Недавно были два своеобразных праздника: День местного самоуправления и День российского парламентаризма. Эдакая победа демократических ценностей или, выражаясь языком либералов, торжество народной демократии.

Часть 1

Мало кто помнит, что был в России человек, которого не любили все или почти все. Как его только не называли и как только не обзывали! Константин Победоносцев. Очень некрасивый, мрачноватый и чересчур угрюмый. Консерватор, каких свет не видывал. Воспитатель двух российских императоров: Александра III и Николая II. Умнейший, образованнейший, он «заморозил» реформы Александра II, ибо считал, что для России смертельно опасны вся эта лабуда европейского парламентаризма, выборы и прочие разгильдяйство и разгул избирательного права, называл его «великой ложью нашего времени». Говорил, что всеобщие выборы рождают продажных политиканов и понижают нравственный и умственный уровни управленческих слоев.

Он подал в отставку с поста обер-прокурора Святейшего синода, как только в 1905 году приняли Конституцию. Предупреждал, что власть толпы плохо закончится для России. Признавал только сильную единоличную власть жесткой руки и твердой воли. Считал, что христианство есть духовная основа всякого права в государственном и гражданском быту и всякой истинной культуры, а политические партии – самые враждебные общественному порядку. Выступал противником проникновения религиозных сект в Россию.

На него устроили покушение, но пули ушли в потолок. Александр Блок писал в неоконченной поэме «Возмездие»: «Победоносцев над Россией простер совиные крыла». В общем, не понимала его интеллигенция. Да и как его было понять, когда манила и влекла свобода. Вот только никто не задавал вопроса: свобода от чего? Оказалось, от всего – и от совести в том числе. Константин Петрович умер в 1907 году, не дожив 10 лет до катаклизмов, о которых предупреждал.

День местного самоуправления установлен  в 2012 году – «в целях развития демократии и гражданского общества». А положила начало местному самоуправлению «Грамота» Екатерины II в 1785-м, закрепившая за населением городов единый сословный статус.

Через 80 лет Александр II определил, что местное самоуправление (МС) – это городские думы и управы (насколько точнее это понятие, чем дурацкое «мэрия»). Начиная с 1917 года всё пошло по Победоносцеву, но после переворота 1993-го ельцинская Конституция закрепила самостоятельность МС. Так появился еще один уровень власти для коррупции и воровства, для того чтобы во главе города мог оказаться случайный безграмотный, вороватый малый, человек с сомнительной биографией, без образования и опыта. Проку от МС никакого, один вред. Поневоле вспоминается Константин Петрович.

Ну а День российского парламентаризма еще хлеще. Его начало отсчитывают с 1906 года, когда избрали первую Государственную думу. Победоносцев еще застал этот маразм, когда все его слова про никчемные выборы в России подтвердились. Показательно, что в зале заседания второй (царской) Госдумы рухнул потолок (к счастью, до появления там депутатов). Но это событие было очень знаменательным, предвещавшим скорое обрушение всех устоев государства российского. И в наше время произошло нечто подобное, но уже с большими жертвами, когда расстрелянный из танков Белый дом сгорел. И на этом пожаре фактически сгорели зачатки назревшей демократии.

Царь разгонял Госдуму, Ельцин – Верховный совет, сейчас Госдума - место, где «дискуссии неуместны». Кому нужна эта пародия на законодательную власть, за коврижки и привилегии послушно дублирующую всё, что укажет и прикажет власть исполнительная? До народа ли им, «народным избранникам»? За большие деньги избираются, чтобы зарабатывать еще больше. Что делать? А по мне бы выборы взять да отменить (в том виде, как мы их переняли у Европы). В США система выборов еще хуже, там никто даже и не скрывает, что без денег не бывает кандидатов в любой орган власти.

Одного не мог предвидеть Победоносцев, что «самый-самый главный тиран» (как любят обзывать Сталина), имевший огромные полномочия, окажется самым ярым сторонником свободных независимых альтернативных выборов – ради реальной народной власти. Только теперь, благодаря архивным документам, стало известно, что именно Сталин, разработавший самую демократическую Конституцию за историю России, собирался (и все для этого подготовил) провести именно такие выборы, аналогов которым нет и по сию пору ни в одной стране мира. Пройти те должны были в 1937 году, уже напечатали бюллетени. Они были настолько «беспартийными», что их используют в 1989 году (через 53 года) на знаменитых альтернативных выборах первого Съезда народных депутатов СССР. Помните, тот, где Сахаров, Собчак, где выбрали известных и популярных, съезд, где говорили что хотели, а вся страна смотрела его заседания взахлеб, как увлекательный сериал?

