Можно ли беженцев в чем-то обвинять, пока сам не попадешь в беду

Читатели наверняка помнят, что осенью в тольяттинских пансионатах жили беженцы с Украины (несколько сотен человек), которых город бесплатно приютил, обеспечив крышей и питанием. Журналистам тогда не дали возможность съездить в эти пункты временного пребывания и пообщаться с украинцами (мэр сказал, что люди пережили шок и не нужно их беспокоить), а потом стало известно, что их вообще оттуда выселяют. Мы разыскали одну из беженок – Наталью Капинос, которая вместе с мужем и тремя детьми какое-то время жила в «Зеленом береге», а сейчас семья снимает маленькую квартирку в хрущевке на улице Мира…

Читайте по теме:

Тольятти: интервью с беженцами с Украины

Жуткие воспоминания беженцев с Украины о Тольятти

Тольяттинцы помогают приехавшим семьям с Украины

Где будут жить, лечиться и учиться беженцы в Тольятти

Как живут беженцы с Украины в Тольятти

К нам прибыли новые беженцы с Украины

– Жили мы в Алчевске (промышленный городок с населением чуть более 100 тысяч человек, недалеко от Луганска), я сидела с детьми, муж работал – ремонтировал квартиры, – говорит Наталья. – Когда окраины города начали обстреливать, а у нас задрожали дома стекла, свекровь позвонила в 6 часов утра и стала кричать: «Пусть немедленно уезжают». Не хотела я сначала без мужа никуда ехать, но потом поняла, что другого выхода нет. Взяла детей, сумку, коляску – и вперед.

– Почему без мужа?

– «Зеленый коридор» предоставили только для женщин и детей. Он потом самостоятельно выбирался. Говорит, что пешком шел от Алчевска до Изварино. А мы сначала попали в палаточный городок в Донецке, где нам предложили на выбор ехать в Читу или Улан-Удэ. Стала говорить, что у меня дети и в такую даль я с ними просто не доеду, после чего все-таки дали направление на Самару. Вывозили в Россию специальными автобусами через пропускной пункт Изварино. Пока ехали, вспомнили «Отче наш…»: где-то неподалеку от дороги разрывались снаряды. Украинской границы как таковой не было (сидели какие-то мужчины, наверное – ополченцы), так что сразу оказались на российской стороне.

– Что было, когда добрались до Самары?

– Нас встретили и на шести автобусах отправили в Тольятти. Одних в «Зеленый берег», других в какие-то «Дубки»… Расселили нормально, нам дали комнату с пятью кроватями, кормили поначалу хорошо. Потом что-то непонятное начало твориться: еду такую давали, что в рот не возьмешь. Конечно, повара здесь ни при чем. Им дали рис, вот они его и варили три раза в день. Вообще, мы потом узнали, что оказывается, за наше пребывание пансионат получал компенсацию в размере 800 рублей в день на человека. Нас пятеро, так что получается 4 тысячи. Извините, конечно, но я не верю, что наша семья жила в «Зеленом береге» на 120 тысяч рублей в месяц.

Были проблемы с горячей водой, с медобслуживанием (в пансионате основное лекарство – активированный уголь, а по остальным поводам вызывали скорую), а детское питание сначала нормальное давали, потом завезли кашу, которой надо с ложки кормить. А у меня младшей на тот момент было всего шесть месяцев, то есть без бутылочки с молоком нам вообще никак. Помогла нам в этом вопросе Любовь Ивановна из администрации пансионата.

– По поводу воды и прочих неудобств кто-то из беженцев пытался возмущаться?

– По поводу воды нам сказали, что поломался бойлер. Конечно, люди возмущались, устраивали собрания, просили, чтобы эти 800 рублей дали наличными… Но нам сразу намекнули, что если еще раз заикнемся по поводу денег – вообще выселят. А еще к нам приезжала женщина-психолог, которая проводила воспитательную беседу. Она говорила: «Вас здесь никто не ждал. Зачем понаехали сюда? Чтобы кусок свой урвать?» У нас девчонки чуть ее не побили. Вы поймите, что мы сюда приехали не потому, что захотелось…

Андрей Липов, газета “Вольный город”

фото: из открытых источников