В связи с дефицитом госбюджета заговорили об изменении системы налогообложения: отказаться от «плоской шкалы» (13% для всех) и перейти к прогрессивной, когда бедные не платят ничего, а богатые – очень много.

В цивилизованных странах с высоким уровнем социальной поддержки неимущих состоятельные порой вынуждены делиться большей частью своих доходов. Как известно, там частенько возникают скандалы по поводу сокрытия доходов или уклонения от налогов со стороны известных личностей. Особенно людей творческих, чьи заработки и доходы трудно контролировать. Но контроль жесткий и учет серьезный, невзирая на популярность, статус и талант. Платить должны все.

На памяти история с гениальным режиссером Бергманом или нашумевшая сенсация с актером Депардье, сменившим французское гражданство на российское. По сути это было элементарное уклонение от налогов, осуждаемое в нормальных странах. Мы же носились с ним как с писаной торбой, умилялись, задаривали актера всем подряд – от рубашки до квартиры, словно нищего беднягу. Полный финансовый разврат. А всё потому, что у нас не закон правит, а чиновник на нужном месте.

Последнее время слышишь: президент дал понять, что неприкасаемых у нас нет. Выходит, по закону у нас были неприкасаемые и потребовалось указание главы государства. Что, извините, за фигня в нашей России-матушке уже столько лет? И сколько сие будет продолжаться?

Естественно, что против прогрессивного налога немедленно выступила творческая тусовка шоу- и медиабизнеса. Они гребут кучу неучтенки и в ус не дуют. Теперь их вдруг начнут «раздевать» и отнимать лишнее. Проще говоря, заставлять делиться с нуждающимися.

Обозреватель одной столичной радиостанции решил заняться математическими выкладками по поводу налогообложения. Но, выражаясь его словами, арифметика получилась «выворот на шиворот». Дескать, богатые при существующей системе платят больше бедных, и далее считает: при зарплате в 1 миллион отдают 130 тысяч, а при заработке в 10 тысяч – только 1 300. Порядочный справедливый «математик» считал бы совсем по-другому. У миллионера остается 870 тысяч, а у бедного – 8 700 рубликов. Один может шиковать (гуляй – не хочу, покупай – наворочу), другой сходит на рынок – и половины жалких денег как не бывало. Только бы ноги не протянуть, дожить до зарплаты.

А как должно быть по справедливости или, точнее, как в других социальных государствах? Богатый отдает 40, а то и 60%, ему остается 400 тысяч, а неимущий с малым доходом вовсе освобожден от налога, и ему еще приплачивают пособие на бедность 5-7 тысяч (худо-бедно уже можно, не шикуя, существовать).

Откуда брать на доплаты, пособия и прочее? Да вот как раз из тех средств, что взяли у состоятельных. В России ведь главные богачи – вовсе не предприниматели-трудяги. По статистике, миллионеров всего-то 200 тысяч на всю страну, да и то большая часть из них капитал сколотила не трудом-горбом, а другим местом, вернее на нужном месте с нужными людьми или необходимыми «орудиями труда». А главные (учтенные-неучтенные, подпольные или явные) капиталисты в России – чиновники, частенько депутаты. В той же Госдуме зарплата депутата – более 400 тысяч, а со всеми льготами, благами, помощниками и прочим, возможно, далеко перемахивает за миллион.

Но в том-то вся и штука, что именно они и принимают законы, а управляют ими чиновники. Станут ли они все себя обделять, обеднять? Ответ понятен. Еще Руссо ой когда доказывал, что «народные представители» в преобладающем своем числе не могут представлять никого и ничего, кроме своих частных интересов. Мы правоту этих слов видим, наблюдаем и убеждаемся: прав был Жан Жак. Жируют, воруют, мухлюют и еще называются «верховная власть».

Как написала ушедший от нас замечательный поэт Новелла Матвеева: «Какого ж им от нас рожна?! Зачем я верить им должна?» Вот и я тоже не верю.

Автор: Сергей Дьячков, социолог, почетный гражданин Тольятти
Источник: «Вольный город», № 46 (1123) 25.11.16

налоговый кодекс

фото: из открытых источников