Часть 2

Почему же они (выборы) не состоялись при Сталине? Это звучит невероятно, но Сталин планировал отстранить партию от власти, повернуть страну к демократической жизни, продвигая гибкую модель государственного устройства, где сильная исполнительная власть (правительство) сочетается с сильной законодательной вертикалью Советов. Партии отводилась роль идейно-политического воспитания. Это означало отделить государство от партии и создать реальный парламентаризм. По мысли Сталина, в СССР на свободных выборах (всеобщих, прямых, тайных, равных) соперничали бы профсоюзы, кооперативы, коллективы трудящихся, общественные организации, которые выставляли бы своих кандидатов в одномандатных округах на суд избирателей. Альтернативность подразумевала сразу несколько кандидатов в каждом округе.

Сталин в беседе с американским журналистом сказал:

– Всеобщие равные, прямые и тайные выборы в СССР станут хлыстом в руках населения против плохо работающих органов власти. Если народ кое-где и изберет враждебных людей, то это будет означать, что наша работа поставлена плохо, а мы вполне заслужили такой позор.

Это следовало понимать как требование обязательной смены руководства, удар по вельможам, засидевшимся на своих руководящих постах.
Начинать Сталин хотел с себя, предложив ликвидировать пост генсекретаря. Такого региональные партийные «князьки» ему простить не могли. Масштабы сталинского либерализма их просто ошеломили. Каково им было от него услышать:

– Это люди, которые считают, что законы писаны не для них, а для дураков… На что они рассчитывают, нарушая законы? Эти зазнавшиеся вельможи думают, что они незаменимы…
Регионалы поняли, что без поддержки сверху не преодолеют народный фильтр. Они объявили Сталину бой. В результате сталинский сценарий в ходе острейшей схватки, заговоров и противостояния был сорван. Регионалы развязали «большой террор» 1937 года в попытке сместить Сталина. «Проклятая каста», как называл их Сталин, взяла вождя за горло.

Конечно, было бы совершенно невероятным, если бы Сталин позволил съесть себя просто так, за здорово живешь. Антисталинисты приписывают ему «террор», делая ответственным за всё произошедшее в 30-х годах. Конечно, ему пришлось лавировать, мастерски используя противоречия между оппозиционерами: регионалы, «правые», военные, энкавэдэшники. Именно разногласия не позволили регионалам достичь единства и сплочения, необходимых для устранения Сталина, который репрессий не хотел, понимая, насколько абсурдным может стать массовый террор. Это видно на примере, когда Сталин предложил отправить Бухарина и Рыкова в ссылку, однако его предложение не прошло – ввиду упорного сопротивления партноменклатурных кланов, предлагавших репрессии в качестве решения всех проблем.

Они без удержу разоблачали «врагов» и требовали проведения репрессивных мер. Наиболее кровожадными выступали Косиор, Эйхе, Постышев и прочие (всех их потом реабилитировал Хрущев). Именно тогда в стране развернулся настоящий массовый террор, унесший жизни и правых, и виноватых. Регионалы провели серию тайных совещаний, где согласовали свои действия. По предложению Эйхе появилась первая карающая «тройка». Их создание было выгодно регионалам, они усиливали свои позиции и давали возможность наращивать репрессии на местах, саботируя реформы.

Для Сталина «тройки» создавали новую опасность, через них легко могли организовать настоящее сопротивление центру. И это явно не сталинская линия, что позволяет понять, кто был виновником чудовищных репрессий против священников. Тогда арестовали 33 тысячи священников, а ведь Сталин уже фактически свернул антицерковную пропаганду, закрыв все антирелигиозные издания. Опять налицо две совершенно разные линии.

К регионалам примкнули военные, Якир голосовал за расстрел Бухарина и Рыкова. О силе регионалов свидетельствует факт, когда они не приняли предложение о скорейших партийных перевыборах. Вот и верь про байки о сталинском всевластии» Именно регионалы чересчур усердствовали и в разоблачении «вредителей». У них был опыт бесчинств, творимых во время коллективизации. Ее опыт Сталин хорошо усвоил, а вот регионалы этих уроков не учли. Конечно, он не полагался целиком на стихию масс, движение снизу дополнил движением изнутри, организовав через секретный отдел ЦК скрытую связь с секретарями райкомов, натравив мелких партийцев на крупных. И тогда регионалы сделали ставку на военный переворот, намеченный на 1 мая 1937 года. Переворот не удался, и его военная верхушка была расстреляна. Воспользовавшись замешательством регионалов, Сталин санкционировал аресты секретарей крайкомов и обкомов. Однако пленум взбунтовался и отверг требования Москвы. Сталин явно переоценил свои силы. И он перестал противиться террору, чтобы сделать процесс хотя бы управляемым.

