Для обычного человека нет ничего проще, чем выйти из дома – на работу ли, в магазин или просто на прогулку. Ну что такое, в самом деле, - одеться, открыть дверь, спуститься по лестнице (если в доме нет лифта), затем сойти с крыльца и легким шагом двинуться в нужном направлении. А теперь представьте, что все эти действия нужно совершить инвалиду-колясочнику. Впрочем, зачем фантазировать? Можно познакомиться с человеком, который ограничен в передвижениях. Он живет вот в этой типовой пятиэтажке. У входа обычный домофон, грязноватый подъезд, каких у нас тысячи, лестница с обшарпанными перилами, железные и деревянные двери квартир. По этой лестнице мы и пришли в гости к Владимиру Лазареву. Дверь открывает сиделка Татьяна.

Сам хозяин нас встретить не может – его средством передвижения уже давно стала инвалидная коляска.

Facebook как призыв о помощи

Недавно Владимир обратился к пользователям социальных сетей с просьбой: «Ищу волонтера для прогулок на улице». Пока добровольцев не нашлось.

Мы решили познакомиться с Владимиром поближе. Возможно, эта публикация поможет отыскать альтруиста, готового пойти на встречу инвалиду.

Мы разуваемся и проходим в комнату. Владимир полулежит на небольшом диване. Напротив него – большой монитор компьютера. Тот случай, когда виртуальная реальность становится окном в настоящий мир. По комнате важно расхаживает пушистый серый кот. Татьяна усаживает нас напротив Владимира и уходит в соседнюю комнату. У него длинные волосы, собранные в конский хвост, серьга в левом ухе и такой взгляд, словно он уже заранее знает все, о чем мы собираемся сказать. Наш собеседник общителен и не закомплексован (так и написано в Фейсбуке).

Летняя закономерность

В подъезде дома, где живет Владимир, нет и намека на пандус. Многочисленные ступени и отсутствие лифта исключают для него всякую надежду выбраться из дома самостоятельно. Да и на улице инвалиду-колясочнику часто нужна помощь, например, чтобы преодолеть препятствие в виде бордюра. Поэтому Владимир ищет волонтера.

«Я – существо теплокровное», - улыбаясь, говорит он, - люблю лето, чем оно жарче, тем лучше. Даже заметил закономерность: если летнюю пору провожу на улице, болею зимой гораздо реже. Один товарищ однажды все лето меня сопровождал. Он как раз лишился работы, и у него было много свободного времени. А сейчас я постоянно сижу дома. Последний раз удалось выбраться на улицу на майские праздники».

Не роскошь, а средство передвижения

В углу комнаты стоит черная электроколяска. Благодаря ей, Владимир может передвигаться самостоятельно. Но коляску, как и нашего собеседника, нужно сначала вынести на улицу. Что, сами понимаете, под силу далеко не каждому.
«В Фейсбуке одна девушка уже откликнулась, но что толку? Я же не пушинка. Мне мужчина нужен, сильный физически, да еще с наличием свободного времени», - говорит Лазарев.

Компактные воспоминания

На потолке комнаты, рядом с лампой приклеены многочисленные компакт-диски.
Большинство подписано черным маркером. За каждой надписью – своя житейская история.

«Вон там расписалась немецкая предпринимательница, для которой мы с друзьями делали сайт. Есть автографы певцов и музыкантов, всех, кто приходил ко мне в гости. В молодости я жил очень интересной жизнью: ездил на Грушинский фестиваль, был организатором рок-концерта, работал. Сейчас работу найти гораздо сложнее», - продолжает Владимир.

Серый кот вальяжно расположился посередине комнаты и вопросительно на нас смотрит. «Его зовут Шастик, в честь друга-музыканта, но он предпочитает откликаться на простое – Кот. Мы как-то отдыхали за Волгой, и там он нас нашел. С тех пор мы с Котом соседи», - рассказывает наш собеседник. Говорят, животные похожи на своих хозяев. Интересно, какие черты характера Владимира перенял Кот?

Улыбчивая Татьяна провожает нас к выходу. «Приходите еще, своих молодых людей приводите, чтобы физически сильные были. Вовке гулять нужно», - она закрывает за нами дверь.
В сущности, Владимир просит не так уж много. Так почему бы не помочь?

