Один из лучших в России притравочных станций для охотничьих собак.

Поселок Формальный Кинельского района Самарской области еще несколько лет назад снискал известность среди охотников чуть ли не со всей страны. На его территории находится притравочно-испытательный комплекс (ПИК) «Степной» - станция для обучения норных собак. Аналогичные объекты сегодня существуют почти в каждом регионе России, но именно наш комплекс стал одним из немногих, куда специально приезжают со своими питомцами, преодолев сотни километров дорог.

Все по норам!

Небольшая притравочная станция включает в себя две искусственно сделанные тренировочные норы, где собак готовят к охотничьей жизни, и вольер, где содержатся животные, на которых отрабатывают навыки обучаемых. Сегодня все это находится в хозяйственном ведении ГБУ Самарской области «Управление охотничьих и водных биологических ресурсов», которое является подведомственным учреждением областного департамента охоты и рыболовства. На первый взгляд, ничего особенного. Пока не понимаешь, что представляет собой процесс подготовки для охоты братьев наших меньших.

Собака для охотника – больше, чем животное. Это верный друг и надежный помощник в поиске дичи. Его задача – взять след, указать охотнику, где находится зверь, а когда надо – вытащить его из норы или задержать на месте до появления человека с ружьем. К так называемым норным собакам относятся терьеры (в переводе с французского terrier означает «нора», «логово») - вельштерьеры, ягдтерьеры, фокстерьеры, бордертерьеры, а также таксы и лайки. В основном их используют для охоты на барсука и лису.

О том, как на территории комплекса проходит обучение собак, рассказывает и показывает специалист ПИКа, егерь Владимир Анцинов:

- Норная охотничья собака должна уметь ходить по норам, уметь найти и облаять зверя. Лаем она показывает, что нашла его. Далее ее задача - или вытащить зверя, или дать понять охотнику, что в норе его нет. Обучение собаки мы начинаем с того, что знакомим ее с норой. Обычно это щенки в возрасте четырех-пяти месяцев. Щенок должен свободно, не боясь, ходить по норе. Второй шаг - знакомство со зверем. Это происходит на поверхности через клетку. Клетка нужна, чтобы они друг друга не покусали. Одно из главных наших правил – избежать травм. Лечить диких животных очень нелегко, а травма собаки на стадии обучения затруднит дальнейший процесс. Однажды одну из собак цапнул в норе барсук. После этого нам потребовалось полгода, чтобы дать ей перебороть страх перед норой и зверем. Для начала желательно познакомить собаку с енотом, как наиболее спокойным из наших зверей, чтобы собака сразу не испугалась. Обнюхав его, щенок должен залаять. Потом мы можем посадить в клетку лису.

Говоря о тренировочной норе, Владимир имеет в виду специально сконструированный из строительных материалов надземный тоннель с системой котлов – отсеков, где можно запирать зверя на какое-то время, чтобы тот не убежал слишком далеко. В П-образной норе (тоннеле), которую егерь показывает мне в первую очередь, отрабатывают способность собаки брать след, перемещаться в норе и верно реагировать на сидящего внутри зверя. По правилам, собака должна как можно быстрее добраться до цели и облаивать ее не меньше десяти минут кряду. Это качество собаки держать зверя, «прилипнуть» к нему на сколько нужно, называется вязкостью.
Пока мы разговариваем, за нами через ограду внимательно наблюдает вельштерьер Владимира по кличке Челси. Единственная собака на ПИКе и, по словам самого хозяина, единственный вельштерьер в Самарской области, который преуспел в охоте на барсука. Маленькая, милая на вид собачка-медалист, не даст себя в обиду когтистому и клыкастому хищнику, который может изуродовать и даже убить четырех крупных собак за раз. Более того, эта малышка ходит даже на кабана! По словам егеря, Челси может свободно удерживать вепря на месте, наступая и отступая, заставляя его вертеться волчком, но уклоняясь от опасного поединка. Вот почему Челси стоит около 50 000 руб. (в полторы тысячи обходится только ее стрижка).

