Как известно, вопрос о возможной отставке президента АВТОВАЗа Бу Андерссона в СМИ начал обсуждаться еще с ноября прошлого года, когда генеральный директор госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов публично раскритиковал его кадровую политику, связанную с сокращением работников завода.

В последнее же время это обсуждение усилилось. А в начале марта Сергей Чемезов так же публично заявил о принятом решении по отставке президента АВТОВАЗа, которая, по его словам, должна состояться на ближайшем заседании совета директоров 9 или 10 марта. Подтверждением этому заявлению является и информация от альянса «Рено-Ниссан», только в ней отставка Бу Андерссона ожидается на заседании совета директоров АВТОВАЗа 15 марта.

В связи с таким значимым для тольяттинцев событием редакция «Вольного города» обратилась с вопросами к заместителю председателя профкома «Единство» Анатолию Иванову.

– Анатолий Семенович, как относится к предстоящей отставке Бу Андерссона профсоюз «Единство»?

– Мы не считаем отставку Бу Андерссона таким событием, которое приведет к существенным положительным изменениям в деятельности АВТОВАЗа и в положении заводчан. В том числе эта отставка никак не повлияет на политику сохранения рабочих мест. Если говорить о работе Бу Андерссона, то можно сослаться на мнение губернатора Николая Меркушкина, который неоднократно положительно ее оценивал. Например, в своем выступлении на годовом собрании акционеров летом прошлого года он высоко оценил работу команды менеджеров во главе с Бу Андерссоном, отметив, что «руководство предприятия заинтересовано работать на опережение, выстроена обратная связь с потребителем, качество автомобилей растет, завод поступательно движется вперед».

Примерно так же работу команды Бу Андерссона оценивает и председатель совета директоров АВТОВАЗа Карлос Гон: «Предприятие модернизируется, продукты стали гораздо большего качества, цены достойные, работа с поставщиками налажена».

Никаких отрицательных отзывов о работе Бу Андерссона до последнего времени не высказывал и Сергей Чемезов, наоборот, он неоднократно говорил, что президент ВАЗа работает хорошо.

Кроме того, 25 мая 2015 года Бу Андерссон был признан «Человеком года» в российской автомобильной промышленности с вручением ему премии в номинации «Автоперсона» за достижения в работе.

Если же говорить о проведенных при Бу Андерссоне сокращениях заводчан, то они были бы при любом другом президенте, так как непопулярные решения принимались не им, а советом директоров, то есть первый руководитель был исполнителем. Будет назначен другой президент – и он станет выполнять то, к чему его обяжет совет директоров, в котором Сергей Чемезов является заместителем председателя.

Но ведь основная претензия Сергея Чемезова к Бу Андерссону как раз касается его методов сокращения работников. Как он говорил, «увольнения проходят по методу обрезания, народ выгнали на улицу, надо вести себя гибче, в 2009 году при сокращениях мы нашли возможности, как обустроить людей, как обучить новым специальностям»…

Да, в 2014 году при Андерссоне было уволено по разным основаниям 14,5 тысячи работников, а в прошлом году – еще 1,1 тысячи. Действительно, заводчан выгнали на улицу, трудоустроиться по специальности мало кому удалось. При сокращениях же в 2009-м, когда под увольнение попало порядка 30 тысяч работников, часть из них «прогнали» через два специально созданных для этих целей дочерних предприятия. Тогда АВТОВАЗом управлял «Ростех» и использовались ресурсы федерального бюджета. Сейчас контрольный пакет акций находится у альянса «Рено-Ниссан», но работниками-то являются россияне. При этом у «Ростеха» блокирующий пакет акций. Кому же, как не ему, нужно было позаботиться о соотечественниках? И проявить такую заботу еще тогда, когда принималось решение о сокращениях в 2014 году, а не в конце 2015-го, когда мы начали «шуметь», то есть проводить митинги. К тому же назначение Бу Андерссона на должность президента АВТОВАЗа лоббировал и сам Сергей Чемезов, который не мог не знать о его методах «оптимизации» расходов на ГАЗе.

– А как, Анатолий Семенович, реально можно было помочь увольняемым работникам АВТОВАЗа?

