Мошенничество в сфере кредитования и не только

Наталье Озеркиной 26 лет. До 18 она жила в деревне Ульяновской области, потом перебралась в Тольятти, где кочевала с квартиры на квартиру. Через два года с болезнями вернулась домой, родила дочь, лишилась родительских прав и снова оказалась в нашем городе. Здесь познакомилась с неким Владом, которого, по ее словам, поймали потом на Украине и посадили за сутенерство.

И вот такой «дамочке» в банке выдали автокредит на приобретение «калины». О чем думали специалисты, остается только догадываться. Озеркина с ее среднедеревенским образованием особым интеллектом не отличается, поэтому подельник для нее все написал на листочке: как представиться, что сказать по поводу кредита, якобы своей денежной работы и так далее. Стоило сотрудникам повнимательнее посмотреть на клиентку или задать побольше вопросов, обман открылся бы сразу. Но – не стали, не захотели, не догадались.

Про подельника Озеркиной мы уже писали. Это Алексей Ковалев – инвалид, страдающий церебральным параличом. Он утверждал, что, получая только пособие на санаторно-курортное лечение (3 300 рублей), съехал из отцовской квартиры и сейчас арендует однокомнатную на улице 40-летия Победы. Ежемесячно вынужден платить 12 500 рублей плюс коммунальные расходы. Чтобы были деньги, неофициально работал диспетчером в такси и мошенничеством помогал всем желающим получать автокредиты, для чего покупал сим-карты (при проверке банков отвечал на звонки, изображая работодателя) и подделывал нужные справки.

Конечно, у Озеркиной и Ковалева были еще подельники, тут важен итог: Банк выдал кредит – 307 216 рублей. Из них 54 тысячи составил гонорар. Ковалев утверждает, что отдал Озеркиной 50 000 рублей, Наталья называет сумму на 5 тысяч меньше. Самое смешное – владельцем машины продолжала числиться Озеркина. Вот что рассказала свидетельница:

– Я решила купить автомобиль и с сожителем, точнее гражданским мужем, начала ездить по салонам. Тут позвонил отец и сказал, что у него есть знакомый, который занимается продажей машин. Мы приехали на улицу Ботаническую, посмотрели бежевую «калину». Нам сказали, что машина новая, приобретена по спискам ВАЗа, стоимость – 370 тысяч. В ходе переговоров знакомый позвонил какому-то парню, и тот снизил цену на 10 тысяч. Тогда мы поехали в фирму, подписали договор купли-продажи. В ПТС владельцем машины была указана Озеркина. Это не вызвало у меня подозрений: сейчас автомобили часто продают по доверенности. Только через несколько месяцев я узнала, что купила машину, которая находится в залоге у банка.

Статья 159.1 Уголовного кодекса (мошенничество в сфере кредитования) – не единственная в «арсенале» уроженки деревни Красный бор. Меньше года назад Наталья познакомилась с Владиславом, который привел ее к себе домой. Правда, в квартире еще жили его мать и два малолетних племянника, но молодая «семья» решила не обращать внимания на некоторые неудобства.

Любовь Ивановна была не в восторге от выбора сына: Озеркина не работает, бросила ребенка, не имеет даже документов (паспорт у нее забрал владелец одной из съемных квартир, где Наталья неизвестно чем занималась). Словом, пенсионерка комнату от нее не закрывала, но ключи от квартиры не дала.

Через полгода Озеркина отомстила ей за бурчание и нотации – украла пенсию. До этого предложила «свекрови» выпить. Та глотнула самогона и вскоре уснула, а «сноха» ближе к полуночи забрала 14 035 рублей и уехала… к бывшему любовнику. Где был в это время Владислав? Спал в зале.

Примерно в три часа ночи Озеркина «нарисовалась» у своего дружка и позвала за покупками в «Ленту». Поехали на такси и втроем: она, он и его такой же пьяный приятель. В торговом центре Наталья купила продукты, одежду и горшок с кактусом. Наверное, так она понимает семейный уют. Удивила цветовая гамма носильных вещей: серая пижама, зеленое нижнее белье, оранжевые носки, сиреневые тапочки и так далее.

Если бы надела все разом, то получилась бы пьяная радуга.

Утром Любовь Ивановна, обнаружив пропажу пенсии и отсутствие «снохи», сопоставила два этих факта и  сделала правильный вывод:

– Она украла, больше некому.

И заявила в полицию. Когда Озеркину задержали, у нее из похищенных денег осталось только 3 000 рублей.

Пенсионерка сильно разгневалась и выгнала «молодых» на улицу. Масла в огонь, вероятно, подлило и то, что сын простил «жену» – ее внезапное исчезновение с деньгами матери.

Чтобы получить минимальное наказание, Озеркина отдала пенсионерке 10 тысяч, а потом говорила об этом при каждом удобном случае и даже просила ее амнистировать. Государственное обвинение в суде поддерживал помощник прокурора Комсомольского района Дмитрий Чупшев. Он сразу подчеркнул, что оснований для амнистии нет: Озеркина лишена родительских прав.

Приговор – год и три месяца исправительных работ. Не самое строгое, но все же наказание. Кроме того, Озеркиной надо выплатить причиненный ущерб: пенсионерке – 1 050 рублей, банку – во много раз больше.

наручники на женщине

фото: news.meta.ua

Андрей Липов, «Вольный город»

фото: из открытых источников