Мамы разные нужны, мамы всякие важны. Кто не знает эти строчки известного стихотворения Сергея Михалкова? Да все, наверное, знают. А действительно ли мамы всякие важны? И нужны ли детям такие мамы, о которых сейчас вам расскажу?

Эту жуткую драму мне поведала бывшая одноклассница, общаемся с ней редко: живет она в соседней с нами области, иногда по скайпу болтаем. Недавно позвонила меня с днем рождения поздравить – ну, слово за слово, про детей, мужа, обстановку в стране и мире, как мы теперь в Египет не слетаем. И, конечно, всегда разговор заходит о ее свекрови. При всем моем уважении к пожилым людям, дурная баба эта ее свекровь Людмила Петровна, отдельно надо статью писать под красочным заголовком «А если свекровь – монстр?»
Так вот, у этой Людмилы Петровны не менее жуткие подруги со странным отношением к жизни, семейным ценностям и даже к родным внукам.

Ее лучшая подруга – пенсионерка Зинаида, до сих пор работающая, потому что нужно содержать горе-дочь, ее бесконечных сожителей с юга и несколько внуков. Свекровь о своей подруге всегда говорит очень уважительно: ну чуть ли не мать-героиня, всех тянет, поднимает, а дочь называет «эта проститутка». Вот такая «добрая» мама. И, я уверена, она будет утверждать, что воспитывала ее и любила, а дочка все равно плохая выросла. Вину за ее воспитание на себя не возьмет.
У этой дочери от разных сожителей получилось сделать двух сыновей. На момент той трагической истории она жила уже с другим мужчиной. Баба Зина звала нового сожителя дочери просто – «таджик».

Жили они отдельно, единственное – наведывались к матери на дачу. Несколько недель они приезжали к пенсионерке Зинаиде только с 6-летним сыном. Внимание, «любящая» бабушка две недели (!) не интересовалась, где же младшенький внук. На третьи выходные все же спросила у дочери:

– Куда вы дели Степку? У тетки?

– Мам, не переживай, его у нас богатые люди с твоего дачного массива взяли к себе жить и воспитывать. Денег у нас сейчас мало, поэтому пусть там пока живет.

Вы можете себе такое представить? И так просто – за чашкой чая, а может, водки (скорее второе) сказать: да я сына соседям отдала, пусть он с ними живет. И бабушка спокойно на это ответила:

– Ну ладно! Они его там не обижают?

– Нет, все нормально.

Через месяц пенсионерка Зина пришла в гости к дочери и удивилась, когда увидела вещи двухлетнего Степы и на комоде свидетельство о рождении.

– А как вы Степку отдали без вещей, документов?

– Они заново все сделают.

Тут баба Зинаида решила «попытать» старшего внука, 6-летнего Максима:

– Куда братика дели? Где он? С кем живет?

– Мама не разрешает рассказывать…

– А ты мне тихонько!

– Он сильно плакал вечером, а мама с этим пили. Степка все кричал и плакал, тогда он взял его за шейку, подержал, и братик перестал плакать. Мама взяла его, положила на кухне и сказала, что он спит. А утром его уже не было. Мама рассказала мне, что он теперь живет хорошо, у богатых людей. А еще – что если я кому-нибудь расскажу, то со мной тоже может быть так…

Мы плакали с одноклассницей по скайпу. Я до сих пор не могу понять, как можно такое сотворить? Часто о таких «матерях» слышишь: она не мать, а как животное. Нет, друзья, животные лучше нас, людей. Львица закапывает убитое дитя и сутки сидит рядом с могилкой. Обезьяна, родив мертвый приплод, два дня ходит с ним, прикладывает к груди (!) и лижет, пытаясь оживить. Так на кого похожи мы, люди? На каких монстров?

История на этом не заканчивается. Любопытно, как отреагировала баба Зинаида.

– Ну ладно, не переживай. И никому ничего не рассказывай, – посоветовала бабушка внуку.

Нормальный совет, да? Гастарбайтер с матерью убили двухлетнего ребенка, положили на кухне, укрыли, а ночью, видимо, избавились от малыша. Закопали? Утопили? А бабка спокойно так дает советы запуганному внуку, не пытается разобраться, заявить в полицию об убийстве.

– А почему эта бабка в полицию не пошла? – спросила у одноклассницы.

– Я тоже поинтересовалась у своей свекрови. Сказала, что решили не заявлять, а то по судам затаскают, посадят еще. Нет, ты можешь себе представить? Решили они! Это что за изверги? Как они спят, живут с этим? И моя свекровь ведь продолжает дружить с этой тварью! Дальше – интересней: дело-то все равно возбудили.

– Как выяснили?

– Вот недавно – получается, спустя пять лет. Малыш везде в базах-то остался. Пришло время в школу идти, а его нет, вот тут и забили тревогу – сначала школа, потом социальные службы, и все выяснилось.

Когда слушаю про такие трагедии, вопрос только один: почему у нас отменили смертную казнь?

Есть и другие неоднозначные истории про мам. Плохая ли она мать, следующая героиня, – судить вам.

Моя соседка Ира – хорошая мама и жена, работает, по вечерам бегает с детьми по секциям, а потом еще выгуливает пса, ночью варит суп и тушит курицу. Ну, все как у всех: хочет всем угодить, всем помочь. Это я еще про уроки забыла. Смастерить поделку по окружающему миру, выучить стихотворение, проверить математику… В общем, можно до бесконечности перечислять то, что должна делать мама.
Это как мне дочка говорит:

– Мама не должна грустить никогда!

– Почему?! – восклицаю я.

– Потому что она мама!

С таким ответом и не поспоришь.

Вернемся к Ирине. Когда она родила Антошку, старшей дочке был всего годик. Антоха появился на свет в 42 недели, что не очень хорошо, в родах нахлебался околоплодных вод, это совсем плохо. Ребенка толком Ире не показали, на скорой – сразу в медгородок. Она за ним поехала, а по приезде выяснилось, что бесплатных палат нет.

– Берите платную, а если нет, то уезжайте. Раз в день – на кормление, – предложили ей.

Вообще это нормальная практика, но неприемлемая для мам.

– На тот момент денег у нас с мужем не было вообще. И сын месяц находился в патологии один. Знаешь, как они там лежат? Их кормят, меняют пеленки, а они все время кричат и плачут. Нет, это даже не плач, это ор. И к ним никто не подходит, потому что не до них. Я приезжала каждый день и ревела, чувствовала себя самой ужасной матерью на свете, из-за того что не было этих несчастных 10 тысяч рублей. Молоко у меня пропало, Антошка за месяц наорал себе две грыжи – паховую и пупочную, еще болел сильно, были кашель, насморк.

– Что с грыжами делали?

– Да все. И лечили, и заговаривать пробовали. Прошли вроде.

Я, когда слушала Ирку, поймала себя на мысли, что не осуждаю ее. Не знаю почему. А так-то, действительно, что такое 10 тысяч рублей в наше время? Кто-то будет читать и скажет, что это копейки и какая она мать после этого… Ну заняла бы, одолжила, да много вариантов! Да, «мамы разные нужны, мамы всякие важны»…

грудничек

фото: news.am

автор: Ксения Рис, газета «Вольный город»

источник: «Вольный город» № 70 (1072) 27.11.15vgorod-tlt.ru/n70-15/?n=6405

фото: из открытых источников