Перед тем, как показать мне нору «восьмерку» - огромный туннель из двух соединенных между собой кругов, Анцинов дает Челси погулять. Та сразу же бросается к П-образной норе. Обнюхав вход, она отбегает.

- Хорошая собака не полезет в нору, если не учует в ней зверя, - объясняет Владимир. – А вот если зверь там есть, Челси оттуда не вытащишь, - смеется он. – Так и будет облаивать. Подумать только, а ведь поначалу ее в нору было не затащить. Не шла – и все. Потом втянулась и стала одной из лучших в области в своей породе. Так что не бывает безнадежных охотничьих собак. Все достигается упорством и тренировками.

«Восьмерка» - нора закрытого типа, где предусмотрено много вариантов передвижения. Поэтому в ней устраивают гонки между собакой и лисой. Так отрабатывается скорость четвероногого охотника. Понятно, что в большинстве случаев побеждает лиса – нора ее стихия. И потом, это животное не зря считают одним из хитрейших на планете. Она прячется, выжидает, всячески обманывает… Смотреть на это наверняка занятно. Жаль, я этого пока не увижу. Занятия пройдут в другой день. Таких «восьмерок» в России очень мало. Поэтому многие заядлые охотники приезжают сюда со своими любимцами, не взирая на расстояния. Настолько ценен для собаки получаемый здесь опыт.

«Победа» по-собачьи

В зверинце притравочного комплекса стоит шум и гам. В передних решетчатых «номерах» эконом-класса расположились барсуки. Несмотря на то, что этих ребят нельзя кормить с рук, к ним, как и ко всем остальным, относятся по-доброму. Когда я подхожу к их клеткам с фотокамерой, они громким хрипом дают понять, что не одобряют мою затею. В другом конце полукруглого ряда несколько енотов. Внешне чем-то похожие на барсуков, они ведут себя тихо и незаметно. Но больше всех в здешнем зверинце лис – от чернобурок до огневок. Разные по характеру, они встречают меня то нападками, то равнодушием, то с интересом смотрят в объектив.
Обитателей этих клеток находят главным образом в окрестных лесах. Лишь несколько лис сюда когда-то передал самарский зоопарк. По словам специалиста комплекса Светланы Пыщенко, животные получают тут все, что нужно.

- Был у нас такой случай, когда несколько лис сбежали, - вспоминает она. - Я переживала, а Владимир Николаевич сказал: «Есть захотят – вернутся». Так и вышло. У них была возможность возвратиться на волю, но они этого не сделали. У нас они живут до самой старости, даже когда уже не могут работать с собаками. Их регулярно кормят, лечат и дают все необходимые витамины.

Уходя, мы с Владимиром опять проходим мимо Челси. Шутки ради он просит собаку встать на задние лапы, делая вид, будто у него в руке что-то есть. Челси дает себя обмануть лишь раз и сразу понимает, что к чему.

- А когда становится ясно, что собака готова? – спрашиваю я его, глядя на маленькую умницу.
- Если она отработает все нормативы, то готова, - отвечает егерь. - Добиться этого бывает непросто. Сначала многие собаки неохотно приступают к своим обязанностям. Но в итоге природа берет свое, и собака вырабатывает качества, ради которых выводили ее породу. Победу возвещает первый собачий лай.

Весело тявкая и помахивая хвостиком, Челси еще долго провожает нас взглядом через оградительную сетку.

- Человек - никакой не царь природы, - добавляет Анцинов. – Если даже собака ничем не глупее его. Разве что говорить не умеет.

pritravochno-ispytatelnyi-kompleks-stepnoi-01

pritravochno-ispytatelnyi-kompleks-stepnoi-02

pritravochno-ispytatelnyi-kompleks-stepnoi-03

pritravochno-ispytatelnyi-kompleks-stepnoi-04
Роман Арсенин, "Самарские известия"

фото: Самарские известия

фото: из открытых источников