Современному человеку трудно понять обусловленную жестокость прошлого. Хотя давно бы надо научиться понимать Сталина, жившего и действовавшего ради построения сильной великой державы. А вокруг было слишком много тех, кто хотел только власти над людьми. Так что регионалы с радостной готовностью продолжили сажать и расстреливать. Круче всех действовал Постышев, организовавший в Куйбышевской области террор, невиданный даже по меркам тех времен. Члены команды Сталина разъезжали по стране, выводя из-под удара нужных людей и усугубляя участь особо опасных. Вождь не хотел пускать окончательно процесс на самотек.

Проводя репрессии, регионалы в конечном итоге подрывали свое собственное могущество. Неизбежно возникал вопрос: если в регионе столько врагов, кто в этом виноват? Пользуясь таким аргументом, Сталину удалось убрать ряд зарвавшихся регионалов, но оставался высший эшелон, входивший в Политбюро. Атаковать их впрямую было опасно: они могли сделать ставку на сепаратное отделение своих регионов и началась бы гражданская война (вспомним горбачевщину). Сталин умело использовал непомерно честолюбие «князьков», предложив им посты в правительстве. Клюнули, подвоха не поняли, думали, что из центра легче захватить власть. Но Сталин больше не собирался уступать. Первым арестовали Постышева за небывалый размах репрессий в Куйбышевской области. За ним пришло время и главных регионалов: Эйхе, Косиора, Чубаря. Сталин стал бить по ним, уже не оглядываясь.

Сталин поступил жестко, но справедливо. Он уничтожил заговорщиков и беспредельщиков. Сталинский урок не пошел впрок хрущево-брежневским партократам, разложившим страну. Теперь вождь должен был вернуть страну к нормальной жизни. Судьи стали в массовом порядке отправлять липовые дела на дорасследование, все обвинения по политическим мотивам – только с согласия союзной прокуратуры. Доносчиков привлекали в судебной ответственности. Но оставалось еще НКВД, которое Ежов превратил в некую доминирующую ветвь власти, он даже решил замахнуться на членов сталинской команды и самого… После ареста Ежова в его сейфе нашли досье на Сталина, кабинет которого НКВД регулярно слушало.

Перемены происходили в лучшую сторону. Верховный суд получил право рассматривать в порядке надзора дело любого советского суда, отменив исполнение 40 тысяч смертных приговоров за «контрреволюцию». Восстановлен прокурорский надзор над НКВД, прекращена деятельность «троек», освобождены все незаконно арестованные – 330 тысяч человек, свыше 800 тысяч пострадавших реабилитированы.

Большой террор нанес огромный удар по реформаторским замыслам Сталина. Мир за это время поменялся – Мюнхенский сговор показал, что Запад подталкивал Гитлера против СССР. Надо было экстренно готовиться к войне, в том числе выдвигать грамотные молодые кадры, ориентированные на созидание. Кадровая политика становилась главной заботой руководства. Замысел реализовывать свободные альтернативные выборы в ожидании войны пришлось отложить. Потом грянула война, а в 1945 году Сталин перенес первый инсульт. Время работало против вождя: он старел, терял влияние на ближайшее окружение.

И все-таки в 1946-м начата работа над проектом, призванным радикально преобразовывать жизнь в стране, включить в управление всех граждан СССР. Любая госдолжность могла быть только выборной. Гражданам и общественным организациям планировалось дать право проводить всенародное голосование по всем важнейшим вопросам политики, экономики, культуры и быта. Далее последовали бы серьезные перемены идейно-политического курса. Хвати тогда сил у вождя – и неизбежно партия оказалась бы на вторых ролях, а основой идеологии стал бы национальный державный патриотический социализм. Полностью прекращена антирелигиозная пропаганда.
Но… 5 марта 1953 года Сталин скончался, после чего партийные догматики свернули все его начинания.