– Лучшим вариантом было бы ускорение развития в Тольятти особой экономической зоны, где каждый уволенный мог бы трудоустроиться. А так как ее практически еще нет, профсоюз «Единство» считает, что АВТОВАЗ должен при увольнениях по сокращению численности выплачивать работникам годовую среднюю заработную плату. И этого «Ростех», владеющий блокирующим пакетом акций завода, мог бы добиться. Но он ведь молчал, то есть соглашался с сокращениями!

Однако у Сергея Чемезова были и другие претензии к деятельности Бу Андерссона. Так, он заявил, что Андерссон отказался от услуг многих производителей комплектующих и закупал продукцию за рубежом, в связи с чем было сгенерировано под его руководством 75 млрд рублей убытков…

Да, я читал о таком заявлении Сергея Чемезова, но о закупках за рубежом ничего сказать не могу. Читал я и последнее интервью Бу Андерссона, где он рассказал о причинах расставания с некоторыми поставщиками комплектующих, которые не выполняют своих обязательств. Такими поставщиками, например, в конце 2014 года стали «АвтоВАЗагрегат» и некоторые предприятия автокомпонентного холдинга «Объединенные автомобильные технологии» (ОАТ), созданного в 2008 году «Ростехом» и им контролируемого. Вот это может быть причиной взаимных претензий Бу Андерссона и Сергея Чемезова, которые, прежде чем выносить их на публичное обсуждение, должны были быть исследованы советом директоров.

Кто из них прав, мне трудно судить. Однако должен заметить, что озвученная Сергеем Чемезовым сгенерированная под руководством Бу Андерссона в 2015-м сумма убытков в размере 75 млрд рублей названа им некорректно, так как из нее следует вычесть сумму обесценивания внеоборотных активов и расходов на реструктуризацию бизнеса в размере 42,1 млрд. Такой вывод подтверждается и пояснением Карлоса Гона, из которого следует, что «большинство этих убытков образовалось в результате обесценивания мощностей российского предприятия». Он также заявил, что «мы будем терпеть наши убытки до тех пор, пока увидим, что у рынка есть будущее, мы долгосрочные инвесторы».
То есть, несмотря на потери «Рено» в 2015 году в размере 620 млн евро, отказываться от сотрудничества с АВТОВАЗом альянс не намерен.

– Такое заявление Карлоса Гона говорит о том, что никакой национализации АВТОВАЗа не будет? Вы же лично на митингах в последние два года как раз это и предлагали.

– Да, на митингах 14 декабря 2014 года и 27 сентября 2015 года, которые профсоюз «Единство» проводил совместно с местной организацией КПРФ. Требование о национализации АВТОВАЗа предлагал я, при этом предлагал с учетом последующей передачи завода в управление трудового коллектива. Просто национализировать его – ни к чему хорошему не приведет, завод уже фактически был национализирован в 2005 году. В итоге государство в лице «Ростеха» им попользовалось и продало контрольный пакет акций французам – как говорится, поматросили и бросили. По второму кругу идти не имеет смысла, да никто по нему и не пойдет.

Государственные чиновники поняли, что с АВТОВАЗом им не справиться. А вот практики управления предприятием трудовым коллективом в современной России еще нет. Она была только в конце 80-х – начале 90-х годов, в том числе и на ВАЗе, считаю ее положительной. В современной рыночной среде управлять, конечно, сложнее, может и не получиться, но ностальгия по тем временам еще сохранилась.

– Анатолий Семенович, в СМИ говорилось еще об одной причине разногласий между Бу Андерссоном и Сергеем Чемезовым, которая касается продажи «Ростехом» АВТОВАЗу предприятий ОАТ. Если слышали об этом, не смогли бы прокомментировать?

– Слышал, что от предприятий, входящих в ОАТ, «Ростех» хотел бы избавиться как от непрофильного актива и предложил выкупить их АВТОВАЗу. 15 мая прошлого года даже был подписан меморандум о намерениях по продаже группы ОАТ АВТОВАЗу. Но эта сделка зависла, так как против нее выступил альянс «Рено-Ниссан»: она снизила бы рентабельность завода. Но, как говорит в своем последнем интервью Бу Андерссон, какие-то предприятия, входящие в ОАТ, АВТОВАЗ может купить, а решение о покупке будет принимать совет директоров, сейчас он этот вопрос изучает. Но эта ситуация, думаю, не могла повлиять на решение об отставке Бу Андерссона, так как не от него зависит ее разрешение.