Отказывается от прогулок

Мы уже писали про Раису Алексеевну Краснову, которая из-за сахарного диабета лишилась обеих ног. В силу российских условий пожилая женщина обречена на затворничество. Таким людям важен любой знак внимания, но общество часто забывает про них.
Главный редактор Виталий Папилкин и обозреватель Анна Штомпель стараются навещать Раису Алексеевну. В основном, по праздникам.

Фантомные боли – главная беда колясочницы. От них не спасают никакие лекарства. Но если таких людей окружить постоянным вниманием, может, им будет просто некогда страдать? Ведь эти боли – в голове. Когда Раиса Алексеевна смеется, когда чувствует себя нужной, боли отступают.
- Я несколько раз предлагал ей организовать выезд на набережную, или в парк, - говорит главред Виталий Папилкин, - но она отказывается. Причем, категорически. Мне кажется, она не выходила из квартиры уже несколько лет. Если честно, то мне даже трудно представить, как такое возможно.

Комментарий

Евгений Печерских, руководитель общественной организации инвалидов-колясочников «Десница»:

- Если учесть, что только в столице губернии чуть больше 2000 инвалидов-колясочников, где-то как минимум четвертая часть от этого числа людей нуждается в постоянной помощи, поддержке. Они не могут самостоятельно выполнить домашние дела, а уж тем более выйти на улицу. Однако, в нашем городе до сих пор нет ни одной организации, ни платной, ни уж тем более бесплатной, которая помогала бы найти добровольцев для людей с ограниченными возможностями. Тем временем человек, который по своему состоянию здоровья загнан в не самые удобные условия, сидя в четырех стенах, начинает деградировать, накапливать озлобленность на весь окружающий мир и свою жизнь, становится агрессивным. Он, по сути, полностью выпадает из общества, будто и не человек вовсе. Закон №442 «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» не предусматривает помощь инвалиду в прогулках и простом человеческом общении, поэтому с точки зрения закона, никто не обязан этим заниматься. Тем не менее, создать службу или центр по поиску волонтеров, которые ухаживали бы за людьми с ограниченными возможностями, необходимо. Пусть она не будет полностью финансироваться государством, часть средств за эту услугу смогут оплачивать сами инвалиды.

«Четвертое лето проходит мимо»

Мы уже неоднократно писали об инвалиде Валерии Капустине. Герой наших публикаций вот уже несколько лет не может добиться от государства технических средств реабилитации, которые полагаются ему по закону. Но это еще не все. Представьте себе: три года Валерий Капустин не выходит из квартиры. «Даже на балконе ни разу не был. Четвертое лето проходит мимо, сколько я уже солнца не видел, словно в склепе! Смотрю сейчас в окошко: там, как всегда, верхушки деревьев», - слышу в интонации Валерия Алексеевича горечь.

После многочисленных обращений во все инстанции Валерию Капустину выдали прогулочную коляску. Но она не подходит ему по грузоподъемности. «Если меня даже как-то до лифта дотащат, неведомым образом спустят вниз, я все равно не усядусь на эту коляску, потому что она может развалиться», - объясняет собеседник. А комнатную инвалидную коляску, полагающуюся инвалиду согласно программе реабилитации, Валерий Капустин до сих пор ждет. «Пытаюсь по квартире передвигаться на костылях. Два-три метра преодолеть получается. Вот сейчас в кресле сижу, сменил дислокацию. Когда вы приезжали, я на диване располагался, помните?» - говорит Валерий Капустин.

Время от времени мы звоним Валерию Алексеевичу, чтобы справиться о его здоровье и узнать, сдвинулось ли его дело с мертвой точки. Разговоры всегда получаются долгими: Валерий Капустин эмоционально высказывает все, что накипело. А как же иначе, если собеседников у него не так уж и много. И нет ни малейшей возможности выйти на улицу.

Владимир Лазарев инвалид колясочник

фото: Самарские известия

Александра Мишина, Ксения Михайлова, Анастасия Левкович, "Самарские известия"

фото: из открытых источников