Часть 3

Прошло много лет. И в так называемой новой России – ни по Победоносцеву, ни по Сталину. Опять партократы да бюрократы правят страной. Парламентаризм – курам на смех, и говорить не о чем. А вот про местное самоуправление, пожалуй, надо бы порассуждать, оно ведь нас всех касается буквально по месту жительства. И сразу возникает вопрос: а нужны ли здесь выборы? В разгар каждой предвыборной кампании народ превращают в электорат и делают с ним что хотят: с помощью денег, обмана, рекламы, запудривания мозгов. Да так, что избиратель подчас забывает, что выбирать надо, кроме всего прочего, человека. Нормального, порядочного, профессионально подготовленного.

Вместо этого подсовывают «живописные» программы, которые никто не собирается выполнять. Жизнь показывает, что выборы всех рангов и уровней раскалывают людей, ничего не добавляя ни в политику, ни в экономику, ни в уверенность, что жизнь реально станет лучше. И потом весь срок до новых выборов приходится жить в состоянии неопределенности или недовольства. Особенно это касается партий, где коллективная безответственность полностью нивелирует спрос с каждого члена этой партии.

С некоторых пор в России муниципалитетам разрешено принимать решения о выборных органах самостоятельно, что позволяет закреплять различные варианты формирования представительных органов. Конституционный суд Российской Федерации подтвердил возможность безальтернативной модели наделения полномочиями местных депутатов и главы. Чем, как известно, и воспользовались у нас в Тольятти. Но что толку, если эта возможность не используется уже который год. Вот уж и новых (похоже, со «старыми дырками») депутатов скоро изберут, вот уж и мэру скоро срок «скостят», а две власти в нашем городе так и не разобрались между собой.  От этого страдают и город, и жители, и перспективы развития Тольятти.

Жалеть о выборах не стоит: явка падает, избиратели разочарованы. Правда, опыт Жигулевска и Самары с сити-менеджерами тоже не вдохновляет, но там был безальтернативный вариант. Хотя есть другие примеры, их надо анализировать и выбирать лучший. От прямого голосования отказались почти половина из 106 крупных городов. Скажем, в Петрозаводске главу просто назначает городской совет. В Краснодарском крае – конкурсная комиссия, состоящая из депутатов городской думы и представителей краевой администрации, отбирает из всех претендентов несколько кандидатов. Затем гордума выбирает из них главу, в чьих руках – вся полнота исполнительной власти, а думу возглавляет, как и раньше, председатель.

В Свердловской области вообще ликвидировали должность главы, но вмешался губернатор, наложив вето, и мэром Екатеринбурга оказался небезызвестный Ройзман. По-моему, похоже на сговор или на чье-то влияние. В Хакасии вычеркнули из местных уставов слово «мэр» и теперь эта должность носит нормальное русское название – глава города.

В Тольятти пошли не по оптимальному (на мой взгляд, даже неудачному) варианту, когда гордума утверждает главу муниципального образования, всерьез ни на что не влияющего, а губернатор заключает контакт с сити-менеджером, контролирующим здесь все финансовые потоки. Считается, что такая схема достаточно эффективна, но скандал с юбилеем «сити» Самары показал: бесконтрольность и полнота распоряжения финансами способствуют злоупотреблениям. Хотелось как лучше, чтобы выстроить вертикаль власти, а зависимость от мнения регионального руководителя, дескать, заставит городского чиновника работать честно и энергично. Но, как говорится, слаб человек, если не чует над собой реального дамоклова меча.

Вот уже в 48 региональных столицах и почти в 5 тысячах муниципальных образованиях правят сити-менеджеры. Скоро к ним присоединится и Тольятти, который наконец-то избавится от самоуверенного неумехи, которого давно надо было бы отправить в отставку. Согласно закону, он не смог бы оспорить такое решение даже в суде. Однако депутаты разные случаются (кого-то, видимо, купили, кого-то – ублажили, третьим – пригрозили, к каждому нашли подходец), и всё осталось по-прежнему, хотя горожанам невмоготу. Но кто их слушает? Проблемы с земельными интересами, финансовыми потоками нарастают и обостряются.

Обыкновенный житель плохо разбирается в интригах и подковерных играх, ему по сути всё равно, какая власть – муниципальная или государственная. Ему нормальная жизнь нужна: когда и транспорт, и дороги, и тепло, и всё остальное – для него, ради удобств и порядка. И если на смену одному бестолковому придет ничуть не лучше (хотя куда уж хуже), населению будет всё равно: избран или назначен мэр, глава или сити-менеджер…

Сергей Дьячков, почетный гражданин Тольятти

Источник: «Вольный город», №19 (1096) 20.05.2016

картина в Русском Музее

фото: из открытых источников