– Так все же, какая, по вашему мнению, основная причина отставки Бу Андерссона?

– Анализируя всю имеющуюся в СМИ информацию о деятельности Бу Андерссона, я пришел к выводу, что инициатива о его отставке исходила от Сергея Чемезова. От руководителей альянса «Рено-Ниссан» к работе Андерссона претензий не было, так как многие показатели деятельности АВТОВАЗа при нем улучшились, а полученные финансовые результаты (убытки) не от него зависят – российский кризис не им создан. И это правильно.

Почему с инициативой об отставке выступил Чемезов? Как я уже говорил, у Бу Андерссона была жесткая политика по отношению к поставщикам комплектующих, вне зависимости от того, кто их производит. От поставщиков он требовал высокого качества продукции, исполнения сроков поставки, приемлемой цены и условий оплаты. От некоторых предприятий, входящих в ОАТ и находящихся под контролем «Ростеха» под руководством Сергея Чемезова, Андерссон отказался. Кроме того, Бу Андерссон уволил некоторых топ-менеджеров из команды Чемезова, самолюбие которого не могло быть всем этим не задето. Вот это и считаю основной причиной его инициативы.

Сказать об этой причине Сергей Чемезов, конечно, не мог. Поэтому когда мы начали проводить митинги против сокращений на АВТОВАЗе, он этим воспользовался и высказал претензии к Бу Андерссону о неправильной его политике при сокращениях. При этом Чемезов знал, что вазовцы такой политикой тоже недовольны. Но прежде чем выступить с инициативой об отставке Андерссона, думаю, Сергею Чемезову пришлось убеждать в ее необходимости Владимира Путина.

– Неужели и в этом деле не обошлось без Владимира Владимировича?

– Уверен, что Путин в этом деле принимал активное участие. Дело в том, что, как однажды публично сказал губернатор Николай Меркушкин, «все вопросы, связанные с АВТОВАЗом, решаются на уровне президента страны». И это действительно так. К тому же, как говорилось в некоторых СМИ в период приглашения Бу Андерссона на АВТОВАЗ, Дерипаска не хотел его отпускать, но Владимир Путин «убедил» Дерипаску это сделать. Поэтому Владимиру Путину нелегко было принять решение об отставке Бу Андерссона, но Сергею Чемезову удалось его убедить. При этом, думаю, основным аргументом была ссылка на высокую степень социальной напряженности в Тольятти, особенно в предвыборный период. Ну а «убедить» руководителей альянса «Рено-Ниссан» в этот сложный для них экономический период Владимиру Владимировичу не составило большого труда, он это умеет делать. Таким образом, политический фактор, думаю, сыграл большую роль в этой отставке.

– Да, не повезло шведу, в нужном месте оказался не в нужное время. Но «золотой парашют» в связи с досрочной отставкой он, скорее всего, получит?

– Конечно, получит, только вот о его размере не знаю – это персонифицированная информация. Слышал только, что выплачивать «золотой парашют» будет не АВТОВАЗ, а альянс «Рено-Ниссан». Но это, считаю, недостоверная информация. Бу Андерссон заключал контракт с АВТОВАЗом, а не с альянсом, поэтому «золотой парашют» должен ему выплатить именно завод.

В заключение хочу сказать: если кому-то показалось, что я защищаю Бу Андерссона, то это не так. Я его не защищаю и не обвиняю, так как у меня недостаточно информации, чтобы объективно оценить результаты его работы на АВТОВАЗе. Но высказать свое мнение на основании собранной мною информации из открытых источников я имею право и даже обязан это сделать. Ведь АВТОВАЗ для меня был родным и будет таковым всегда. Поэтому оценить решение об отставке Бу Андерссона мы сможем только со временем…

Игорь Астраханов, газета «Вольный город», №9 (1086) 11.03.2016

президент автоваза

фото: catalogcars.net

фото: из открытых источников