Петрович Краснобаев выступает

Юрий Петрович Краснобаев. Фото: Вадим Кондратьев

«Город на Волге»

фото: из открытых источников